Туристический центр "Магнит Байкал"
                                                                                
                                                                                                                                    

Среда, 20.09.2017, 15:25
Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход

Страны, города, курорты...

Главная » Файлы » Эти поразительные турки


Национализм, пантюркизм и курды
[ ] 24.09.2010, 23:41
Национализм, пантюркизм и курды
Не Мутлу Тюркюм Дийене — Какое счастье иметь право сказать: «Я турок».
(Кемаль Ататюрк)
 
Когда на границе между турецкой и греческой частями острова Кип греческий киприот попытался снять с флагштока турецкий флаг, он был застрелен, не успев совершить задуманное. Тогдашняя премьер-министр Тансу Чиллер кратко прокомментировала: «Никто не может безнаказанно посягнуть на турецкий флаг».
Очевидно, что флаг (байрак), который воспевается в национал ном гимне {истклял марши, «Марш независимости»), является почт священным символом турецкого национализма. Каждый день флаг торжественно поднимается над общественными зданиями, при это чиновники должны снимать шляпы, а в школах в это время ученики поют гимн. Частные фирмы и простые граждане могут вывешивают флаг из своих окон только по праздничным дням как доказательство личной национальной гордости, которую чувствует в себе каждый гражданин.
Два важнейших принципа турецкой конституции - национализм лаицизм - существенно различаются между собой. В то время как лаицизм занимает только оборонительную позицию и ни в коем случае не представляет собой антиисламский образ мысли, национализм активно заполняет идеологические пустоты, образовавшиеся, когда религия была смещена с позиции единственного жизненное принципа. Национализм как принцип, формирующий самосознание в Турции, может рассчитывать на долговременное признание у граждан - в отличие от сильно критикуемого секуляризма. Правда, к сожалению, он касается не только таких безобидных вещей, как; вывешивание флага, но и более сложных вопросов, например во­проса отношения к этническим меньшинствам.
Турецкое слово для обозначения национализма - миллийетчилик — происходит от уже известного нам миллет. Этим словом во времена Османской империи обозначались религиозные - не светские - об­щины мусульман, христиан и иудеев. Национализма в современном смысле в Османской империи не было.
Значение слова миллет (в современных сложных словах использу­ется равнозначная ему часть слова милли) изменилось только тогда, когда младотурки и кемалисты стали использовать появившееся во время Французской революции понятие «государственная нация» и начали пропагандировать турецкий национализм. Он должен был занять место религии, у которой отобрали власть, и как принцип, действующий на определенной территории, определить формаль­ную и содержательную идентичность государства.
Все народности, жившие на территории турецкого государства -а это курды, черкесы, лазы (грузины), арабы и многие другие, - бы­ли отнесены к туркам или, точнее, к турецкой нации; для отнесения их к турецкой нации вышеупомянутым меньшинствам лишь было необходимо признать самих себя турками. То есть турком был тот, кто чувствовал себя турком и одобрял неприкосновенность турец­кой нации, даже если он в этническом отношении не был турком. За­явленное в конституции равноправие, что никто не может быть уни­жен из-за своей расы, пола, языка или вероисповедания, имело сво­ей целью не защиту многообразия государственных культур, а про­возгласило то, что турецкая нация и культура являются общим до­стоянием, стоящим над этими признаками. «Этот закон имеет своей задачей ликвидацию имеющихся этнических и религиозных нера­венств и предотвращение образования сообществ людей по этниче­скому принципу»26.
Турецкая нация как однородное сообщество подразумевает - с точки зрения кемалистского национализма - слияние других этни­ческих культур с турецкой государственной культурой. Непремен­ным условием при этом является уважение целостности государст­ва. Сепаратистские устремления этнических групп, например стрем­ление к автономии, могут караться смертью как «преступления про­тив многонационального статуса государства» (статья 125 уголовно­го кодекса). В конституции 1982 года за турецким языком утверж­ден статус национального языка. Ныне не может быть образована ни одна партия, целью которой является защита другого языка, культуры или вероисповедания.
