Туристический центр "Магнит Байкал"
                                                                                
                                                                                                                                    

Четверг, 21.09.2017, 16:44
Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход

Страны, города, курорты...

Главная » Файлы » Эти поразительные турки


Кемализм
[ ] 24.09.2010, 23:40
Кемализм
Мустафа Кемаль Ататюрк хотел до конца бороться с «восточным» мента­литетом, даже если бы этот менталитет олицетворяла одна-единствен-ная личность. (Нилюфер Геле)
К кому мы должны прислушиваться: к Богу или к Ататюрку, бандиту? (Аятолла Хомейни)
 
Ататюрк везде. В школьных зданиях, туристических службах, на ав­тобусных остановках, в ресторанах, на площадях: все равно где, все­гда можно быть уверенным, что удастся лицезреть его изображение в виде портрета или статуи. И естественно, в каждом городе есть улица, названный в честь Ататюрка, причем гарантировано, что это самая большая или по крайней мере самая важная улица этого мес­та. Имя Ататюрка часто носят парки и, например, большое водохра­нилище в Юго-Восточной Анатолии. Все они распространяют славу этого человека, чье честолюбие и целеустремленность еще в школь­ные годы принесли ему прозвище Кемаль («Зрелый»).
В униформе ли или в гражданском костюме, как победивший ге­нерал или как выдающийся политический деятель, он выглядит авторитарным, величественным спасителем, именно Ата-тюрком, ос­нователем государства и отцом нации, который самоуверенно пока­зал своим детям путь в современность.
Когда несколько лет назад в провинции Ичел (в районе города Мерсина) строили новую дорогу между Силифке и Узунджабурчем, на пути мешал маленький двор крестьянина. Недолго думая, решили, что мужчина должен пожертвовать своим домом ради строительст­ва дороги. Национальные интересы всегда стоят выше интересов ма­леньких людей. Бедный крестьянин, чей маленький участок был ок­ружен невысокой каменной стеной, в ответ на это нашел - или выпол­нил сам? - некий каменный образ, который, очевидно, был похож на профиль Ататюрка. Он сделал этот образ опорной деталью сво­ей каменной стены и позвал местных политиков, которые только удивленно почесывали в затылках, потому что - нет никакого сомне­ния - это было чествование в камне основателя республики. После некоторых распоряжений и государственно-политического вмеша­тельства инженер по строительству дороги получил приказ обойти дом крестьянина. Счастливый крестьянин живет на своем участке до сих пор и имеет все основания называть себя кемалистом.
Про Ататюрка есть достаточное количество анекдотов. Все они по большей части относятся к его личности, а не к государствен­но-идеологическим способностям человека, которому современ­ная республика Турция должна быть обязана по крайней мере сво­им существованием, а может быть и своим самосознанием. Но не­смотря на эту скорее личную харизму, Народно-республиканская партия Ататюрка (Джумхурийет Халк Партией) хлопотала после его смерти о возвеличивании именно идеологической роли их «от­ца», который в итоге был объявлен «вождем, назначенным навеч­но» - эдеби шеф.
Ататюрк, по сути, не был выдающимся идеологом, это был, скорее, одаренный практик-руководитель, так что в кемализме (кемализм, ататюркчулюк) вся теория вторична по отношению к практическим решениям конкретных государственных проблем. Народно-респуб­ликанская партия сформулировала свою кемалистскую идеологию в «Доктрине шести опор» (алты ок), и легко можно распознать, что за ее принципами скрывается прежде всего практический подход к проблемам.
«Шесть опор», то есть государственных принципов, относятся к двум уровням: уровню действия и уровню организации. Нижеследу­ющие три «опоры» условно относят к уровню действия, они истори­чески зародились в младотурецком движении.
Национализм (миллийетчилик)
Он, конечно, представляет собой важный идеологический инстру­мент для воздействия на турецкое самосознание, особенно в ближай­шем прошлом. По причине огромного значения национализма для прошлого Турции ему посвящена в книге отдельная глава (см. ниже).
Лаицизм
Эта идеологическая основа турецкого государства называется также секуляризмом. Она предполагает отделение религии от поли­тики (на Западе этот принцип называется разделением государства и церкви).
Высылкой из страны халифа 3 марта 1924 года Кемаль Ататюрк начал как конкретное, так и символическое отделение политики от ислама. Турция в будущем должна была стать светским государст­вом, управляемым по светским, современным законам. Религия, по западному примеру, должна была стать личным делом каждого.
