Туристический центр "Магнит Байкал"
                                                                                
                                                                                                                                    

Четверг, 01.10.2020, 00:22
Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход

Страны, города, курорты...

Главная » Файлы » Эти поразительные турки


Тяжелый жребий чести - намус
[ ] 24.09.2010, 23:47
ОСНОВНЫЕ ПОНЯТИЯ ТУРЕЦКОЙ КУЛЬТУРЫ
Тяжелый жребий чести - намус
Знаете ли вы фильм «Йоль» («Путь»)?
Это знаменитейшее произведение турецкого режиссера Йылмаза Гюнея почти всегда вызывает непонимание, ярость и отторгается за­падными зрителями, а иногда даже провоцирует появление таких симптомов шока, как безмолвие и глубокую задумчивость. Одной из причин этого является развитие сюжета фильма48, согласно которо­му мужчина возвращается из мест заключения в свою деревню в Анатолии, чтобы восстановить свою честь. В доме его отца в дале­кой, зимней, заснеженной Анатолии пораженный зритель видит привязанную к столбу, растрепанную жену арестанта. Из мольбы и слезливых самообвинений женщины зритель только может догады­ваться, что она совершила что-то такое, что и в ее собственных гла­зах является предосудительным (в фильме имеются в виду сексуаль­ные отношения во время отсутствия мужа). Женщину держат в до­ме как скотину, она не может мыться, а также ей не разрешено ви­деть сына, родившегося в браке с арестантом. Когда, наконец, мол­чаливый и задумчивый во все время поездки заключенный приезжа­ет домой, его отец строго требует наказания для жены. «Если ты это­го не сделаешь, это сделаю я», - провоцирует он сына. Супруг идет к своей привязанной жене, которая унижается перед ним и, говоря о самопрезрении и осуждая себя, молит о пощаде. Жестикуляция и мимика мужа - а она говорит о по меньшей мере такой же сильной внутренней драме, которая разворачивается параллельно видимым событиям! - выдают его внутреннюю борьбу между сочувствием и социальной обязанностью (защите оскорбленной чести)
Мужчина развязывает свою жену, и она может помыться. Затем вместе с их общим сыном, которому исполнилось 10 лет, они пеш­ком отправляются в ближайший маленький городок, где следует ос­тавить сына у родственников. Дело происходит зимой, в лютый мо­роз, и путь лежит через покрытую глубоким снегом долину. Сын и отец привязывают широкие доски к зимним ботинкам, что не дает им проваливаться в снег, мать же вынуждена идти в домашних туф­лях. Она все больше отстает от сына и мужа - и зритель тщетно на­деется на какой-нибудь перелом в развитии этой сцены, которая все яснее походит на казнь. И хотя маленький сын, в конце концов, со­противляется отцу, бежит как сумасшедший назад к упавшей мате­ри, бьет ее, чтобы она не засыпала в снегу, волочит ее по снегу и та­щит ее на своих плечах, кричит ей - первый раз он прерывает свое молчание - чтобы она не сдавалась, но уже поздно, и женщина уми­рает: насилие чести одержало победу над слишком поздно заявив­шем о себе сочувствии.
Внутренняя борьба мужчины, который явно представлен режис­сером далеко не как бездушный убийца или судья, проявляется еще раз в конце фильма: он снова сидит в поезде, возвращаясь назад в тюрьму. Он снова также безнадежно молчалив, как и прежде. Он играет со своим обручальным кольцом, одетым на пальце, повора­чивает его, пытается снять, он почти уже снял его - и вдруг он ре­шительным движением снова его одевает...
Слава Богу, что это только фильм!? Несколько лет назад всеобщее внимание привлек такой случай50: работающий в Германии положи­тельный во всем отец семейства с незапятнанной репутацией убил свою дочь, потому что она - выросшая в Германии - не собиралась расписываться со своим другом. На вопросы отца о помолвке моло­дая пара отвечала очень уклончиво. Каждый раз, когда отец приез­жал в свою родную анатолийскую деревню, его спрашивали, что там позволяет себе его дочь и будет ли он за ней следить. Следовало ли ему терпеть такое позорное поведение? Должен ли был каждый смеяться над ним и его семьей и показывать на него пальцем? Никто из живущих в современном обществе не может себе представить, что творилось в душе этого человека под общественным давлением, прежде чем он взялся за нож, чтобы убить своего родного ребенка. Приговор суда он выслушал молча.