В то время как национализм находится над всеми партиями и явля­ется основой кемализма, все более распространяющийся пантюр­кизм (тюркчулюк) находит для себя реакционно-националистичес­кую опору в Партии национального действия. Основанная и идео­логически сориентированная ее легендарным экс-руководителем Алпарсланом Тюркешвм партия заслужила еще больше уважения, когда она в июне 1999 года вступила в коалицию с Демократичес­кой левой партией премьер-министра Эджевита и частично взяла на себя политическую ответственность. Европейцы должны удивляться тому, как социал-демократы и правые националисты могут уживать­ся в одном правительстве. Но Партия национального действия, чья молодежная организация «Серые волки» еще в 1960-е годы имела серьезные разногласия с левыми партиями и наводила на всех страх, после смерти в 1997 году ее главного идеолога приобрела более сдержанный характер.
Алпарслан Тюркеш (уже одно взятое им имя является программой: при султане Алп-Арслане тюрки-сельджуки в XI веке одерживали важные победы над христианами) представлял туранизм как тюрк­ский национализм. Он мечтал о Великой Тюркской империи, терри­тория которой распространялась бы от Балкан через Кавказ до са­мой китайской границы. Дело в том, что на всей этой территории живут тюркоязычные народы и они близки по языку, мышлению и культуре жителям Анатолии. Уже султан Абдул-Хамид II (1876-1909) пытался изменить в борьбе с Россией карту этого региона.
Благодаря некоторым представителям младотурков идеи, пред­ставляющие Турцию Великой империей, дошли (частично) до Кема­ля Ататюрка. Но он был достаточно хорошим политиком и реалис­том чтобы почерпнуть из этих идей не столько территориальные притязания, сколько идейное возрождение турецкой культуры. По­тому как что еще могло так усилить национальную гордость турков, как не подтвержденный конгрессом историков тезис о том, что тюркоязычный народ еще со времен шумеров и хеттов - то есть задол­го до арабов и их ислама - был народом, образовавшим свое госу­дарство? Что их язык был языком солнца, который повлиял даже на кельтский язык, то есть их язык намного универсальнее и возвышен­нее, чем язык арабов, который в исламе ошибочно считается языком Бога и только временно занимает в Коране место Великого Турецко­го языка?
Все эти и другие теории служили Ататюрку ни чем иным, как средством для уничижения ислама и внушения народу доисламской национальной гордости. А чтобы приблизиться к вожделенной для кемалистов западной цивилизации, Зия Гёкалп - одновременно ту-ранистский и модернистский философ - объяснил, что туранизм и западная цивилизация не только не исключают друг друга, но и что (доисламские) тюрки подарили миру демократию, феминизм и популизм.
Еще радикальнее настроен Кенан, с которым я познакомился на полуострове Бозбурун и который работает в Партии национального действия на региональном уровне. Уже при одном только упомина­нии основателя партии Алпарслана Тюркеша его лицо принимает «богопоклоническое» выражение. «Все большие культурные дости­жения пришли из тюркской культуры, поскольку она является ста­рейшей культурой мира. Меня не интересует ислам или там Европей­ский союз, потому что если мы, тюрки, будем держаться вместе и жить мирно, то Европейский союз будет добиваться нашего распо­ложения».
