Туристический центр "Магнит Байкал"
                                                                                
                                                                                                                                    

Суббота, 16.12.2017, 00:01
Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход

Страны, города, курорты...

Главная » Файлы » Эти поразительные китайцы


Вежливость
[ ] 02.10.2010, 15:05
Китайские будни
Вежливость
Самым раздражающим в китайской вежливости иногда является кажу­щаяся противоположность тому, что люди на западе понимают под веж­ливым поведением. «Тле Lack of Sincerity - «Недостаток откровенности» -так озаглавил американский миссионер Артур Смит в 1894 году целую главу, которая была посвящена китайской вежливости:
«Истинную причину чего-либо едва ли можно ожидать узнать, и даже если (причина) названа, на это нельзя полагаться... Китайский препода­ватель сделал замечание к содержанию, что никогда нельзя отклонять просьбу резким образом, но скорее, наоборот, в ней следовало бы фор­мально уступить наполовину, однако без какого-либо намерения факти­чески ее выполнять. "Обнадеживай его на завтра и затем на послезавт­ра, - писал он. - Так успокоишь ты свое сердце"».
С тех пор прошло ровным счетом сто лет, сущность общения техниче­ски отработана - все же взаимопонимания между представителями раз­личных культур добиться так же трудно, как и прежде.
«Мы обсуждали, - рассказывали два западных бизнесмена, - по теле­фону с китайцем одно дело. Уже все было ясно. Оставалось только за­ключить договор. Вдруг выясняется, что человек совершенно не хочет этого делать».
По-китайски «да» может при определенных обстоятельствах означать «нет». Нужно только уметь это расслышать. У китайца это, как правило, не вызывает особых затруднений. Иностранцы же должны много тру­диться, чтобы научиться воспринимать сообщение за словами. Это уто­мительно не только для них, но и для китайцев, которые имеют с ними дела и которые, к своему сожалению, должны постоянно держать свое слово.
Так, я однажды поставила фройлен Ли в затруднительное положение, длящееся не одну неделю: фройлен Ли пожелала брать у меня уроки ан­глийского языка. Она была мне симпатична. Проблема была в том, что мой английский язык был почти так же плох, как и ее. Все же я была убеждена, что неплохо сражалась на моем первом пробном уроке; она широко улыбалась мне в конце занятия и договорилась со мной о про­должении на следующей неделе. Среда. В условленную среду я ждала ее несколько часов. Вечером я позвонила ей. «О, - сказала фройлен Ли, -к сожалению, она не сможет больше меня своевременно уведомлять. Она должна выполнять для шефа какую-то работу далеко отсюда. Не могли бы мы все-таки наверстать упущенный урок? На следующей неде­ле? В среду?»
В ту среду она пришла, прижимая руки к животу. С этими болями в желудке ей, по-видимому, не удастся сконцентрироваться. «Пожалуй­ста, - сказала я, так как не могла не заметить, что ей, по-видимому, не хочется заниматься, - пожалуйста, скажи просто, если ты не хочешь продолжать. Меня это не обидит». Фройлен Ли была взбешена. Само со­бой разумеется, она хочет продолжать. Мы, безусловно, должны навер­стать упущенное. В любом случае мы должны встретиться снова. В сле­дующую среду. Во вторник она мне позвонила и объяснила, что она, к сожалению, должна идти на свадьбу. Не могли бы мы?.. Само собой ра­зумеется. В среду. В среду утром она позвонила и сказала, что точно придет во второй половине дня. Я успокоилась. Итак, мое терпение все же было вознаграждено. «Вот только, - продолжала фройлен Ли, - идет дождь. А у меня даже нет зонта».
Это был сезон дождей. Самое позднее в два часа пополудни ежеднев­но проливались огромные массы воды. После этого должен был пройти по крайней мере час.
Ни о чем в мире не сказала бы фройлен Ли прямо. С неискренностью ничего нельзя было поделать. Ведь просто не подобает унизить своего оппонента открытым отказом, так как он потеряет из-за этого свое лицо. Вежливость по-китайски является уважением к другому лицу.
Европейцы тоже знают случаи, когда они, уважая другого человека, сознательно говорят неправду. Кто захочет обращать внимание чувстви­тельного шефа на что-то, в чем тот сам виноват; этот кто-то будет ис­кать средства как можно тоньше и деликатнее продолжить дело и даже постарается взять на себя ошибку начальника. Китайская вежливость в принципе не является ничем другим. Она распространяется, разумеется, не только на чувствительного начальника, но и на друзей, знакомых, родственников, коллег или на иностранцев.
