Туристический центр "Магнит Байкал"
                                                                                
                                                                                                                                    

Суббота, 25.11.2017, 13:48
Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход

Страны, города, курорты...

Главная » Файлы » Эти поразительные турки


Азия или Европа - куда идешь, Турция?
[ ] 24.09.2010, 23:35
Азия или Европа - куда идешь, Турция?
Для успешной переориентации Турция должна была помнить о своей исто­рии и брать пример с Османов. Толерантность может быть неоценимым достоинством.
(Тим Келси)
 
Приговоренные к смерти часто живут дольше. И культуру нельзя сменить как рубашку.
Когда заново родившаяся нация оплакивала 10 ноября 1938 го­да смерть своего основателя, перед кемалистами стояла задача сохранить свое наследие. Многолетний попутчик Ататюрка и пре­мьер Исмет Инёню (1884-1973) стал новым президентом. Во вре­мя Второй мировой войны (1939-1945) ему долго удавалось со­хранять нейтралитет Турции; только в феврале 1945 года страна присоединилась к союзу, воевавшему против нацистской Герма­нии. При этом Турция продемонстрировала стремление сблизить­ся именно с западными державами, а не с Советским Союзом, от­ношения с которым были отмечены растущем напряжением, так как он заявлял права на территории Турции. Впоследствии США стали важнейшим партнером Турции, который начиная с 1946 го­да регулярно предоставлял кредиты на развитие турецких воору­жения и экономики.
Союз с Западом и подписание договора об образовании ООН (февраль 1945) подвигли Инёню ускорить демократические про­цессы, чтобы иметь возможность и в дальнейшем рассчитывать на поддержку США. Так в 1946 году был сделан первый шаг к со­зданию демократической многопартийной системы: господство одной Народно-республиканской партии было нарушено путем образования Демократической партии (Демократ Партией). И хо­тя на первых свободных выборах (12.7.1946) Народно-республи­канская партия получила значительное большинство голосов, вни­мание, проявленное избирателями к Демократической партии (по­лучившей 62 места; 7 мест достались независимым кандидатам), показало правящей кемалистской бюрократии, что в стране есть недовольные, особенно в рядах религиозных традиционалистов и настаивающих на либерализации экономики крупных землевла­дельцев.
На выборах 14.5.1950 года Демократическая партия под руко­водством Джелала Баяра и Андана Мендереса получила абсолют­ное большинство (408 мест); а когда-то такая влиятельная Народно-республиканская партия, получившая лишь 69 мест, теперь должна была занять место на скамье оппозиции. При премьер-министре Мендересе был взят курс на большую либерализацию экономики и приватизацию. При этом особое внимание Демократическая партия уделила механизации сельского хозяйства, что соответствовало ин­тересам многих ее сельских избирателей. Большая часть от выде­ленных США кредитов была направлена на развитие инфраструктуры, это развитие должно было улучшить взаимодействие сельских областей (и производимых ими продуктов) с центрами торговли. Так как кредиты и механизация были выгодны главным образом круп­ным землевладельцам, то несколько лет спустя новые выстроенные дороги привели обедневших мелких крестьян и ставших безработ­ными селян в города - процесс, который не имело права не предви­деть правительство Мендереса.
После начальных успехов страна, начиная с 1955 года, все больше впадала в долги, потому что импорт во много раз превы­шал экспорт, так что платежный баланс был всегда отрицатель­ным - это привело к тому, что происходившая из-за этого инфля­ция стала хронической. Кроме того, турецкому государству прихо­дилось предусматривать большие военные расходы - с 1952 года Турция стала членом НАТО. В конце пятидесятых годов правитель­ство Демократической партии попыталось устранить растущее не­довольство населения репрессивными мерами: на критические статьи прессы правительство реагировало цензурой, а оппозици­онная Народно-республиканская партия все чаще объявлялась преступной.
В конце концов Мендерес в своем полном непонимании ситуации во власти перешел все границы. За Народно-республиканской пар­тией - старой партией Ататюрка - все еще стояла управляемая кема-листами армия, которая уже давно с недоверием смотрела на дейст-
вия Демократической партии. 27.05.1960 года военными был орга­низован путч. Демократическая партия была распущена и запреще­на. Мендерес и два его министра после длившегося год расследова­ния были казнены на тюремном острове Имрали.