Партия национального действия могла, по крайней мере отчасти, ссылаться на Ататюрка и его национализм, когда она развивала свои великотюркские фантазии и возвышала их до политической про­граммы. Когда распался Советский Союз и тюркские государства -Узбекистан, Казахстан, Азербайджан, Туркменистан и Киргизия -стали независимыми, не только туранистам показалось, что прибли­зилась эра объединения Великой Турции. За проходящими ежегод­но встречами на высшем уровне президентов этих республик следят
СМИ, инвесторы и представители образования. И взаимные надеж­ды на совместные политические и экономические действия до сих пор оправдывались. Благодаря этому националисты из Партии на­ционального действия, завоевав в 1999 году 18,1% голосов избира: телей, достигли удивительно хорошего результата. Причиной этого успеха можно считать тот факт, что многие турки чувствуют себя разочарованными и униженными из-за постоянно откладывающего­ся принятия Турции в Европейский союз, а пантюркизм националис­тов обещает сглаживание этой обиды. Также многим неприятна ев­ропейская критика обращения турков с курдской проблемой. Этой критикой европейцы наступают на самое чувствительное место ту­рецкой националистической концепции.
Курдский вопрос
Курды (кюртлер) - это индоевропейский народ, который происхо­дит скорее всего с территории нынешнего Ирана. Уже примерно за 1000 лет до Рождества Христова курды заселяли земли между со­временными Турцией, Ираком и Ираном.
Никогда не существовало самостоятельного государства Курдис­тан. Это говорит, с одной стороны, о могуществе соседних народов, но с другой стороны, этот факт доказывает родовое устройство курдского общества, в котором племена и кланы образовывали за­мкнутые единства. Господству кланов способствовали географичес­ки сложно доступные горные районы Восточной Анатолии и Ирана, что в прямом смысле служило преградой для осуществления цент­рализованного управления.
Название «курды» происходит из их языка, который принадлежит к западноиранской группе (как и государственный язык Ирака -фарси) и определяет принадлежность курдского народа к индоев­ропейской языковой семье. Собственно, нет такого языка, как курд­ский. Язык курдов делится на курманджи (на нем говорит основная часть курдов), сорани и зазаки. Различия между этими языками ве­лики, так что говорящий на зазаки вряд ли поймет того, кто говорит на курманджи. Тем более странным кажется то, что и язык не явля­ется показателем принадлежности к курдскому народу. Из-за того что в Турции все языки и диалекты, кроме турецкого, объявлены властью «вне закона», многие курды намного лучше владеют турец­ким языком, чем курдским. Это касается даже руководителя воин­ствующей курдской освободительной организации Курдская рабо­чая партия (см. ниже) Абдулы Оджалана, чьи знания курдского язы­ка явно недостаточны28.
С точки зрения религии курды также не представляют собой од­нородного общества. И хотя большинство - около 70% - относят себя к суннитскому исламу, курды-алавиты представляют собой то­же большую группу - примерно 20%29. Среди курдов есть также немногочисленные последователи христианства и представители апокрифической секты езидов, чья своеобразная вера содержит доисламские элементы и чья обусловленная религией обязанность не разглашать тайн столетиями стала поводом для клеветы («поклон­ники дьявола») и гонений.
Османские султаны довольствовались признанием их верховен­ства в Курдистане, но фактическую власть предоставляли местным курдским князьям и предводителям кланов. В общем и целом они были надежными вассалами султана, которые вместе с Турцией ох­раняли восточную границу от персидского соседа. Поскольку боль­шинство курдов как верующие сунниты относились к одному с тур­ками религиозному обществу (исламская умма или миллет) и не под­вергали сомнению статус османского султана как халифа, то в тече­ние столетий курдам не приходило в голову считать себя захвачен­ным народом. Религиозное, а не национальное единство с турецким народом было решающим признаком.
Эта религиозная солидарность с турецким народом и верность ха­лифату была выгодна даже кемалистам. В своей освободительной борьбе благодаря религиозной терминологии они смогли перема­нить курдских руководителей на свою сторону. Только когда Ата­тюрк после победы полностью дал ход национальной и антирелиги­озной революции, разрушилась старая религиозная связь. Единст­венное связующее - религия - уничтожалась, а ее представитель -уважаемый как турками, так и курдами халиф - был выслан из стра­ны. Таким образом, кемалистский национализм поглотил две нации: турецкую - как и задумывалось, а заодно и курдскую. В результате последняя начала борьбу за самоопределение и самостоятельность.