Значит, все же не только фильм? В турецком обществе всегда бы­вали и сегодня имеют место подобные крайние ситуации, трагедии, когда свою честь оказывается возможным отстоять, только убив оскорбителя.
В дружеском ли кругу или во время международной встречи, которую, например, сотрудники немецкой фирмы подготавливают к открытию своего филиала в Турции, реакция европейцев - жи­телей просвещенного Запада - на подобные случаи всегда одина­кова: «Ужасно, бесчеловечно, варварство» - таков смысл этой ре­акции. Более понятным для европейцев такое поведение турков становится только тогда, когда они вспоминают, что подобное по­нимание чести существует (или существовало) в сельских облас­тях юга Италии и Испании. Надо лишь вспомнить о строгих сици­лийских требованиях чести, которые также признают кровную месть, или о том, что не так давно жизнь в деревнях Германии шла по обязательным правилам, установленным в специальном мо­ральном кодексе, а нарушение этих правил наказывалось исклю­чением преступника из деревенской общины или бойкотировани­ем его.
Также и насильственный аспект поддержания чести - убийство оскорбителя - становится понятнее, если обратиться к другому примеру. В Турции от юной девушки, еще девственницы, которую преследует мужчина, угрожая ей изнасилованием, ожидают очень активной защиты (еркек гиби - как мужчина) и готовности любы­ми способами избежать посягательств, даже убить преследовате­ля при необходимости - будь это ее собственный дядя, брат или отец. Для таких случаев в турецком уголовном кодексе, который выстроен на основе итальянского уголовного права, предусмотре­ны смягчающие вину особые обстоятельства. Западный наблюда­тель в таком случае легко сможет оправдать девушку, указывая на то, что речь здесь идет не о какой-то абстрактной чести, а о защи­те от конкретных угроз конкретному человеку. В данном случае девушка - жертва, а не преступник. И европеец, как правило, не видит, что общего этот случай имеет с описанными выше. Но с точки зрения оскорбленного супруга или отца речь идет о таком же существенном, конкретном, хоть и социальном оскорблении. Так что мы должны подробнее рассмотреть турецкую (или точнее аграрно-патриархальную) систему ценностей и три ее категории: намус, шереф и сайгы.
Честь (намус) представляет собой центральное понятие турецкой семьи, влияние этого понятия особенно заметно - но не только - в традиционных больших семьях. Намус - это такое трудноуловимое Достояние, которое каждый получает при рождении и которое не­обходимо защищать на протяжении всей жизни. Его нельзя купить или приобрести каким-нибудь другим путем, его можно только за­щищать, но если оно уже потеряно, его никогда нельзя вернуть.
Женщины
Намус имеют как женщины, так и мужчины в равной степени. Здесь есть только одно существенное различие: женщины обладают мате­риальной, личной честью - их сексуальной непорочностью.
Девушка (кыз) тогда ведет себя порядочно (намуслу), когда она решительно отвергает любые посягательства не ее непорочность и чистоту (девственность). Девушка должна вступить в брак девствен­ницей - это остается правилом даже сегодня, несмотря на распро­странение современного образа жизни.
После свадьбы девушка приобретает статус жены (ханым), чья честь теперь заключается в верности супругу и семье. Угроза этой чести постоянно приходит извне и выражается в присутствии чужо­го мужчины; таким образом, честь должна каждый день защищать­ся заново. Сексуальная привлекательность женщины (подробности изложены в следующей главе) притягивает мужчин. Но мужчины по­том будут легко оправданы, если женщина поведет себя непорядоч­но - ведь женской привлекательности трудно противостоять.
Это приводит к тому, что девушки и женщины для защиты своей чести прячут свою привлекательность (чадра, платок51, скромная одежда) и/или избегают или строго контролируют все угрожающие чести ситуации. Даже современная, «кемалистически по-западно­му» настроенная женщина из высшего слоя общества, которая отка­залась от чадры и платка и работает с мужчинами-коллегами, имеет в своем распоряжении достаточно инструментов и методов, чтобы защищать свою честь. Например, средством определить дистанцию и продемонстрировать моральные принципы может служить под­черкнуто элегантная одежда. Благодаря одежде становится понят­но, что женщина не позволит чужому мужчине поставить себя в ще­котливое или компрометирующее ее положение. Здесь вспоминает­ся смешно звучащее, но серьезно воспринимаемое правило трех се­кунд - придуманное именно современными женщинами (никогда не смотри в глаза чужому мужчине дольше трех секунд). Важна также способность сделать недоступной и непроницаемой свою ауру с по­мощью сдержанного и уверенного в себе поведения. Следователь­но, женщины сами определяют степень близости в отношениях с противоположным полом.