По этой причине понятно, что Ататюрк отдал государству, а не религии, монополию на право и образование. Исламское право - шариат - было упразднено. По образцу итальянского «Кодекса Занарделли» был введен «Турецкий уголовный кодекс» (сеза кануну), который потом много раз изменялся. Практическим следствием это­го стал запрет разрешенной исламом полигамии (ранее мужчина мог иметь до четырех законных жен); потерял юридическую силу брак, заключенный имамом.
В области образования государство теперь тоже претендовало на монополию. Религиозные учебные заведения были упразднены.
Исламские ордена, братства и учреждения тоже были для кемали-стов соринкой в глазу. Они были закрыты за короткий срок, а их иму­щество конфисковано. Даже посещение священных гробниц было подозрительно для лаицистов, которые опасались сплочения верую­щих в борьбе с их политикой. Уже в 1998 году был подтвержден за­кон о том, что основание или возрождение монастыря дервишей вле­чет за собой большой денежный штраф или тюремное заключение.
Турецкое государство пресекает любое вмешательство религии в общественно-политическую жизнь, не отказываясь при этом от пол­ного контроля религиозной деятельности. В этом деле главным ин­струментом служит уже упомянутый «Президиум по религиозным вопросам», который, руководствуясь своим «корректным» толкова­нием религии, контролирует все религиозные дела - от назначения государством имама до деятельности религиозной книжной лавки.
В отличие от многих стран Европы лаицизм в Турции не является развившимся за несколько столетий духовным убеждением. В Турции не было антирелигиозного движения, подобного европейскому Про­свещению. Борьба против влияния религии проводилась «сверху» - что типично для азиатский культурной революции. Этим объясняет­ся - после успешного начала борьбы - постепенный упадок лаицизма. Потому что этот «важнейший принцип турецкой конституции» никак не может обойтись без своего стража - армии. Как это бывает с насаждаемыми сверху культурными революциями: они продолжа­ются, пока народ понимает, что ему желают только добра. А по мне­нию некоторых упорных просветителей современного кемализма, ту­рецкий народ - особенно непонятливый, непокорный ученик.
Первое символическое поражение закостенелого лаицизма еще на начальном этапе развития кемализма связано с эзаном (призывом на молитву). Вообще-то по воле кемалистов муэдзины должны были выкрикивать традиционно арабское восхваление Бога («Аллах ак-бар» - «Бог велик») на турецком («Танри улудур»). Но турки не связы­вали ислам с националистскими интересами, которые были для кемалистов на первом месте. Поэтому сегодня эзан снова звучит над страной на межнациональном, «священном» арабском языке.
Начиная с 1950-х годов - первого периода демократизации - было построено много мечетей и школ проповедников (имам-хатип-окуллари). Строительство финансировало как государство, так и вновь появившиеся исламские союзы и организации. С 1949 года в школах начали постепенно вводить предмет «религия», который ког­да-то убрали из образовательной программы. В 1982 году религия стала обязательным предметом в гимназиях. Религиозные ордена, пусть и запрещенные, находили и находят полулегальные способы управления и агитации (например, предлагают частные курсы по изучению Корана). Их влияние распространяется даже на прави­тельство страны.
Появились такие исламистские партии, как Национальная свя­щенная партия и Партия благоденствия, - Ататюрк, наверное, в гро­бу перевернулся, - которые получили большинство в правительстве, причем поддерживают их прежде всего социально обделенные жи­тели городских окраин. Но и менее подозрительные, верные госу­дарственной политике партии, вроде успешной Партии Отечества под руководством Тургута Озала, беспокоятся о признании избира­телей с исламистско-консервативными взглядами и налаживают свя­зи с уже упомянутыми исламскими орденами, которые сегодня сно­ва занимают прочные позиции в социальном секторе и секторе об­разования.
Не будет преувеличением сказать, что среди «шести опор» кема­лизма особенно критикуется и обсуждается лаицизм. Лаицизм - это тот принцип, вокруг которого в Турции ведется борьба за прозапад­ное или исламское направления развития.