Согласно Лозаннскому мирному договору (1923) кемалисты дали статус религиозных меньшинств христианам - грекам и армянам, а также евреям. Этот статус гарантировал им право на сохранение культурного и религиозного своеобразия и на использование их язы­ка (что касалось и школ). Всех остальных, за исключением этих трех религиозных групп, касался введенный турками в Лозанне принцип единства территории и населения государства, то есть все прочие этнические различия ликвидировались и утверждалось абстрактное понятие «турецкая нация».
Хотя турки с численностью 92% составляют значительное большин­ство населения государства, курды, тем не менее, - это по меньшей ме­ре 6,2% населения (то есть приблизительно 5 миллионов человек30), таким образом они представляют хотя и меньшинство, но меньшинст­во очень внушительное. Право на самоопределение народов, которое кемалисты посчитали необходимым для создания турецкой нации, не могло быть использовано курдами - как и другими меньшинствами потому что все они в связи с введением понятия «турецкая нация» ав­томатически становились «турками». То, что эта «турецкая нация», мо­дель которой была взята кемалистами с Запада, была вынуждена не замечать фактического мультинационального своего состава, возникла из необходимости защищать новое государство от сепаратистски требований других национальных групп. И курдов (кюрт) долгое время называли эвфемизмом «горные турки» (дали тюрклер), хотя это на­звание так и не получило официального статуса.
Первое восстание курдов, возглавленное шейхом Саидом из ордена дервишей Накшибенди в 1925 году, хотя и имело религиозны характер и было поднято против «безбожной» секуляристской пол| тики центрального правительства в Анкаре, все же уже тогда имел националистические черты. Восстание было быстро подавлено не в последнюю очередь из-за соперничества курдских кланов; Саид и другие его руководители были повешены в Диярбакире.
После этого кемалисты не просто усилили антирелигиозную политику. Они также начали департацию курдов, которые, согласи вступившему в силу в 1934 году закону как «лица, не имевшие связи с турецкой культурой», должны были быть «ассимилированы», то есть превращены в турков. Курдская диаспора, которая состояла и; ранее высланных за границу курдов, теперь появилась и внутри Турции. Из своих родных регионов на (юго-востоке страны курдов переселяли теперь и в западные области Турции (особенно в крупные города), чтобы они жили бок о бок с турецким народом. Любые публикации на курдском языке были запрещены.
После безуспешных восстаний 1930-х годов наступил (пос 1945 года) период демократизации, который несколько разрядили обстановку. Депортированные семьи смогли вернуться в Курдистан правительство, среди прочего, признало сложную экономическую ситуацию на юго-востоке страны важной причиной недовольств жителей в этом регионе. Постепенное возвращение ислама частично вернуло курдским шейхам и предводителям кланов их бывший вес; многие из них, работая в партиях, искали сотрудничества с правительством и в качестве курдских парламентариев (представляя турецкие партии) переезжали в Анкару.
Все же отношения оставались напряженными. Кемалистские руководители государства с недоверием относились к ycтpeмлeниям которые в их глазах угрожали единству государства, в частности сепаратизму (болючулюк) или к ориентированному на автономию регионализму (доучулук). В области идеологии научные публикации пытались доказать, что курдские язык и национальность по сути т же самое, что и турецкие (кюрт-тюрклери - «курдотурки») и что не существует такого народа, как собственно курды.
Мировая общественность узнала о курдской проблеме в основ­ном благодаря воинствующей деятельности Курдской рабочей пар­тии (Партия Каркерен Курдистан). Возникшая в 1970-е годы марк­систско-ленинская организация была создана бывшим студентом политологии Абдулой Оджаланом, который видел свою партию как обученную военному делу партизанско-освободительную армию, противостоящую турецким войскам и сотрудничающим с ними курдским кланам. Для поддержки мировой общественности Оджа­лан старался вывести конфликт на международный уровень. Когда турецкое армейское руководство после военного путча 1980 года приняло строгие националистические меры и в 1983 году был при­нят направленный против курдов закон о языке № 2392 (о запрете курдского языка как разговорного, отменен в 1991 году), Курдская рабочая партия, которая размещала свое руководство вне зоны до­сягаемости турецкой армии в Сирии или Северном Ираке, начала набеги на деревни и военные части в Юго-Восточной Анатолии. В то же время члены Курдской рабочей партии и ее сторонники стара­лись с помощью демонстраций за границей вывести борьбу на меж­дународный уровень.