В качестве поддержки всех этих методов порядочная супруга -как и незамужняя девушка - как правило, использует во время выхо­дов из дома сопровождение, которому придается большое значение. Сопровождающим может быть сестра, брат, а также подру­га/подруги. Кроме того, что выходить с кем-то намного веселее, та­кого рода сопровождение может служить свидетельством против злой клеветы.
Такие ситуации не должны возникать вообще, но поскольку они мо­гут случиться и независимо от поведения женщины, то меры нужно принимать заранее (используя, например, сопровождение). Ведь иначе из-за какого-нибудь глупого совпадения можно оказаться в комнате наедине с мужчиной, неважно, хочешь этого или нет. Для чести, которая дорогого стоит и которую все время приходится за­щищать, такая случайность может оказаться непоправимой.
И личное отношение к таким ситуациям значения не имеет (хотел -не хотел, виновен - не виновен), здесь важно избегать ситуации как таковой, возможности ее возникновения независимо от взгляда на нее человека.
Итак, мы определили первое глобальное различие между мышле­нием в западной и исламско-восточной культурах, с которым мы теперь будем встречаться постоянно. Западное мышление оценива­ет и оправдывает действие с точки зрения намерения (мотива) дей­ствующего, так что одна и та же ситуация может быть оценена по-разному. Традиционно исламское мышление оценивает внешнюю сторону ситуации, ситуации рассматриваются по одному и тому же принципу, «частности» в расчет не берутся, причины возникновения ситуации второстепенны.
Честь, таким образом, является личным компасом, который помо­гает избегать постоянно возникающих на пути рифов обществен­ной жизни. Самым ужасным из этих рифов является незаконная, внебрачная половая связь (зина). «Все общество следит за нравст­венностью одного. Нет ничего необычного в том, что соседи доно­сят в полицию об измене»53.
Если несмотря на все названные меры возникает ситуация, угро­жающая чести, - а она, как было сказано выше, может возникнуть даже внутри одной семьи, то девушка/женщина должна активно за­щищаться и предпринимать все возможное, чтобы предотвратить опасность потерять честь.
Женщине, которая поступает непорядочно (намуссуз) или недо­статочно хорошо защищает свою честь, грозит опасность (а это мо­жет случиться быстро и без ее собственной вины), что ее будут назы­вать проституткой (ороспу) и обращаться с ней будут соответствен­но. Между порядочностью кыз/ханым и непорядочностью ороспу нет никакого промежуточного уровня, так что глубина возможного паде­ния велика. Только пожилым женщинам, чье положение в обществе определяется все укрепляющейся ролью в семье и (одновременно) уменьшающейся привлекательностью, позволяется большая свобода.
Мужчины
Теперь обратимся к понятию мужской чести. В отличие от женщины, мужчина не обладает личной честью в физическом плане. Честь мужчины заключается в сексуальной неприкосновенности его се­мьи, то есть фактически мужская честь - это честь женщин (жены, дочерей), принадлежащих к его семье. Это отражается на отноше­ниях между мужчиной и женщиной, потому что честь мужчины, как мы видим, зависит от чести женщины. Так как мужская честь та­ким образом постоянно находится под угрозой, мужчина в отноше­нии женщин своей семьи все время пребывает в состоянии недове­рия или по крайней мере контроля.
Общество ожидает от мужчины активного отпора любым посяга­тельствам на его честь (читай: на честь женщин, принадлежащих к его семье). И поэтому ему приходится для профилактики неустанно следить за поведением и общением «своих женщин». Мужчине приходится работать на два фронта одновременно: с одной стороны он зависим от поведения женщины (и поэтому с самого начала их отношений, например со знакомства и в первые годы совместной жизни, мужчина недоверчив и тщательно следит за каждым шагом женщины). С другой стороны, мужчина должен вовремя предот­вращать опасности, идущие извне. С первым способом предотвра­щения этих опасностей мы уже знакомы, потому что он в принципе заключается в порядочном поведении женщины, которая сама ста­рательно и активно защищает свою честь и тем самым облегчает мужчине его задачу.
