Туристический центр "Магнит Байкал"
                                                                                
                                                                                                                                    

Суббота, 25.11.2017, 13:48
Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход

Страны, города, курорты...

Главная » Файлы » Эти поразительные турки


Внутренняя сфера: семья и значение уважения - сайгы
[ ] 24.09.2010, 23:49
Внутренняя сфера: семья и значение уважения - сайгы
Даже когда женщина держит подсвечник, мужчина держит свечу. (Турецкая поговорка)
 
Сцену, произошедшую однажды ночью много лет назад, я не забу­ду никогда. Еще во времена своей учебы я подрабатывал по выход­ным, подвозя людей на машине. Одной прохладной и дождливой осенней ночью ко мне в машину на вокзале сел бородатый мужчи­на, на которого я обратил внимание, потому что у него было много чемоданов. На нем был простой, серый костюм, поэтому легко мож­но было догадаться, что мужчина - гастарбайтер. По дороге в один из населенных иностранцами пригородов Рурской области я узнал только, что родом он из района города Эрзурум. Мужчина плохо го­ворил по-немецки, поэтому поездка была молчаливой. Наконец я ос­тановился у серого дома в спальном районе. Уже была полночь, и в доме, казалось, все спали.
Но не успел я открыть багажник, как из дома выбежали женщи­на и пятеро детей - самые старшие были уже почти взрослые. Ес­ли бы они только смеялись или громко приветствовали приехавше­го, вряд ли эта сцена так надолго осталась бы в моей памяти. Но ничего подобного не случилось. Сначала они поспешно прижима­ли руку отца - а мой пассажир был именно отцом - обеими рука­ми ко лбу и губам, при этом они что-то бормотали вполголоса. И только потом они кидались к чемоданам. Старший сын был пер­вым, но и самый маленький ребенок - четырех или пяти лет - ка­залось, не спешил сделать ничего другого, как схватить руку отца и проделать все то же самое, что делали все остальные. Мужчина, который показался мне таким неприметным, принимал все прояв­ления уважения как что-то само собой разумеющееся и так одоб­рительно, как хороший господин принимает поклоны подчинен­ных. Самое удивительное было то, что во всей этой сцене - в об­щем-то чуждой для жителей Средней Европы - мне ничего не по­казалось натянутым или преувеличенным. Наоборот. Это ритуаль­ное приветствие содержало в себе тихое, но глубокое уважение, наполненное радостью и симпатией, которое, казалось, противо­речит бурному излиянию чувств и подразумевает заслуженное че­ловеком (его ролью в семье) его чествование. Потом я еще долго думал о том, почему мне так запомнилась эта сцена. Я думаю, это было для меня открытием, что любимого человека приветствуют не как конкретного человека, а как прежде всего носителя опреде­ленной, обладающей властью роли, подтверждая обладание им этой ролью и проявляя к этой роли особое уважение. Если бы кто-то просто улыбнулся при виде отца или заговорил бы с ним, он по­ставил бы себя на один с отцом уровень, сделал бы себя равным отцу. Но проявить уважение к отцу можно только через неравен­ство потому что отец по своему положению находится выше дру­гих Отцу нельзя оказать честь, поприветствовав его как равного себе напротив - таким образом можно только отказать ему (его роли) в уважении. Только намного позже я узнал, что тогда я впер­вые познакомился с понятием сайты.
В отличие от намуса и фитне, которые представляют собой дан­ные природой, неизменные ценности, третье основное понятие ту­рецкой культуры - сайгы (уважение) - является социальной и приоб­ретаемой ценностью, которая растет или убавляется. Функция сай­ты состоит прежде всего в том, чтобы регулировать соотношение авторитетов в семье. При этом речь идет не об индивидуальном, за­работанном каким-то конкретным человеком уважении, а о резуль­тате социального положения человека. Уважение заслуживает чело­век, который занимает определенное положение в семье или в об­ществе, а именно уважение оказывается именно этому положению. (При определенных обстоятельствах может быть и так, что кто-то критикует собственно «носителя» социальной роли, просто как кон­кретного человека).
Главные принципы, по которым предоставляется сайгы, это пол (в основном женщины проявляют уважение к мужчинам), возраст (младшие оказывают уважение старшим), семейный/социальный статус (отец всегда находится на вершине семейной иерархии). В со­ответствии с этими принципами создается прочная сеть социальных позиций.
Особенно наглядно функция сайгы предстает в традиционной се­мейной иерархии. Итак, представим себе деревенскую семью где-нибудь в Анатолии, в которой помимо отца и матери живет несколь­ко детей - дочери и сыновья. Одновременно мы можем бросить взгляд на важные события (обрезание, свадьба), происходящие во внутренней среде {харемлик), которая в широком смысле слова мо­жет отождествляться с домом и семьей {харемлик, с точки зрения истории, - это всего лишь женские покои дома).