Эффективным гарантом лаицистского порядка является армия, которая издавна защищала кемализм как «правильное учение». Почти неприступная, находящаяся над всеми партиями, она в сво­ей борьбе против фактического или мнимого фундаментализма порой настраивала против себя даже успешных гражданских поли­тиков. Когда в марте 1998 года председатель правительства Месут Иилмаз (Партия Отечества) выступил против антиисламских дейст­вии армии, он указал на то, что он один как утвержденный демокра­тическим путем премьер-министр имеет право призывать армию к каким-либо действиям. Сами же военные не могут определять, в какие дела государства им вмешиваться. Самоуверенный ответ ге­нерального штаба - хранителя наследия Ататюрка - был показа­тельным: нет никакой инстанции, которая могла бы удержать ар­мию от выступления против врагов республики. Таким образом понятно, кто в Турецкой республике и сегодня является главным проводником кемализма.
Три названные выше принципа действия дополняются в кемалистской идеологии следующими тремя принципами организации, кото­рые определяют политическую жизнь страны.
Турция - древнейшая существующая до сего времени исламская республика, хотя и не первая с исторической точки зрения. (Первой была Азербайджанская республика, возникшая между 1918 и 1920 годами). Республиканизм видит в качестве основного принци­па политической организации провозглашение народного суверени­тета. Таким образом, введение республиканизма в 1923 году яви­лось одновременно актом отмены султаната и халифата - и это вто­рая, скорее, оборонительная функция республиканизма. Дело в том, что немало политиков революционного времени в период между 1918 и 1923 годами ратовали за введение в Турции конституцион­ной монархии, которая оставляла бы султану хотя бы репрезентатив­ную власть. Но этого не было в планах Ататюрка, который хотел пол­ностью порвать с прошлым. Передача верховных прав народу (или нации) раз и навсегда лишила полномочий всех других возможных претендентов на власть (султана или халифа).
Конечно, Турецкая республика (Тюркийе джумхурийети) до 1945 года была фактически однопартийной страной и поэтому не могла считаться демократическим государством в западном смысле этого слова. Однако нужно признать, что ее республиканская фор­ма правления - несмотря на имевшие место в ее истории три вмеша­тельства армии в государственные дела - является сегодня самой
Этот принцип, который также называют модернизмом, должен вместе с национализмом удовлетворить идеологический и духовный голод, который должен был появиться благодаря отделению рели­гии от государства в соответствии с лаицизмом.
Понятие инкиляп, которое можно перевезти как «революция» или «переворот», указывает на то, что кемалисты исходили из не­обходимости быстрого и интенсивного развитие турецкого обще­ства. Ясно направление этого развития: Турцию надо было рефор­мировать по западному образцу. Одежда, конституция, методы работы, наука и даже образ мысли должны были подвергнуться непрерывному процессу европеизации. Сначала кемалистам было по большому счету все равно, найдут ли нововведения отклик у на­рода или нет, потому что по их представлениям турки в историче­ской перспективе все равно рано или поздно должны были прийти к европейскому мировоззрению. Другой альтернативы развития у Турции, по их мнению, не было, так как европейская, западная ци­вилизация мыслилась единственной в своем роде - это известное кредо Ататюрка.
В основе реформизма лежит вера в западный образ мысли и жиз­ни, а именно в современность, и если «отстающий» народ эту веру не принимает, то нужно продвигать ее через соответствующие по­становления. Насколько поверхностно и одновременно радикально этот принцип порой воплощался в жизнь, показывает «шапочный закон» 1925 года (см. раздел «История Турции - борьба культур»), который «выбросил на помойку» старые фески и надел на турецкие головы панамы. Несомненно, Ататюрк и его Народно-республикан­ская партия боролись за свою цель из лучших побуждений и стре­мились удовлетворить интересы нации. Они не боялись никаких трудностей, чтобы через объяснение и пропаганду настроить народ положительно относительно необходимых изменений. Но ведь но­вая шляпа не значит новая голова.
Времена мгновенных культурных революций уже прошли, головы думают самостоятельно и своенравно - во многом благодаря ататюркским реформам. Надежда на то, чтобы превратиться в Запад, остыла, но зато с Западом наладились отношения.
эффективной и стабильной среди других исламских стран. Вся ис­тория Турецкой республики является прекрасным примером того, как из одного, первоначально, скорее всего, тактического хода вы­росла целая политическая субстанция.
Праздник республики 29 октября (джумхурийет-байрамы) явля­ется важнейшим национальным праздником. В этот день все высоко­поставленные чиновники наносят визит президенту страны. В этот день - как и во время всех других национальных праздников - кла­дутся венки к подножию важнейшего памятника на площади Таксим в Стамбуле. Это памятник Республике (джумхурийет-абидеси), кото­рый изображает Ататюрка в гражданской одежде.