То, что Мендерес, несмотря на бедственное положение, в кото­рое он ввел страну, долго пользовался доверием большой части населения - он как-никак был дважды путем выборов утвержден в своей должности - не в последнюю очередь было связано с его ориентированной на традиционные ценности политикой в облас­ти воспитания и религии, которая соответствовала исламскому образу мысли простого народа. Также по этой причине неудиви­тельно, что кемалистская армия хотела устранить все «контррево­люционное». И естественно, это первое посткемалистское повы­шение ценности традиций объясняет последующее почти уже но­стальгическое уважение к Андану Мендересу, которое пришло к своей кульминации в 1990 году в связи с перенесением его остан­ков в Стамбул.
Глядя на первую неудачную попытку введения многопартийности, военные, тем не менее, предполагали развить этот опыт: после ре­прессивных мер, к которым прибегла Демократическая партия, ре­шение видели в усилении демократизации и самоконтроле власти. Это помогло завоевать симпатию со стороны Запада - после военно­го путча, за которым за границей наблюдали с недоверием, - и сы­грало на руку кемалистам, крайне заинтересованным в присоедине­нии к Европе. Об этом, а точнее о вступлении в Европейский эконо­мический союз (ЕЭС) переговоры велись еще с 1959 года. Разрабо­танная в июле 1961 года конституция была почти образцовой для правового государства: среди прочего в ней были гарантированы права на митинги и демонстрации, а также свобода печати и мне­ний. Кроме того, учреждение конституционного суда позволяло обеспечить законодательный контроль соблюдения основных прав граждан.
Цели для нового старта были самыми лучшими. Наряду с уже из­вестной нам Народно-республиканской партией сформировались новые партии. Важнейшими из них были Партия справедливости (Адалет Партией; консервативная партия, члены которой частично были выходцами из запрещенной Демократической партии), Социа­листическая рабочая партия Турции (Тюркийе Исджи Партией), крайне правая Партия национального действия (Миллийетджи Харекет Партией), а также сначала не имевшая большого значения, но добившаяся религиозного ренессанса исламистская Национальная священная партия (Милли Селамет Партией).
После выборов 1961 года две сильнейшие партии - Народно-ре­спубликанская партия и Партия справедливости - попытались со­здать коалиционное правительство во главе с председателем Народ­но-республиканской партии Инёню, но оно не было продуктивным и вскоре развалилось. Зато в 1963 году было подписано соглашение о вступлении в ЕЭС, которое обеспечило долгосрочную таможенную унию с западноевропейскими странами.
С 1965 года правительство было представлено Партией справед­ливости под председательством премьер-министра Сулеймана Демиреля. Народно-республиканская партия, которая имела всего 30% голосов, выбрала нового председателя партии - Бюлента Эджевита, который перевел партию на социал-демократическую линию. Пар­тия справедливости, напротив, отдавала привилегии частной эконо­мике - в стиле своей предшественницы Демократической партии. Это делало некоторых богаче, но большинство становилось все бед­нее, к тому же такая политика не устраняла экономические трудно­сти. Дефицит платежного баланса сохранялся, долги иностранным государствам постоянно росли, и инфляция быстро пожирала то, что удавалось сделать для простых людей.
Разочарованные люди начали разделяться на два крайних кры­ла - правое и левое. То, что между представителями обоих лаге­рей стали происходить столкновения и для некоторых городов и частей страны появилась опасность утонуть в анархии, заставило военных 12.03.1971 года принять новые решительные меры. Их угрожающий меморандум (мухьтира) привел к отставке правитель­ства Демиреля и к созыву надпартийной коалиции, которая сроч­но урезала некоторые основные права: ограничение свободы пе­чати и быстрое вмешательство так называемой службы государст­венной безопасности должны были снова восстановить спокойст­вие и порядок.