Следующее отличие состоит в том, что в Китае никто с самого начала не ждет, что откровенно и прямо столкнется с «правдой». Китайцы пола­гаются, как правило, на то, что их оппонент сам правильно оценит ситу­ацию и сделает соответствующие выводы - а значит безразлично, что именно и как было сказано. От всех участников, естественно, требует­ся единомыслие.
Сердечное приглашение может означать не более чем простое согла­сие принимать собеседника или собеседницу у себя в гостях. Оно с оди­наковым успехом может быть и только неотъемлемой частью любезной светской беседы. Следовательно, тот, кто хочет быть уверен, что дейст­вительно приглашен, вежливо отклоняет приглашение один, два, три ра­за или еще чаще. Только после многократного подтверждения того, что его визиту будут рады, он может уверенно соглашаться.
Вполне возможно, что А делает приглашение, а Б любезно его прини­мает, причем оба знают, что речь идет о чистом выражении доброй во­ли. Каждая ситуация уникальна и требует нового состояния сопережи­вания.
Бо Янь, автор «Безобразного китайца», утверждал, что китайцы про­водили в своей стране слишком много времени вместе, и поэтому могут теперь узнать, что тот или иной собеседник действительно имеет в ви­ду. Вероятно, это так и есть. Все же, благовоспитанных китайцев с ран­него детства заставляют тренировать очень тонкую чувствительность для того, чтобы уметь улавливать настроения и переживания других лю­дей. Сигналы могут быть слабыми и закодированными, но и получатели посланий тоже очень чувствительны.
Не так важно то, что человек говорит. Важно, что он думает. Между одним и другим могут лежать миры. Интуиция играет при понимании большую роль, чем содержание сказанного. Это проявляется, впрочем, также и в языке - не говорят: «Я надеюсь, что он придет» или «Я думаю, это так-то и так-то». Говорят: «Я чувствую, что он придет» и «Я чувствую, что это так». Чувство ручается за знания и догадки, мнения и мысли.
Наоборот, недвусмысленным отказом для китайских условий явля­ется ответ «вероятно». «Я охотно пошел бы с вами, однако я еще не знаю, есть ли у меня время для этого» - фраза, являющаяся вежливым ответом китайца, который не имеет ни малейшего желания это выпол­нять. Также подозрительно обещание, превосходящее все ожидания, оно может оказаться явным отказом. Так как держаться обещанного даже и не планируется, желательно, по крайней мере, собеседнику хотя бы риторически «сделать вид» [гэй мяньцзы). Так, объясняла од­на китаянка, которая хотела отделаться от иностранца, занятого пре­подаванием языка в обмен на изучение китайского языка, она вместо оговоренных двух часов занятий еженедельно хотела бы заниматься по четыре часа.
Ценить и понимать китайскую вежливость не научишься за три дня. Нельзя усвоить ее ни в каком-нибудь народном университете, ни на се­минаре в университете, нельзя ее и заучить наизусть по книгам. Она не пользуется логикой, но порой искусством читать мысли. Она – составная часть культуры общения, которая основана на тонком эмоциональном проникновении вглубь предмета.
Виртуозы в этой области почти никогда не входят в резкое противо­речие с собеседником, так как они интуитивно правильно ощущают их способ мышления и приспосабливаются к нему словесно. Даже среди китайцев люди опасались такого точного попадания, так как они едва ли хотели объявлять, что они действительно думают.
К вежливой китайской речи относится искусство намека. Оно было порождено неуклюжей манерой без обиняков выдвигать просьбу так, что собеседник должен был принимать ее к сведению. Намного более эле­гантно преподнести ее так, чтобы собеседник мог пропустить ее мимо ушей, не чувствуя угрызений совести, если он не собирался ее выполнять.
«Дорогая фройлен X., - так или примерно так гласило письмо из Шанхая, - я приезжаю во Франкфурт 24 марта в шесть часов утра. Очень любезно с Вашей стороны, что Вы хотите встретить меня в аэро­порту, но этого определенно делать не стоит. Пожалуйста, не затруд­няйтесь. Уверен, что мне не составит никакого труда самому найти до­рогу до Геттингена...» Китайцы, которые прочтут эти строки, разберутся сразу. Все ясно: человек беспокоится, что его не встретят.
Итак, письмо означает следующее: «Я, естественно, знаю, что это при­несет Вам беспокойство, однако если Вы все же приедете, я буду очень благодарен. Так как Вы можете себе, конечно, представить, как трудно будет мне без знания языка одному найти дорогу до Геттингена...»