Популизм (халкчылык)
Турецкий националист и философ Зия Гёкалп (1876-1924) развил свою идею популизма исходя из разработок социологов Эмиля Азркхейма и Леона Буржуа. В основе его идеи лежала модель обще­ства, состоявшего не из классов, а из различных профессиональных групп, которые должны были работать на всеобщее благо.
Такая структура социума идеально вписывалась в националисти­ческую идею Ататюрка. Слаборазвитое доиндустриальное турецкое общество не знало классов, которые являются признаком индустри­ального государства. Таким образом, социалистическая и марксист­ская концепции о достижении бесклассового государства являлись беспредметными для Турции.
Дело оставалось только за тем, чтобы согласовать частные про­фессиональные и сословные интересы с интересами государства, и для этого было достаточно одной партии - а именно Народно-рес­публиканской партии. Так как эта партия представляла весь народ -чем больше партий, тем больше классов, она была единственной институциализированной формой национальных интересов - таково кредо основателя государства.
Только после 1945 года начался трудный и тернистый путь разви­тия многопартийности, которая учитывает разнообразие взглядов народа (лат. популус, турецк. халк). Турецкий народ постепенно вжи­вался в роль, которой его настойчиво учили.
Этатизм
Последний организационный принцип нацелен на управляемое и поддерживаемое государством экономическое развитие Турции, когда государство само выступает как крупнейший предпринима­тель. Кемалисты не могли из-за слабо развитой индустрии обречь страну на либеральную «свободную расстановку сил» (частный сек­тор в экономике, приватизация и т. п. - Прим. перев.), так как это означало бы буквальную распродажу турецких интересов из-за высокой международной конкуренции. Поэтому Народно-республиканская партия специально включила в 1937 году принцип этатизма (этат - «государство», турецк. девлет) в конституцию.
Между 1923 и 1937 годами появились крупные государственные банки Зираат-банкасы, Иш-банкасы, Сюмер- и Етибанк. Государство выделяло средства в основном на развитие областей индустрии и инфраструктуры.
Начиная с эпохи Мендереса (1950-1960), а особенно при пре­мьер-министре Озале (1983-1989, «Озализм») активно проводилась приватизация, но даже сегодня еще некоторые сферы, такие как железные дороги, воздушный и морской транспорт, горное дело, нефтехимия и другие, находятся в руках государства. Пять самых крупных предприятий Турции управляются государством. Поскольку большинство государственных предприятий не достигает уровня производительности частных, более того, они часто бывают убыточ­ны, их приватизация постоянно стоит на повестке дня любого пра­вительства. Таким образом, этатизм представляет собой самую уста­ревшую опору кемалистской идеологии.
Оглядываясь сегодня на восьмидесятилетнюю историю кемализ­ма, нельзя не удивляться и не снимать «панаму» перед его отцом (и его партией), который как никто другой укрепил положение ислам­ского государства в современном мире. Даже если при этом демо­кратии нередко помогали подняться на ноги не пряником, а кнутом.
История до сих пор не решила, является ли кемализм в первую очередь конкретным решением в конкретный переломный историче­ский момент или же это идеологическая норма на длительный срок, которая может удовлетворить требования современной Турции с ее противоречивым самосознанием. Вторая точка зрения - которой придерживаются кемалисты - находит сегодня мало поддержки, слишком сложной и разнообразной стала жизнь в нынешней Турции.
Возможно, с кемализмом всегда будут связывать иронические строки Антуана де Сент-Экзюпери, который в «Маленьком принце» дает признание турецкому ученому, а именно астроному, среди за­падных коллег только тогда, когда он одевается в современную одежду. «К счастью для репутации планеты Б-612 турецкий диктатор приказал своему народу под угрозой смертной казни носить только европейскую одежду. Астроном повторил свой доклад в очень эле­гантном костюме. И на этот раз все признали его правоту». Так что по одежке встречают не только людей, но и целые государства.
Само собой разумеется, что сарказм Экзюпери касается в первую очередь не Ататюрка, а западной современности. Но возможно, что кемализм есть ни что иное, как выцветшая переводная картинка с захватившего весь мир призрака прогресса.



Категория: Эти поразительные турки | Добавил: magnitt
Просмотров: 3909 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Copyright MyCorp © 2017
Сайт управляется системой uCoz