Но работавшим на протяжении последующих десяти лет пра­вительствам - попеременно под руководством Эджевита от На­родно-республиканской партии и Демиреля от Партии справед­ливости - не удалось справиться с вышеназванными экономичес­кими проблемами Турции. Напротив, нефтяной и экономический мировой кризисы 1973 года и оккупация Кипра в 1974 году еще более обострили финансовые проблемы. Греки и турки с давних времен, а особенно с событий 1921 года (см. главу «Кемаль Ата­тюрк и современная Турция»), были заклятыми врагами. Не обра­щая внимания на совместную принадлежность к западному воен­ному союзу НАТО, оба «союзника» смотрели друг на друга с ог­ромной ненавистью, которая опиралась на взаимное политичес­кое и культурное неприятие. В отношениях греков и турков были две основные проблемы - Кипр и острова Эгейского моря. Турция видела себя защитником турецкого меньшинства на Кипре, греки же стремились объединить Кипр с греческой «родиной» (в рамках движения за объединение греческих земель - Энозис). В июле 1974 года турецкие войска заняли север острова, что повлекло за собой длящееся до сих пор разделение Кипра. (Турецкая Респуб­лика Северный Кипр во главе с президентом Рауфом Денкташем объявила о своей независимости в 1983 году, и это до сих пор признается и поддерживается только Турцией). Американцы, ко­торых взбудоражили возмущенные греки, после начавшейся в 1974 году турецкой интервенции объявили запрет (до 1978 года) на ввоз оружия в Турцию. Вследствие этого Турция со своими скудными средствами должна была закупать оружие на дорогом мировом рынке - тем самым снова придя к экономическим труд­ностям.
Две большие партии во главе с Демирелем и Эджевитом долж­ны были для образования правительства вступить в коалиции с ма­ленькими радикальными политическими партиями. Прежде всего эту платформу использовала крайне правая Партия национального действия, которая при участии подчиненной ей организации («Се­рые волки») попыталась приобрести влияние на граждан государ­ства. Политический климат испортился на глазах: левые и правые группировки устраивали на улицах кровавые стычки, в университе­тах, на фабриках и, само собой, в учреждениях власти борьба за идеологию велась всеми подручными средствами. В 1980 году террор почти перерос в отношения, близкие к гражданской вой­не, каждый день убивали от 25 до 30 человек, а в 13 провинциях было объявлено военное или чрезвычайное положение. Когда ис­ламистская Национальная священная партия стала требовать на демонстрациях установления исламского порядка, у военных лоп­нуло терпение: 12.09.1980 армия как хранитель «святого Грааля» - кемализма - в третий раз взяла дело в свои руки. Партии запрети­ли, парламент и все низшие политические организации, такие как студенческие союзы, профессиональные союзы, были распущены, а 122 600 человек были арестованы и осуждены судами в быстром порядке.
Совет национальной безопасности во главе с генералом Кена-ном Эвреном выработал новую конституцию, которая - в отличие от конституции 1961 года - имела целью далеко идущую деполитизацию общества. Чиновникам, студентам и всем деятелям ка­ких-либо союзов была запрещена принадлежность к политичес­ким партиям.
Это до сегодняшнего времени последнее вмешательство турец­кой армии позволило затем создать в государстве хоть и неустойчи­вую, но в общем и целом гибкую систему, которая не только демо­кратически обозначила культурно-политические границы Турции, но и смогла удержаться.
Восьмидесятые годы были использованы председателем Партии Отечества (Ана-ватан Партией) Тургутом Озалом для либерализа­ции экономики. Его политические успехи, которые, правда, все еще мало затрагивали интересы простых людей, повлекли за собой де­мократизацию политической жизни. В 1987 году был отменен за­прет на деятельность авторитетных до восьмидесятых годов поли­тиков - Демиреля и Эджевита. Когда в 1989 году Тургут Озал вмес­то генерала Кенана Эврена стал президентом, его Партия отечества уже порядком растратила свои силы как самая влиятельная полити­ческая партия.
В октябре 1991 года бывалый политик Демирель (ставший в 1997 Году председателем Партии верного пути - Дору Йол Парти­ей) взял управление коалиционным (с Социал-демократической на­родной партией - Сосйалдемократ Халкчи Партией) правительством в свои руки, чтобы ввиду возможного предстоящего принятия в Ев­ропейский союз провести дальнейшие меры по демократизации го­сударства. Так, уже в 1992 году были проведены реформы в облас­ти уголовного процесса и порядка задержания, а в 1995 году были изменены 16 статей антидемократической конституции 1982 года, так что союзы рабочих, профсоюзы и другие общественные группы снова получили право на политическую деятельность. Но ни одна из этих реформ не могла исправить бедственное положение простых людей. Бегство из деревни приводило ко все большему разрастанию трущобных районов-гечеконду на окраинах больших городов. На­звание таких поселений (гечеконду - «построенный за ночь») восхо­дит к старому исламскому правилу: построенное за ночь жилище с крышей нельзя было отобрать у его жителя.
