Туристический центр "Магнит Байкал"
                                                                                
                                                                                                                                    

Суббота, 23.09.2017, 01:12
Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход

Страны, города, курорты...

Главная » Файлы » Эти поразительные турки


Традиции и мистика 2
[ ] 24.09.2010, 23:39
Мужчины, напротив, стремятся к небу, то есть в другую сторону. Оказывается, что и у мужчин есть «свой» культовый танец - столь же известный, как и женский танец живота, хотя и не такой распро­страненный: беззаботное вращение танцующего дервиша. Хотя этот восторженный танец имеет не только турецкие корни, его классическую версию можно увидеть в исполнении постоянно про­живающих в Конье общин мевлеви, что заставляет нас снова вер­нуться в Анатолию.
Как и в христианстве, в исламе наряду с официальной государст­венной религией рано получили распространение аскетическо-мистические учения, последователи которых стремились к особенно ин­тенсивным отношениям с Богом. Концентрируясь исключительно на Аллахе, они нередко отказывались от материальных благ и одева­лись в простые шерстяные одежды (арабск. суф), которые дали сво­им владельцам употребляемое до сих пор имя суфии. Суфизм (арабск. тасаввуф) провозглашает не столько подчинение Богу, сколько полюбовный союз между Богом и человеком. Поэтому он часто, с одной стороны, вступает в конфликт с государственными и религиозными носителями общественных ценностей, а с другой -его религиозность и любовная мистика дали ему быстрорастущее влияние на веру простого народа.
Вначале аскетичный образ жизни странников вели только отдель­ные дервиши (персидское название нищих). Однако уже в XII-XIII веках благодаря растущей популярности суфизма образова­лось большое количество суфийских орденов (турецк. тарикат), члены которых жили в похожих на монастыри заведениях (текке) под руководством шейха (арабск., турецк.) или пира (перс).
Мистические идеи были систематизированы по «школам», причем связь с философией неоплатонизма (влиятельным учением о бытии, в котором последнее представлено рядом нисходящих и восходя­щих ступеней, высшей из которых является Бог) объясняет точки со­прикосновения с христианской мистикой.
Дабы максимально приблизиться к Богу (путем поэтапного, по­степенного приближения), ордена развивали различные специаль­ные «техники». Высшей и последней целью мыслилось освобожде­ние от всего земного («отстранение») и мистическое сосредоточение на Боге. Наряду с традиционными «средствами» - бедностью и аске­зой (отказ от материального мира) - как средства познания Бога на передний план быстро вышли ритмические воззвания к Богу (дхикр -«ревущие дервиши») и танцы под музыку (сема).
Среди трех особенно важных в Турции орденов дервишей бекташи, накшибенди и мевлеви самым известным является орден мевлеви.
Его основатель Мевлана («Наш господин» = мастер) Джалаледдин Руми (1207-1273), отец которого, родившийся в Туркестане и изу­чавший мистические идеи, бежал со своей семьей от армий монго­лов в малоазиатскую Конью. Здесь Джалаледдин Руми в 1230 году стал учителем в теологической школе (медресе). Но решающей для будущего мистика стала встреча со странствующим дервишем Шем-сом из Тебриза, некоей мистической личностью, которая в качестве обожествленного «возлюбленного» должна была повлиять на буду­щее мышление Руми. Погружение в духовную красоту «возлюблен­ного» - отношения должны были быть только «непорочными» - ста­ло для Руми захватывающим процессом познания Бога, любовной мистикой, которая достигает своего апогея в великом мистическом союзе, в соединении души с Богом.
Хотя из-за завистливых врагов Шемс вскоре покинул Конью (ни­кто не знает, куда он исчез), Джалаледдин Руми, написав поэму «Месневи и манави», поставил ему вечный памятник. Это главное произведение Руми написано на персидском языке. Оно пред­ставляет собой один из значительнейших учебников софизма, со­держит 26 ООО стихов с парными рифмами, которые постоянно возносятся к теме божественного возлюбленного и вращаются во­круг нее.
Таким образом были обозначены форма и ныне во многом забы­тое первоначальное значение всемирно известного танца мевлеви, которым можно восхищаться и сегодня в день смерти мастера (1 7.12, «брачная ночь»). Под звуки ней (флейты), а также под мно­жество других звуков и барабанную дробь вращаются дервиши во­круг своей оси с вытянутыми горизонтально руками. Исполняя свой танец, они - словно звезды солнце - окружают центрального танцора, который вращается в другую сторону. Так гармоничное вращение позволяет изобразить покрытый звездами небесный свод, в котором отдельные «звезды» кружатся вокруг божествен­ного света.