Ставить себя на место другого человека и помогать ему дальше даже тогда, когда он отклоняет (из чистой вежливости) Вашу помощь, означа­ет, безусловно, самому соблюдать правила вежливости. Прежде всего, просьбы и надежды обычно выражаются так тонко и как бы между про­чим, что иностранцы с трудом их улавливают. Результатом могут быть разочарование и досада у человека, ждущего помощи, которому кажет­ся, что с ним плохо обошлись.
Одна китаянка, узнав, что европейское оливковое масло - чудесное средство для кожи, сделала намек своей западной соседке, которая че­рез пару месяцев уезжала в отпуск на родину. Для китаянки этого было определенно достаточно. Более открыто она не могла выразить свою просьбу, так как она не хотела надоедать иностранке. Та вернулась из поездки без оливкового масла. Прошло два месяца. Однажды утром ки­таянка взорвалась: «Почему ты не привезла мне оливкового масла?»
Иностранцы определенно наделены даром нечуткости и считают, как правило, происшествие, подобное этому, не слишком уж важным. Для китайца пропускать намеки мимо ушей может быть особенно опасным в профессиональной жизни:
«Если речь идет о друзьях, имеющих одинаковое с тобой положение, тогда это ничего не значит. Но если кто-то имеет власть, высокий пост или много денег, и ты имеешь с ним дело, то тебе необходимо беспре­рывно размышлять о том, что он, собственно, имел в виду»60.
Немало китайцев сотрудничает преимущественно с европейцами, так как работать с земляками им сложнее.
Даже среди самих китайцев возникают взаимные недоразумения: гос­подин Чан уехал на несколько месяцев и оставил госпоже Ло ключ от своей квартиры и деньги, чтобы оплачивать возможные поступающие счета. Он вернулся раньше, чем ожидал. «Я отдам тебе и деньги!» - ска­зала госпожа Ло, когда господин Чан забирал у нее ключ, так как оста­валось еще несколько сотен евро. «Ах, оставь», - отвечал господин Чан. Госпожа Ло, не только поливавшая для господина Чана цветы, но и пе­чатавшая для него материалы, поняла это как деликатный способ упла­ты. Она оставила деньги себе. Господин Чан ждал несколько месяцев, не напоминая, разумеется, ей об этом снова, так как этого делать не подо­бало. Полгода спустя это привело к сильному, почти безмолвному раз­рыву между ними.
Получается, что китайский язык в отличие от английского - язык пре­увеличений. Но это касается только сообщений приятных. Отрицания выражают как можно более осторожно. Идианьдиань... - «самую ка­пельку...» «Твои четыре тона могли бы быть самую капельку лучше». Это значит ровно следующее: «Над своими четырьмя тонами ты на самом де­ле должен еще поработать!» Фразе: «Не мог бы ты быть самую капельку поспокойнее?» в русском языке примерно соответствует команда: «За­крой рот!»
Характерными для вежливого косвенного способа выражения являют­ся у азиатов, кроме того, так называемые «беседы, ведущиеся по спира­ли». Не очень вежливо напрямую подходить к сути вопроса, ставить сво­их слушателей перед фактами, о которых они, может быть, совершенно не хотят слышать. Поэтому к основному вопросу приближаются концен­трическими кругами. Начинают невзначай, издали, чтобы иметь воз­можность лучше наблюдать за собеседником и его реакцией. Чтобы ско­рее узнать, на каком пункте беседы понимание или терпение противопо­ложной стороны иссякнет.
«Извини, пожалуйста, что позавчера вечером я вернулась домой так поздно». Фраза, подобная этой, может означать многое. Она может зна­чить, например, точно то, что в ней говорится. Она может также значить: «Ты же сам в последнее время нередко будишь меня, поздно возвращаясь домой». Она может значить и что-то совершенно иное, прежде всего, ес­ли до сего дня еще никто из домочадцев не заинтересовался поздними приходами другого человека. В этом особенном случае это бы означало: «У меня есть кое-что на сердце». Что это было, выяснится примерно ча­са через полтора. Позднее возвращение домой упомянутого лица имеет некоторое отношение к сестре жениха, которая снова откомандировала ее обратно. Так продолжалось уже семь лет. Жених ничего не предпри­нимал против этого, так как был слишком слаб и слишком безобиден, чтобы держать женщин своей семьи в узде. Наконец все стало невыно­симо: произошел большой скандал. Поэтому она и пришла слишком по­здно домой...
Естественно, можно косвенно дать себя понять также действиями -тем, что эти действия не выполняются. Тихий отказ вместо открытого возмущения или упреков является типичным классическим китайским средством указывать кому-то другому его границы. Иностранец, кото­рый, быть может, не нашел правильный тон, будет констатировать, что его собеседник теперь представляется ему совсем глупым: «я не знаю»(во бу сьяодэ), «у нас нет»(мэйоу), «продано»(майванлэ), «нельзя» (бу син). В государственных магазинах Китайской Народной Республики это, между прочим, является основным репертуаром служащих, если они чувствуют, что клиент нарушил их спокойствие.