Ответом турецкого руководства стали жесткие военные контр­атаки и создание системы кёй коруджусу (деревенских сторожей). Речь шла о формировании штата верных правительству курдов, ра­бота которых оплачивалась государством и которые, сотрудничая с армией, защищали свои деревни от нападений Курдской рабочей партии (во время кульминации борьбы с недовольными курдами на­считывалось около 80 ООО деревенских сторожей). Кроме того, в юго-восточных провинциях Анатолии, ситуация в которых оказалась близка к гражданской войне, было объявлено чрезвычайное поло­жение.
После войны 1991 года в Персидском заливе ситуация измени­лась как в военном, так и в политическом смысле. В связи с пораже­нием Ирака и ограничением его суверенитета в северных областях с 1992 года турецкая армия, нарушая государственные границы, нача­ла активную деятельность против иностранных баз Курдской рабо­чей партии. Последняя была в результате сильно ослаблена, а час­тично даже разрушена. В то же время, к удивлению мировой обще­ственности, Турция выступала как прибежище для тех иракских кур­дов, которые бежали через северную границу Ирака от Саддама Ху­сейна.
Существовавший с 1983 года абсурдный запрет языка отменил Тургут Озал. В дальнейшем курдская проблема официально широ­ко обсуждалась. Были созданы «Курдский институт» для исследова­ния курдского языка и «Фонд курдской культуры и исследований», частные радиостанции получили разрешение на трансляцию на курдском языке на юго-востоке Турции. Но все же армия и консти­туционный суд строго следили за тем, чтобы не появилось чего-то наподобие «Курдской партии». Любые подобные начинания губи­лись на корню, а продвигавшие их люди арестовывались. Правда, это давало право Европейскому союзу и независимым организациям по защите прав человека - таким как организация «Международная амнистия» - упрекать Турцию в нарушении прав человека. И хотя да­же со стороны высших должностных лиц поступали такие предло­жения по решению проблемы, как «создание федерации» или «пере­дача курдам права на самоуправление», они служили больше для психологического отвлечения от проблемы, чем для фактического изменения турецкого принципа «одно государство - один народ». Так, предложения либерального министра иностранных дел Исмаила Джема по (письменному) разрешению курдского языка и допуще­нию ограниченной автономии были весной 2000 года категоричес­ки отклонены армией.
В феврале 1999 года турецкому правительству удалась решаю­щая атака против Курдской рабочей партии. Председатель партии Абдула Оджалан после угроз Сирии со стороны Турции был вынуж­ден покинуть свое место жительства. После недельного путешест­вия он был задержан турецкой тайной полицией в Кении. 29.6.1999 руководителя Курдской рабочей партии, который в глазах большин­ства турков был только главой террористов и убийцей, приговорили к смерти. Вскоре после этого Оджалан, который обратился для пе­ресмотра смертного приговора в Европейский суд, призвал к окон­чанию вооруженного сопротивления турецкой армии. Хотя Курдс­кая рабочая партия напоследок все-таки сумела сильно потрепать нервы турецкому народу и турецкой экономике, угрожая туризму, у турецкого правительства были все основания праздновать победу. Ведь наряду с предполагавшимся окончанием боев в Юго-Восточ­ной Анатолии случай с Оджаланом (отказ от приведения в исполне­ние смертного приговора) был способен принести Турции еще и по­литическое доверие на Западе и повысить к ней уважение.
