Туристический центр "Магнит Байкал"
                                                                                
                                                                                                                                    

Суббота, 23.09.2017, 01:10
Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход

Страны, города, курорты...

Главная » Файлы » Эти поразительные китайцы


Дружба и смешанные браки
[ ] 02.10.2010, 15:17
Дружба и смешанные браки
 
«У кого есть друг под небом, тот даже на краю света не на чужбине». (Китайская пословица)
 
На Тайване контакты китайцев с иностранцами ни в коей мере не явля­ются предметом ограничений. Соответственно, с иностранцами там об­ходятся сердечно и беспристрастно, по меньшей мере до тех пор, пока те прямо не захотят сочетать браком собственного сына или дочь.
В Китайской Народной Республике тоже, безусловно, в настоящее время допускаются дружеские контакты между иностранцами и китай­цами. Еще недавно же обычный гражданин без особых связей, пожа­луй, побоялся бы пустить иностранца пожить в своей семье несколько дней, так как дружба между европейцами и китайцами в пределах гра­ниц Народной Республики была в прошлом весьма щекотливой темой. Контакты между отечественными гражданами и иностранцами с мо­мента провозглашения Китайской Народной Республики с недоверием прослеживались, регистрировались и при необходимости запреща­лись. Многочисленные идеологические кампании посвящались среди прочего осуждению «загнивающих» западных стран. В это время могло быть уже опасным несанкционированно, т.е. без разрешения, прово­дить переговоры с иностранцами: они могли быть расценены как не­уместные.
То, что вопреки всему сердечная дружба между иностранцами и ки­тайцами могла и может возникать, является очень приятным фактом для большинства иностранцев. Этот человеческий контакт в Китае поз­воляет сделать официальное упрямство и подлость повседневной жиз­ни второстепенными. Разумеется, дружба с иностранцами начинает проявляться только тогда, когда политическая весна смягчает новый ледниковый период, уменьшает потенциальную опасность для самих китайцев. Очень хорошо после поездки по Китаю поддерживать пере­писку, но письма при определенных обстоятельствах читаются также и в другой инстанции. Следовательно, из чувства осторожности следует соблюдать сдержанность. Это касается, впрочем, и переговоров. Полу­чается так, что китайцы рассматривают иностранца в качестве достой­ного доверия партнера по переговорам уже только потому, что тот не является китайцем. При известных обстоятельствах вам будут доверять вещи, которые с той же открытостью не расскажут никакому китайско­му знакомому и которые, если они окажутся ложными, пожалуй, могут причинить вред. Коммунистическая партия и государственная власть поддерживают свои идеологические требования, вероятно, уже только для вида, и все же тайная полиция, гунаньцзюй, все еще продолжает наводить на людей страх.
В то время как различные враждебные к иностранцам кампании мог­ли приводить к тому, что за иностранцем часто устанавливалось наблю­дение, и поэтому некоторые китайцы, очевидно, боялись быть замечен­ными в его обществе, в то время как другие сразу приглашали всю груп­пу иностранцев в ресторан. Не всегда при этом личная храбрость соот­ветствующей личности была решающей. Тот или иной субъект не имел, вероятно, никакого страха перед гунаньцзюй только потому, что сам был осведомителем.
Также в западных странах китайцы из Китайской Народной Республи­ки состоят под наблюдением, точнее, они наблюдают друг за другом. Тот, кто одновременно приглашает нескольких китайцев, должен избе­гать обсуждения политических тем. Почти невероятно, чтобы житель Народной Республики в присутствии земляка высказывал свое честное мнение, и тем не менее, если в виде исключения возникает все же необ­ходимость в откровенных высказываниях, то существуют собственно только две возможности: либо упомянутое лицо будет раскаиваться в этом, либо ему нечего бояться и оно только провоцирует другого на не­осторожное высказывание.
Совсем иного рода трудность при контакте с китайцем в Народной Ре­спублике заключается в том, что некоторые из них - если даже не все -не могут не раздражать европейца своим очевидно расчетливым поведе­нием. Иностранцы в Китае обладают особенным статусом, который они неминуемо привозят с собой: при любом удобном случае они рассматри­ваются в качестве средства для достижения целей, будь это желание при­близиться к трудно доступным товарам, будь это желание найти за гра­ницей рабочее место или покинуть страну. Иностранцы, которые глубоко разочарованы, так как дружба оказывается, в конце концов, связью, пре­следующей определенные цели, могут решить, что в сегодняшнем китай­ском обществе вообще полезность дружеских отношений не может быть точно и однозначно отделена от бескорыстности чувств. Некоторые ки­тайцы устанавливают между собой подобные полезные «дружеские» кон­такты, но существуют и другие китайцы, которые отклоняют такие отно­шения и думают о них так же, как, пожалуй, и большинство европейцев. В конце концов, способность почувствовать, с каким намерением некто ищет контакта, является вопросом опыта и инстинкта.
Надежда получить возможность выехать из страны также может под­толкнуть человека к оценке иностранца как потенциального кандидата для брака. При этом не один расчет должен участвовать в игре. Он про­сто повышает ее привлекательность. Если такие браки дают все, что они обещали дать, все участники довольны.
Тем не менее, смешанные браки традиционно оцениваются скорее отрицательно. Это относится и к Тайваню, и к Китаю, и к китайским об­щинам Индонезии. Китайцы или китаянки, состоящие в связи с иност­ранными партнерами, наталкиваются вне интеллектуального и интерна­ционально ориентированного круга на удивление и непонимание. Преж­де всего, если единственный или старший сын приезжает домой с ино­странкой, мало кто из родителей бывает в восторге. Иностранки счита­ются «кайфаи» - «открытыми», - что означает по китайским понятиям «быть доступной в любое время», и поэтому чрезвычайно презираются. Китайские мужчины, которые появляются вместе с западной женщиной, подозреваются также по этой причине прежде всего в самых нечести­вых намерениях.
Выходит так, что при таком смешанном браке основатель нового ро­да будет метисом, а это крайне сложно себе представить. Метисы не считаются настоящими китайцами. Так же, конечно, немногие склонны у нас принимать афроевропейского ребенка от смешанного брака за на­стоящего немца, француза или англичанина. Значит, наши точки зрения не так уж различны. Европейско-китайские метисы совершенно так же никогда не принадлежат в Китае к настоящим китайцам. О тех, кто при­ятен, удачлив и умел, говорят: «Посмотрите! Как они все же похожи на нас, китайцев». О несимпатичных, неудачливых или совершенно крими­нальных личностях говорят так: «Ничего удивительного. Они же только иностранцы».
Таким образом, браки между западными женщинами и китайскими мужчинами являются сегодня очень большим исключением. Чаще случа­ется, что китаянка выходит замуж за иностранца. Эти браки должны, ве­роятно, рассматриваться в их среде с примерно таким же удивлением, однако в этом случае вопрос потомства часто видится менее проблема­тичным, так как дочери традиционно принадлежат семье законного му­жа. Во многих китайских семьях все еще действует конфуцианское пра­вило, по которому только сыновья могут продолжать родословную.



Категория: Эти поразительные китайцы | Добавил: magnitt
Просмотров: 3268 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Copyright MyCorp © 2017
Сайт управляется системой uCoz