Однако как уже упоминалось, не все зависит от поведения пред­ставительниц прекрасного пола, и может сложиться ситуация, когда чужой мужчина-посягатель каким-либо образом перешагивает до­пустимую нормой границу в обращении с женщиной. В зависимо­сти от того, насколько традиционна и религиозна семья, неприлич­ным может считаться уже то, что чужой мужчина заговорил с су­пругой/дочерью, слишком долго на нее смотрел, или если поклон­ник не оставляет в покое дочь мужчины. В таком случае мужчина обязан со всей решительностью прогнать обидчика. В «легких слу­чаях» это делается с помощью очень громкой ругани, говорящей о готовности к дальнейшим действиям. Часто этого бывает достаточ­но, необходимо только показать свою готовность к защите и пригро­зить ею. В трудных случаях дело может дойти до рукоприкладства.
Если присмотреться пристальнее, то понятно, что мужчине нель­зя позавидовать, потому что он не только всегда должен быть начеку по отношению к чужим людям, но ему следует не забывать следить за поведением живущих в его семье женщин. Понятие мужской чести не привязано к личности отца. В случае смерти отца старший сын займет место главы семьи и будет исполнять обязанно­сти по защите чести женщин своего семейства.
Следует еще раз напомнить: честь можно только защищать, од­нажды потеряв, ее нельзя обрести снова. В отличие от шереф и сай­ты (см. ниже), намус - это не количественное понятие, которого можно иметь больше или меньше. Намус - это неизменная величи­на, получаемая один раз, она дает человеку уважение и признание в обществе. Потеря ее непоправима.
Мужчина, который живет в традиционной общине или деревне и застает жену на месте преступления, не может защитить свою честь иначе, чем смертью обидчика и жены (намусуну темизлемек = за­щитить свою честь).
Дочь, которая своим бесстыдным поведением порочит честь се-> вынуждает отца к действию - и при этом не важно, что отец любит дочь и что дочь может дать очень убедительное и вполне ло­гичное - с современной точки зрения - объяснение своему поведе­нию. V отца практически не остается выбора, поскольку он хочет из­бежать опасности потерять честь и превратиться в «ничто» - как ft глазах общественности, так и в своих собственных глазах.
Потеря чести, по крайней мере в традиционном обществе, озна­чает для мужчины практически конец жизни: хотя человек сущест­вует физически, но уважение и вообще любое признание в общест­ве потеряны для него навсегда. Следствием этого может стать то, что он в конце концов потеряет и самоуважение, у него словно зем­ля уйдет из-под ног, он не сможет больше жить в родном месте.
Единственно возможным избавлением в таком случае станет эмиграция или самоубийство. «Честь мужчины наиболее уязвима сразу по­сле свадьбы и в тот момент, когда его дочери уже готовы выйти замуж. Супруга представляет наибольшую опасность для чести муж­чины, потому что именно она может наиболее упорно ее разру­шать... Жена, которая приходит в дом чужим человеком... и в чьей верности никогда нельзя быть уверенным до конца, может принести порочность и позор всему роду. Женщина - это самое святое и уяз­вимое, что есть у мужчины». Эта скрытая - и по западным поняти­ям ужасная логика - «власть чести» постоянно заставляет мужчину подчиняться общепринятым нормам поведения - пусть даже вопре­ки его собственным желаниям.
Тот, кто теперь еще раз вспомнит приведенные нами примеры, сможет по крайней мере понять поведение мужчин, если не начнет уважать их. А если кому-нибудь интересно изображение феномена намус в литературе, тому можно порекомендовать роман Яшара Ке­маля «Если убить змею», где представлено понятие чести в его клас­сическом виде.
Конечно, следует подчеркнуть, что в связи с изменениями, произо­шедшими в последнее время в турецком обществе, намус уже не так влияет на жизнь людей, как это было описано выше. Особенно в го­родах, а также в туристических местах, там, где труднее уследить за жизнью людей и где все больше распространяется индивидуальный образ жизни, отличный от жизни большими семьями, влияние поня­тия намус значительно слабее.
Но все же проведенный в 1996 году государственной социальной службой опрос показывает, насколько глубоко в крови людей за­ложено понятие защиты своей чести. Так, только 10% всех мужчин готовы предоставить своим женам самим выбирать одежду. Значи­тельное большинство мужчин (открыто или тайно) бдительно следят за тем, как их жена появляется на людях, запрещают мини-юбки, слишком открытую одежду и слишком сильный макияж - и мы зна­ем почему.