Главным образом недовольные и по большей части отличавши­еся традиционным образом мыслей жители бараков сделали 24.12.1995 года сильнейшей исламистскую Партию благоденст­вия (Рефахь Партией). Так как разрозненные «гражданские» фрак­ции не смогли образовать хоть какой-нибудь коалиции, случилось невиданное для современной Турции: 8 июля 1996 года впервые в кемалистской Турции появился исламистский премьер-министр -им (с учетом голосов союзной Партии верного пути) стал предсе­датель Партии благоденствия Неджметтин Эрбакан. Западные страны и, конечно, все кемалисты - особенно армия - недоверчи­во и даже с опаской наблюдали за первыми шагами «фундамента­листов».
Первая заграничная поездка Эрбакана привела его уже 12 авгус­та к заклятому врагу Запада, к муллам соседнего религиозного Иранского государства. Вообще, в новой внешней политике Турции речь шла о том, чтобы повысить статус исламских государств, пото­му что Эрбакан хотел создать союз исламских государств (Союз восьми), который противостоял бы западной «Большой семерке». При этом исламисты не мешали попыткам Турции вступить в Евро­пейский союз, что одобрялось нерелигиозными кругами. Таким об­разом, во внешней политике времени Эрбакана были обозначены два приоритета - хоть и противоречащие в определенной степени друг другу, - которые обещали расширения влияния страны в мире как в политическом, так и в экономическом смысле.
Во внутренней политике, напротив, на многих уровнях обостри­лась «борьба систем и культур». В 1997 году Партия благоденствия подняла вопрос об отмене запрета Ататюрка на ношение чадры на общественной службе. Кроме того, должно было быть изменено время работы во время священного месяца Рамадан и следовало ус­корить строительство мечети в западной части Стамбула на площа­ди Таксим. Достижение этих целей стало бы победой над западной «современностью».
В ответ на это армия - после скандалов и провокаций - предъ­явила Эрбакану список, состоящий из двадцати пунктов, в кото­ром от него требовалось принять меры против религиозного раз­рушения государства. Исламист должен был уступить вовсе не тайным угрозам армии и скрипя зубами подписать полученный документ (5.03.1997). Это ослабление Партии благоденствия, а также разногласия внутри коалиции и внутри Партии верного пу­ти послужили поводом для президента Демиреля поручить пред­седателю Партии Отечества Месуту Йилмазу образование нового правительства. Исламисты теперь снова сидели на скамье оппози­ции (12.7.1997).
С тех пор Турция снова твердо стояла на кемалистском пути раз­вития, однако новый премьер-министр Йилмаз сильно критиковал «христианский клуб» европейцев, а особенно Германию, за политику сдерживания приема Турции в ЕС. В декабре 1999 года Турции был присвоен давно ожидаемый статус кандидата на вступление, но ав­торитетные политики ЕС не скрывали, что по причине имеющихся в стране проблем в отношении прав человека и из-за отсутствия поли­тических и экономических стандартов фактическое вступление мо­жет длиться еще десятилетия.
На выборах в парламент в апреле 1999 года большинство голосов набрала Демократическая левая партия (Демократик Сол Партией) во главе с председателем Бюлентом Эджевитом (22,2%). Партия на­ционального действия неожиданно набрала 18,1%, исламистская Партия добродетели (Фазилет Партией, последовательница Рефахь Партией) набрала, к радости кемалистов, только 15,3%, Партия Отечества - 13,6% и Партия верного пути - 12,1 %. Все другие пар­тии, включая и Народно-республиканскую партию, не перешли 10%-ный барьер, который необходимо переступить, чтобы попасть в парламент. Премьер-министром стал Бюлент Эджевит, который стоит во главе коалиции Демократической левой партии и Партии национального действия.
Турция сделала себя фактически посредником между Востоком и Западом. Стараниям попасть в ЕС противопоставлено желание объединиться с новыми тюркскими постсоветскими государствами. Также и в исламском мире Турция всегда старается держать двери открытыми. Сейчас уже вряд ли можно считать корректным вопрос, пойдет ли Турция по одному из направлений государственного и об­щественного развития или использует все компоненты своего гео­графического и культурного положения. Однако является ли совре­менный националистический кемализм пригодным инструментом для интеграционных работ - этот вопрос, кажется, все еще остает­ся открытым. Возможно, что дело шло бы лучше с львиной долей османской толерантности. Тогда турецкие национальные особеннос­ти, обрамленные сегодня в корсет национально-государственного мышления, проявились бы.еще разнообразнее и ярче.



Категория: Эти поразительные турки | Добавил: magnitt
Просмотров: 3086 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 5.0/1 |
Всего комментариев: 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Copyright MyCorp © 2017
Сайт управляется системой uCoz