Подходящим примером недопонимания является следующий: китай­цы, если они едут к кому-то в гости, ожидают, чтобы их забрали на том месте, куда они прибыли - в аэропорту, на железнодорожном вокзале или на остановке. При прощании хозяин, само собой разумеется, опять-таки сопровождает своих гостей назад и ждет до тех пор, пока они не отъедут. То, что многие европейцы не знают этого, является постоянным источником межкультурной неудовлетворенности.
Китайский знакомый, впервые приехавший в Германию, пытался веж­ливо напомнить пригласившим его немецким хозяевам дома об обязан­ностях, которых те не выполнили: они жили на первом этаже высотного дома и точно описали путь от станции метро до дома так же, как и рас­положение квартиры на первом этаже (в немецких домах первым назы­вается этаж, фактически являющийся вторым, - прим. пер.). Он добрал­ся до их дома сам и позвонил. Они открыли парадную дверь внизу с по­мощью домофона. Но никто не поднялся наверх. Опять раздался зво­нок. Снова они воспользовались домофоном. Опять никто не пришел. Это повторялось три или четыре раза, пока они наконец не подумали, что домофон сломался. Они сошли вниз. Внизу в вестибюле дома взад и вперед бродил их гость, явно обеспокоенный. «Почему же Вы не под­нимаетесь наверх?» - спросили его. Он только улыбался. В конце концов, они сами догадались, в чем было дело.
Китайское извинение дуибуци, значащее дословно «Не поднимай (свою руку) против (меня)», имеет большое сходство с любезной улыбкой: оба практически всегда присутствуют в беседе. Не всегда оно является выра­жением действительного сожаления: приглашая к обеду, хозяин дома обычно извиняется за скромную трапезу, даже если стол гнется от дели­катесов. Удобных случаев извиниться множество: извиняются за затрудне­ния, которые причиняют другие; просят прощения за то, что чувствуют свою правоту; извиняются за ошибку, которую совершил кто-то другой.
Фразой извинения, непереводимой в силу своего разнообразия, явля­ется оборот бу хао йиси. Дословно это означает: «(В этом нет) ничего особенного». На практике это может означать все, что угодно. «Бу хао йиси», - говорит некто, получивший подарок при встрече гостей; по-не­мецки это - «однако, не нужно было этого делать». «Бу хао йиси», - го­ворят в туристическом агентстве, если меняют ваш билет: «Извините за то, что я приношу Вам беспокойство».
 «Бу хао йиси» - это брать у знакомого взаймы новую машину, поэтому так не делают. В данном случае выражение означает: «Требовать слиш­ком уж многого». «Не будьте бу хао йиси!» за обедом, напротив, значит: «Берите! Не надо стесняться!» «Извините, тысячу извинений, я сама бу хао йиси\» - говорит женщина в химчистке, так как она должна обратить внимание своего клиента на то, что он еще не расплатился. В этом слу­чае это значит: «Мне это неприятно, но я должна обратить твое внима­ние на твою ошибку».
Характерным для китайской вежливости является то, что говорящий всегда сам бу хао йиси. Не говорят: «Сам ты бу хао йиси\» Договарива­ются видеть ошибку только у себя самого. Таким образом, извинение мо­жет косвенно содержать упрек, выраженный по-иному: более вежливо облекать упрек в форму извинения.
Само государство придерживается этого правила, когда предупреж­дает граждан. Штрафная квитанция (смотри слева) за ошибочную стоян­ку автомобиля выглядит на Тайване так:
Дорогой (- ая) господин (госпожа):
Вы нарушили при парковке автомобиля следующие правила, приве­денные слева: (следует список).
Мы многократно просим извинения за то, что вынуждены в силу зако­нов о поддержании порядка и безопасности движения взимать надлежа­щую сумму.
Мы надеемся, что Вы поймете и простите нас за это и хотели бы об­ратить Ваше внимание в будущем на соблюдение правил уличного дви­жения.
Мы желаем Вам здоровья и мира. Служба уведомления.
Нарушителя правил движения не упрекают в «сопротивлении закону», ему не ставят в вину «проступок, приведший к ДТП» и не утверждают, что он протестовал «против процесса денежного штрафования», как все это называется на языке европейских правоохранительных органов. Пла­тить, разумеется, все же придется.