Итак, как мы уже сказали, на вершине иерархической пирамиды стоит отец. В соответствии с его возрастом, полом и социальным положением (кормилец и защитник) он не только главный внутри семьи, но и представляет семью в общественной жизни. Все члены семьи обязаны проявлять уважение к нему, при этом в доме имен­но жена является организационным и эмоциональным центром. Последнее крайне важно в воспитании детей: в то время как отец играет социальную роль «авторитета», мать представляет эмоцио­нально-личностную сферу. В результате в воспитании детей происходит разделение задач: отец наказывает и наставляет, мать мирит и успокаивает. При этом не обязательно, чтобы отец был тираном а мать ангелом.
Наказание в традиционных турецких семьях требует разъясне­ния. Наказывается всегда только конкретное неправильное поведе­ние, поэтому наказание следует немедленно после проступка. Вос­питание через длительное наказание (например, намеренное и про­должительное лишение ребенка ласки из-за плохих оценок), что ти­пично для большинства европейских семей, в Турции не существует такое наказание турецкие семьи не поняли бы и посчитали бы ужас­ным. Наказывается не ребенок сам по себе, не его характер, а его плохое, неправильное поведение в конкретной ситуации, которое является айып - непорядочным. Если, например, мальчику, гордо выкуривающему свою первую сигарету, удается не попасться при этом отцу на глаза, то по истечении некоторого времени (как прави­ло) он не должен бояться, что его накажут, потому что сама ситуа­ция, когда он поступил плохо, уже прошла. Ребенок быстро усваива­ет турецкие нормы поведения, по которым наказывается не само преступление, а представление его в обществе. Таким образом, в первую очередь наказывается поведение, неправильное для данно­го места и данной ситуации, а не моральные внутренние качества. Если упомянутому мальчику не повезло и он пойман отцом с полич­ным, то у матери он найдет утешение и полученное наказание воз­местится сладким десертом.
Так как отец занимает более высокое положение, чем мать, от него дети не только усваивают основополагающий в обществе принцип подчинения и распределения положений, но и учатся разделять свои личные чувства (материнский, внутренний мир до­ма) и общественные роли (отцовский, внешний мир, сайты). Имен­но сайгы считается важнейшим принципом для жизни в обществе. Таким образом, дети учатся воспринимать дом как пространство для выражения эмоций, для отступления в случае необходимости, а общественную жизнь - как пространство для нормативного, принятого поведения.
Дети, будь то мальчики или девочки, в первые годы жизни растут вместе, они прямо-таки впитывают в себя терпимость и любовь, им почти все прощается, и их балуют в эмоциональном плане.
Конечно, с самого начала мальчикам отдается более предпо­чтительное положение, которое приводит к тому, что маленьким принцам разрешается практически все. Если мальчик очень на­глый и дерзкий, то это считается хорошим признаком, потому что агрессия и энергичность приведут потом к тому, что он уверенно и активно будет защищать свои намус и сайгы. Девочкам, напро­тив, с самого начала дается меньше прав, они не стоят в центре всеобщего внимания и поэтому усваивают более скромное и пас­сивное поведение.
Балование мальчиков заканчивается, когда приходит время обрезания (сюннет) - между 5-ю и 10-ю годами жизни. Обрезание делает либо независимый специалист (сюннетчи), либо его проводят в поликлинике. Поскольку для семьи это большой праздник, то братьям обрезание делается в один день, несмотря на разницу в возрасте, чтобы только один раз устраивать большой дорогой пра­здник Мальчик/мальчики являются настоящими героями этого дня. Они одеваются в парадную одежду, и на сигналящей машине их провозят по окрестностям. Фотографии, игрушки и денежные подарки делают мальчику еще более понятным тот факт, что этот день для него особенный. После собственно обрезания - частич­ного отделения крайней плоти - мальчика кладут в украшенную постель, в то время как родственники и приглашенные празднуют. Смелость, необходимая мальчику во время обрезания, когда он должен как можно меньше плакать, указывает на то, что с этого момента от него будет требоваться мужское поведение (похожесть на отца).
Обрезание представляет собой посвящение в мужчины так же, как для девушки свадьба означает становление женщиной. С этого момента мать больше не будет ласкать сына и заниматься его физи­ческим воспитанием. Теперь он больше общается с мужчинами (отец, братья), равняется на них, говорит с ними, моется с ними и пе­ренимает их поведение (мужественное, гордое). Таким образом об­резание обозначает для мальчика резкое отделение от детского, эмоционального мира женщин (дома) и переход в мужской мир. На­чиная с этого момента, мальчик получает уважение всех членов се­мьи - сайгы, и особенно женщин, а также принимает на себя функ­цию защиты женщин.
Уважение к отцу остается долгое время неизменным, даже риту­альным. При отце мальчик не курит, не делает при нем никаких сек­суальных намеков, не противоречит ему в случае спорных ситуаций (особенно в обществе, в присутствии других людей).