Наглядно - и драматически - доказывает актуальность понятия чести такой факт. В 1999 году турецкий министр внутренних дел Хасан Ленизкурду запретил так называемый «тест на девственность», который хотя и никогда не был узаконен в Турции, все же проводился многими официальными учреждениями против воли исследуемой девушки. Могло случиться так, что влюбленная парочка, переноче­вавшая в отеле, задерживалась милицией, и если у людей не оказы­валось свидетельства о браке (эвленме джюзданы), то женщину обя­зывали пройти гинекологическое обследование, чтобы доказать свою «невиновность». Еще хуже обстояло дело, когда школьные учи­теля при каком-либо подозрении отправляли ученицу на обследова­ние, и при соответствующем результате следовало исключение из школы. Целый ряд подростковых самоубийств можно записать на счет таких порядков, которые в конце концов были признаны мини­стром внутренних дел как нарушение прав человека - возможно, слишком поздно.
Сложно подсчитать число самоубийств, связанных с понятием на­мус; такая же ситуация с ранениями и убийствами, совершенными с целью защиты своей чести или в рамках мести за оскорбление. Жерт­вами в обоих случаях являются в основном женщины. В 2000 году ор­ганизация «Международная амнистия», ссылаясь на статистику по ис­ламской Республике Пакистан, сообщила о возросшем количестве случаев насилия над женщинами (и мужчинами), совершаемого из-за оскорбления чести.
В контексте существующей необходимости постоянно защищать честь на первый взгляд кажется странным, что в ссорах и спорах мо­лодых турков вполне привычным делом являются самые грубые проклятия и ругательства. Общее во всех подобных ругательствах то, что человек хочет оскорбить другого, затрагивая при этом об­ласть намуса, оскорбляя женщин его семьи или его самого. «Я тр...л твою мать, твою сестру» и т. п. - это очень распространенные выра­жения. Противник, конечно, отвечает точно так же. Можно сказать, что такое поведение, которое до определенной степени допускает­ся взрослыми, служит для того, чтобы проверить наличие необходи­мого и желаемого взрослыми отношения молодого человека к его намусу и узнать его значимость для него с помощью специальных провокаций. Если же между защищающимся и оскорбителем чести появляются кулаки или в ход идут бутылки, значит, дело зашло слишком далеко и взрослым пора вмешаться. В подобном выясне­нии отношений, с одной стороны, реализуется насилие, направлен­ное на защиту чести, но одновременно это насилие и укрощается. Таким образом у мужчины формируется контролируемая готов­ность к агрессии, помогающая ему в дальнейшей жизни сохранять позицию, при которой он только угрожает, а к действиям переходит лишь в действительно сложных случаях61.
Многие проблемы, с которыми встречаются туристы (в том числе мужчины, но в основном женщины), являются результатом незнания о понятии намус. Читатель и читательница могут сами рассудить, ка­кой эффект произведет на турков появление на пляже легко одетой или вообще обнаженной туристки. Ужасный имидж «западной» жен­щины, чье поведение кажется айып (неприличным, непристойным) и намуссуз (непорядочным), является результатом культурного непо­нимания.
Еще более драматичным оказывается то, что приговор, вынесен­ный «западным» женщинам, сегодня подтверждается реальными фактами. Ведь в последнее время именно турецкое побережье ста­ло местом женского секс-туризма. Большинство туристок совсем не обращают внимания на то, что кроется за обаянием и заманчивым флиртом с турецкими пляжными мальчиками, чье поведение только на первый взгляд кажется порядочным. Конечно, они с удовольстви­ем принимают сексуальные предложения, исходящие от жаждущих любви или разочаровавшихся в ней туристок. Но в настоящей жиз­ни турков такое поведение привело бы к общественному проклятию. Такую женщину нельзя считать достойной уважения со стороны ее турецкого партнера, наоборот, она - и это, к сожалению, нужно так жестко выразить - является непорядочной «грязью», которая никог­да и ни за что не будет вхожа в турецкую семью.
Так выглядит мужская порядочность: с одной стороны, «грязь» очень желанна, но с другой - отвратительна.
В следующей главе вы узнаете, что это не противоречие и не муж­ское лицемерие, а древняя, патриархальная мораль, корни которой кроются в страхе перед женщинами.



Категория: Эти поразительные турки | Добавил: magnitt
Просмотров: 3814 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 5.0/7 |
Всего комментариев: 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Copyright MyCorp © 2020
Сайт управляется системой uCoz