Тем не менее до сих пор курдский вопрос остается крайне про­блемным. Курдский народ, насчитывающий около 24 миллионов че­ловек, огромная нация, не имеющая собственного государства, по причине географической принадлежности к нескольким государст­вам и из-за своей внутренней разобщенности до сих пор практиче­ски не имеет шансов стать суверенным и единым обществом. Такие реалистичные прогнозы означают, что курды будут скорее придер­живаться программы автономного существования на территории того государства, где они живут - если это государство пойдет им навстречу, - чем будут добиваться полной независимости. Это каса­ется и курдов в Анатолии. С другой стороны, 37 ООО погибших с 1984 года, 3000 разрушенных деревень и по меньшей мере 2 милли­она изгнанных - все эти факты свидетельствуют о том, что Турция со своим на терпящим плюрализма и несгибаемым националистиче­ским принципом долго не сможет решить курдскую проблему.
Нарушения прав человека - произвольные аресты, пытки, полити­ческие убийства, которые много критиковались как Европейским сою­зом, так и независимыми организациями, составляют большую часть репрессивной курдской политики. То, что среди политических жертв числятся как приверженцы левых взглядов, так и исламисты (члены профсоюзов, писатели, политики), лишь подчеркивает борьбу несгиба­емого кемализма на два фронта и говорит о том, что кемализм видит для себя угрозу как со стороны левых, так и со стороны правых сил.
Однако кемализм все больше попадает под давление со стороны внутренних турецких организаций по защите прав человека (самая крупная из таких организаций - Инсан Хаклари Дерней). Это и же­лание скорее вступить в Европейский союз привели к тому, что Тур­ция стала вести себя более ответственно по отношению к правам че­ловека - особенное внимание уделили имевшему место жестокому обращению с заключенными в тюрьмах. Парламентом был опубликован циркуляр о пытках. Также было издано несколько новых зако­нов (например были установлены более высокие штрафы как для пытающих, так и для медицинского персонала, скрывающего факты жестокого обращения)32.
На экономическом уровне правительство пытается навести поря­док в исторически отстающем в развитии и опустошенном парти­занской войной юго-восточном регионе Анатолии. В этом отноше­нии следует в первую очередь сказать об известном проекте Гюней-доу Анадолу Прожеси. Это масштабный проект по строительству плотин, который вроде как должен превратить регион в райский сад. К 2011 году вода из Евфрата и Тигра должна собираться в 22 плоти­нах не только для сельскохозяйственных нужд, но и для выработки электроэнергии. Самое крупное водохранилище в рамках проекта, осуществляемого фирмой «Маммут», - водохранилище плотины имени Ататюрка, было открыто уже в 1992 году33. Кроме того, в 1999-2000 годах на развитие как инфраструктуры региона, так и системы образования и здравоохранения было выделено в общей сложности около 90 миллионов долларов.
Однако следует усомниться в том, что экономическое развитие юго-восточного региона - без изменений в политическом строе -ликвидирует курдскую проблему.
Конечно, тот факт, что даже Курдская рабочая партия (по край­ней мере, некоторые ее руководители) проявляет готовность к сов­местному поиску политического компромисса и отказывается от своих старых требований курдской независимости, показывает, что старый диалог и вековое сосуществование еще не совсем ушли в прошлое. Для необходимого компромисса - «строительства турец­кого дома с несколькими комнатами для других наций» - кемалисты могут воспользоваться старыми османскими «руководствами». В лю­бом случае построенный Ататюрком «дом на одну семью» долго не простоит - его нужно реконструировать. В этом отношении следует вспомнить самого Ататюрка, потому что одно из знаменитейших его высказываний украшает многие площади Турции. Оно гласит: «Мир в стране - мир во всем мире». Какое чудесное изречение...



Категория: Эти поразительные турки | Добавил: magnitt
Просмотров: 3419 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Copyright MyCorp © 2017
Сайт управляется системой uCoz