Эрсин, взрослый, уже женатый мужчина, у которого самого уже двое детей, живет с семьей в доме своих родителей недалеко от Денизли. Он следующим образом описал феномен «некурения» при от­це: «Я просто не могу курить на глазах отца, просто не могу. Отец, конечно, знает, что я курю, и всегда говорит мне, что я могу спокой­но закурить. Но я не могу, сам не знаю точно, почему. Если я курю в комнате, а он входит, то я ухожу. Если он видит меня с сигаретой, то он сам не заходит в комнату». При этом он качает головой, сме­ясь и немного смущаясь, как будто этот ритуал связывает его и его отца каким-то особенным образом. Здесь видно, что важно не пове­дение само по себе - отец знает, что его сын курит, а избежание ситуаций, когда то или иное действие происходит на глазах отца. Хороший отец знает о сохраняющейся всю жизнь необходимости доказывать сыном ему свое уважение и никогда не будет стараться застать сына врасплох.
Отношения между матерью и сыном и после обрезания остают­ся искренними и особенными - несмотря на теперешнее «мужское» поведение сына. При этом важно не столько то авторитетное поло­жение (сайгы), которое делает мать самой важной женщиной в жиз­ни мужчины, а (почти) неизменное эмоциональное начало, которое мать представляет для сына. Мать - это та единственная женщина, которой мужчина безгранично доверяет и которую уважает. За бу­дущей женой же мужчине придется следить с целью защиты как ее, так и своей чести (намус). (Здесь можно вспомнить о драме, описан­ной в уже упоминавшемся романе Яшара Кемаля «Если убить змею» и основанной на реальных событиях. В романе сын - после мучи­тельной борьбы с собой - убивает свою мать, которая в глазах де­ревни является бесчестной и виновной в смерти мужа.)
Проявление уважения - сайгы - по отношению к матери менее выражено, чем по отношению к отцу. Отношения остаются личны­ми, уважение носит скорее внутренний, чем формальный характер. В присутствии матери сын может спокойно курить и говорить о личных проблемах. Во время первой влюбленности мать точно ока­жется первой, кому сын доверится и кого посвятит в свои тайны.
Если в семье несколько братьев, то младший должен проявлять ува-старшему. Старшего брата называют бюйюк («большой»), младшего кючюк («маленький»), причем рост здесь не имеет никакого значения. Отношения между братьями-турками можно рассмотреть на двух небольших примерах. На открытом турнире немецкой молодеж­ной организации по настольному теннису я однажды наблюдал двух турецких братьев, которые должны были выступать друг против друга. Оба были увлеченными игроками и надеялись выиграть турнир. Младший из братьев во всех предыдущих играх показал, что он значи­тельно более сильный игрок, и старший, как бы он ни старался, все время оставался в тени младшего. Итак, результат их игры казался уже очевидным, когда старший с разгоряченным и злым лицом что-то бы­стро сказал младшему, что не понял ни один из окружавших их людей. И с этого момента младший начал проигрывать и в итоге проиграл всю партию, при этом выражение его лица оставалось недовольным. По окончании игры он молча подал своему брату руку, глядя при этом в пол. Однако в следующей игре он подбадривал старшего брата.
Следующий случай, иллюстрирующий отношения между брать­ями, мне пришлось наблюдать на Турецкой Ривьере, в ресторане, которым заведовали два брата. Оба брата были почти одинаково­го возраста, гордые и самоуверенные, но один намного превосхо­дил другого по росту и силе. Когда я у них спросил, кто из них старше, они несколько смущенно и уклончиво засмеялись и пред­ложили мне угадать самому. Но поскольку один - маленький - си­дел за столом и общался с гостями, а другой - большой - руково­дил персоналом и сам обслуживал людей, то гадать было нечего. Маленький был хозяином, который приветствовал гостей, в то время как большой их обслуживал. Следовательно, маленький - то старший.
Так, для мужчин - членов одной семьи - сайгы представляет со­бой «вертикальную» ценность, которая порождает неравенство и демонстрируется во внешнем мире. Отношения женщин в семье (мать - дочь, младшая сестра - старшая сестра) тоже выстроены иерархически, но между положениями в семье, занимаемыми жен­щинами, нет таких строгих границ и сайгы в отношениях женщин между собой не так ярко выражено. Женщины общаются скорее на равных, и их отношения - по крайней мере вне семьи - представ­ляют собой «союз» для защиты и поддержки друг друга. Женщины не заботятся так о неравенстве, как мужчины, им важнее согласие в семье.
Исключением в этом случае является прибытие невесты или, со­ответственно, невестки (гелин). Это слово переводится как «та, которая приходит», из чего становится ясно, что в течение веков в сельских, традиционных областях Анатолии существовало правило что невеста переезжает в дом мужа. А поскольку муж обычно оста­вался жить в доме своих родителей, то свадьба для гелин являлась не только сменой семьи, но и сменой ее приоритетов: теперь она должна была быть верна новому дому. Новая семья, в свою оче­редь, теперь сама отвечала за защиту и сохранение чести невесты а не ее родная семья.



Категория: Эти поразительные турки | Добавил: magnitt
Просмотров: 1965 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Copyright MyCorp © 2017
Сайт управляется системой uCoz