Танцующие дервиши носят темно-красные, сужающиеся кверху цилиндрические фетровые шапки (которые символизируют над­гробные камни) и белые одежды, состоящие из короткой куртки и широкой юбки. Эти белые одежды в начале танца покрываются чер­ными накидками, которые символизируют земное бытие. Накидка срывается (земная смерть) по знаку шейха, так что танцующие пред­стают в совсем «чистом» развивающемся белом одеянии (белые по­крывала, которыми накрывают покойников, являются символом не­бесного духовного воскресения после земной смерти).
В то время как одна ладонь танцующего обращена вверх, к «небес­ному», чтобы получить оттуда божественный свет и любовь, другая ла­донь повернута вниз, чтобы полученное передать «земному». Глаза вра­щающихся закрыты, чтобы они могли отвлечься от всего внешнего и добиться внутреннего мистического созерцания Бога. Кульминацией танца, символизирующей «отстранение» от земного и путь к Богу, яв­ляется момент, когда вращающиеся опускаются на пол и в течение ча­сов остаются неподвижными в состоянии отрешенности (экстаза).
О, умирайте, о, умирайте, в этой любви умирайте
Если вы умираете в любви, вы получаете душу!
О, умирайте, о, умирайте и не бойтесь смерти
Если вы освободитесь от праха, вы унаследуете небо!
Этот внешне очень символичный астральный танец (он называется сема, что по-турецки означает «небо») точно имеет какие-то доисв дамские основы, которые пришедшему из Центральной Азии РумЛ были небезызвестны.
В 1925 году Кемаль Ататюрк распустил и запретил все ордена, хотя отношения между их членами неофициально продолжались Мо­настырь Мевлана в Конье - включая тюрбе (могилу) умершего 17.12.1273 мастера - превратили в музеи, но для большинства посетителей-турков он остался популярным местом религиозного поклонения. (С 1960-х и особенно с 1980-х годов в Турции вновь пробудился интерес как к ордену мевлеви, так и к другим братствам. Их! возрождение отразило усиление роли ислама в сломленном социальными и экономическими проблемами обществе. Традиционную духовную опору, а также конкретную материальную поддержку у орденов, давно связанных обязательствами общего благополучия и заботы, искали прежде всего бедные обитатели гечеконду).
С 1960-х годов в день смерти Джалаледдина Руми дервиши вновь ежегодно исполняют свой знаменитый танец. Сначала это происходило в семахане (здании в монастыре дервишей), но потом представление из-за большого числа зрителей - местных жителей и туч ристов - перенесли в большие залы. Даже когда в дальнейшем ор­ден мевлеви как религиозная организация был в очередной раз запрещен, его танец в 1985 году получил статус защищаемого rocyдарством культурного достояния, которому посвящались и посвяща­ются многие национальные конгрессы. Не в последнюю очередь поэтому Конья считается цитаделью религиозности, и не случайно четыре городских района (беледийе) возглавляются здесь политиками-исламистами из Фазилет Партией.
Женский и мужской танец
Итак, в Турции есть «женский» и «мужской» танцы. Один обращен к земле (земной жизни и рождению), а другой - к небу (земной смер­ти и уединению с Богом). Таким образом понятия «верх» и «низ» очень легко приобретают надпространственные и при этом естест­венным образом уравновешивающие друг друга значения.
«Богохульные» феминистки будут утверждать, что мужской Бог, который в своей свободе от чувственности парит над землей, оз­начает мужскую зависть, вызванную захватывающей и богатой близостью женщины и матери к земле и жизни. Превосходство же на самом деле принадлежит женщинам, так как Бог мужчин кроме «порождений разума» (идей) и пренебрежения и насилия в отноше­нии земного может предложить мало действительно плодотворных вещей.
«Богохульные» мужчины-шовинисты будут утверждать, что жен­ский Бог превозносит ничтожество хаотичного телесного мира, в котором существование и рождение не знают никакого развития, а только двигаются по кругу. Религиозный или (что тоже самое) технический прогресс возможен только при наличии развивающейся, переходящей границы идеи, которая привносит порядок в хаос. И это достаточно объясняется тем фактом, что историю в основном составили и написали мужчины.
Это касается танцев двух полов, которые (и не только в исламе) живут в двух различных пространствах, воспевают два кажущихся противоположными понятия (материя - идея) и находят выражение в двух различных гармониях. Может быть, мужчина и женщина яв­ляются двумя «противоположно заряженными» «космическими сила­ми», между которыми существует вечное различие. Одна из них стремится вверх, другая вниз, но они вынуждены жить вместе. Та­ким образом, встает вопрос: кто господствует над кем? Или: кто гос­подствует где? Вопрос, к которому мы позднее еще вернемся (см. раздел «Основные понятия турецкой культуры»).



Категория: Эти поразительные турки | Добавил: magnitt
Просмотров: 1701 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Copyright MyCorp © 2017
Сайт управляется системой uCoz