Так же, как будет вежливым просить прощения, если другим допуще­на ошибка, вследствие которой он должен теперь, к сожалению, задер­жаться, так считается невежливым оставаться в конце разрешения спор­ного вопроса слишком очевидно правым. Тот, кто был не прав, должен, по крайней мере, для вида сохранить правоту и лицо. Открытый триумф всегда предшествует падению:
Однажды король поднялся на гору обезьян. Обезьяны разбежались в панике, только одна осталась совершенно беззаботной, карабкалась вокруг и показывала свое искусство. Король пустил в нее стрелу, но обезьяна ловко перехватила ее лапой. Тут король приказал всем своим слугам усеять обезьяну стрелами. Обезьяна пала под градом выстре­лов...
Едва ли имеется история, которая могла бы проиллюстрировать сущ­ность китайской скромности яснее. Показывают себя мелкими и незна­чительными, если только такими и являются, не только из чистого сми­рения, но и потому что рискованно выделяться особенными способнос­тями, выставляться. Можно вызвать на себя ярость правителей, зависть соседей или иронию знакомых. Вежливая скромность является самоза­щитой. Дело не в том, что китайцы принципиально уступают в устном споре. Но если ваш оппонент понял, что он не прав, вежливый победи­тель не станет этим пользоваться. Одна китаянка, не согласная с препо­давательницей в важном вопросе, убедила ее и сразу же отказалась от своей победы. Явно смущенная, она начала теперь искать аргументы для опровержения собственного тезиса.
Сдержанность в сознании собственной правоты, скромность во всей манере держаться характеризует аристократическое поведение - не только в отношении языка. Весь язык тела выражен более слабо, сдер­жанно.
Такие атрибуты, отличающие, по общепризнанному мнению, на западе откровенных людей, как твердое рукопожатие и прямой взгляд, являют­ся в китайском мире признаками плохих манер. Здороваясь, руку сжима­ют несильно, чтобы сигнализировать другому: здравствуй, это я. Раньше руки вообще не подавали, но складывали для приветствия свои ладони вместе. Сегодня, если на встрече присутствует европеец, из вежливости рукопожатие используют, однако при этом стараются касаться руки дру­гого человека бегло и мягко: «Здравствуйте, я совсем не такой важный». Посмотрим, как пойдут дела...
Также во время беседы не глядят собеседнику непрерывно и при­стально в глаза. Европейцы объясняют «закрытый» китайский взгляд ино­гда ошибочно: «Никогда не знаешь, о чем они думают!» И наоборот, мно­гие китайцы расценивают глаза европейцев как явно неприветливые, ес­ли даже не агрессивные.
Только среди действительно хороших друзей можно позволять себе (почти) все - выставляться, заглядывать собеседнику глубоко в глаза, хлопать его сильно по плечу, использовать неприличные выражения, быть правым и высмеивать слабости. Среди друзей дружба ценится больше чем лицо, скромность, внимательность, забота и многое другое, что делает человеческое общение друг с другом таким трудным. Среди хороших друзей можно вести себя «как дома».
Также в обществе вежливое отношение не всегда к месту - общество, как можно предположить, состоит исключительно из неизвестных лю­дей. Поэтому китайская вежливость является добродетелью, которую используют только в относительно ограниченной области. В то время как европейцы под вежливостью понимают поведение, которое облегча­ет также или даже преимущественно общение незнакомцев друг с дру­гом, китайскую вежливость в большинстве случаев оставляют для лю­дей, с которыми могут быть какие-либо дела: для друзей и родственни­ков, для знакомого и посетителя, для заказчика и компаньона, для уча­стника делового свидания и даже для нарушителя правил уличного дви­жения - однако никогда для совсем неизвестной личности, у которой тут какие-то трудности и которая не может поднять три своих огромных че­модана. Самый вежливый китайский джентльмен останется наблюдать, как он или она будут трудиться, так как это не касается его ни в малей­шей степени. Хилый старик, который держится на ногах с видимым тру­дом, только при большой удаче получит предложенное место для сиде­ния в автобусе. То, что традиционно старость уважается, это так. Совсем другое дело, если это старость незнакомых людей.
Исключение из этого правила составляют иногда иностранцы. Вам бу­дут готовы помочь в Тайване всегда, в Китае иногда, в Гонконге в отдель­ных случаях, частично из гостеприимства, а частично - чтобы произвести хорошее впечатление на иностранца. Но это уже другая глава.

 

 

 

 

 

 

 

Категория: Эти поразительные китайцы | Добавил: magnitt
Просмотров: 2051 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Copyright MyCorp © 2017
Сайт управляется системой uCoz