Туристический центр "Магнит Байкал"
                                                                                
                                                                                                                                    

Воскресенье, 27.09.2020, 11:37
Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход

Страны, города, курорты...

Главная » Файлы » География, история и культура Англии ч. 1


Парламентская реформа 1832 г. - 2
[ ] 06.10.2012, 04:59
В 20-е годы пост министра внутренних дел в кабинете Ливерпуля получил Роберт Пиль, который незадолго до этого даже высказался в пользу умеренной парламентской реформы. В 1822 г. на пост министра иностранных дел пришел Каннинг. Его предшественник - один из вождей английской и европейской реакции Кэстльри, потрясенный неудачами своей политики, покончил с собой. В Англии это событие было встречено ликованием широких слоев народа. Байрон откликнулся на него злой эпиграммой:
Зарезался он бритвой, но заранее Он перерезал глотку всей Британии.
Важное ведомство торговли попало в руки Гескисона. Таким образом, все ключевые посты в кабинете оказались в руках умеренных тори. Кроме закона 1824 г. о легализации тред-юнионов, провели некоторые важные экономические и административные реформы. Гескисон упростил таможенную систему, снизил ввозные пошлины на сырьевые и продовольственные товары (хотя почти не затронул «хлебные законы»), а также вывозные пошлины. Тем самым английский предприниматель получал дешевое сырье и льготные условия экспорта. Каннинг, опираясь на мощь английского флота, демагогически выступил против контрреволюционных интервенций, направленных на подавление рационально-освободительной борьбы народов. Более того, он заявил, что все народы должны пользоваться теми же «свободами», которые давно установились в Англии, т. е. конституционным режимом. Вся эта демагогия поднимала престиж Каннинга в либеральных кругах Англии, обеспечивая ему, в частности, поддержку вигской оппозиции, а также среди либералов континента. Этому немало способствовал и его главный враг - Меттерних, называвший его «якобинцем». Так рождался миф об Англии - освободительнице народов, защитнице демократии.
Между тем в основе политики Каннинга лежали отнюдь не демократические принципы - ведь даже у себя на родине он был противником демократизации государственного строя. Просто политика Кэстльри предоставляла инициативу России и Австрии, ослабляла позиции Англии на континенте и была невыгодна с точки зрения борьбы за мировые рынки. Когда латиноамериканские колонии Испании повели революционную борьбу за независимость, Каннинг усмотрел в этом возможность захвата южноамериканских рынков. Англии выгодно было провозглашение независимости латиноамериканских стран, и Каннинг решительно заявил, что не потерпит интервенции из Европы. При господстве английского флота на Атлантическом океане это заявление оказалось решающим. В 1825 г. Англия признала новые государства - Мексику, Аргентину и Колумбию, а затем и бывшую португальскую колонию - Бразилию, поток английских товаров устремился в Южную Америку. Этими же соображениями руководствовался Каннинг, когда в 1823 г. выступил в защиту греческих повстанцев, сражавшихся против Турции за независимость своей страны. Б 1827 г. английский флот совместно с русским и французским участвовал в разгроме турецкого флота при Наварине.
Внешняя политика Каннинга и таможенные реформы Гескисона в немалой степени способствовали тому, что позиции английской буржуазии па мировом рынке значительно укрепились. Естественно, что буржуазные круги рукоплескали Каннингу и его группе и все меньше помышляли о парламентской реформе.
В 1827 г. умер глава кабинета Ливерпуль, которому удавалось сохранять единство торийской партии, кое-как примиряя закоренелых тори типа Веллингтона с «либеральными» тори. Премьер-министром стал Каннинг, причем он ввел в состав кабинета и некоторых вигов. Однако в том же 1827 г. умер и Каннинг. К власти пришли крайние тори.
В 1829 - 1830 гг. экономический кризис охватил промышленные районы страны, и в ходе его поднялась волна стачек и локаутов. В южной и юго-восточной Англии, т. е. в непосредственной близости от столицы, начались волнения сельскохозяйственных рабочих. В рабочей среде стали приобретать популярность идеи великого социалиста-утописта Роберта Оуэна.
Начав как реформатор и филантроп, Оуэн пришел к выводам, сформулированным им в следующих словах: «Частная собственность была и есть причиной бесчисленных преступлений и бедствий, испытываемых человеком». Из этого следовало, что необходимо создать общество, основанное на общественной собственности.
Это была социалистическая концепция, включавшая наряду с главным тезисом об общности имущества гениальные догадки о стирании грани между городом и деревней, между умственным и физическим трудом. Оуэн выступил также против господствующей религии и против моногамной семьи, усматривая в них, наряду с частной собственностью, главное препятствие к счастью человечества. Удивительно ли, что и олигархические верхи общества, и буржуазия не только отказали ему в поддержке, но и ополчились против него как врага существующего строя, потрясателя основ буржуазной цивилизации, религии, морали?
С этого времени деятельность Оуэна, наряду с дальнейшими теоретическими изысканиями, идет по двум практическим каналам. Во-первых, он пытался учредить коммунистические колонии, которые показали бы пример всему человечеству. Все свое состояние он истратил сначала на создание колонии Нью-Гармони в Америке, а после ее распада - Гармони-Холл в Гемпшире. Такие оазисы коммунизма в пустыне капитализма были обречены.
Во-вторых, Оуэн обратился непосредственно к рабочему классу, правильно поняв, что только в этой среде он может получить подлинную поддержку. До конца дней оставаясь утопистом, он рассчитывал исключительно на просвещение умов, которое поможет убедить человечество в преимуществах социализма. Утопизм Оуэна заключался в том, что он не видел противоположности классовых интересов и считал социализм равно выгодным для низов и для верхов общества.
Пропаганда оуэнистских идей в рабочем классе велась многими профсоюзными лидерами. Немалую роль в этой пропаганде играл журнал «Пур мэнз гардиан», созданный при участии оуэнистов в 1830 г. При этом передовые рабочие, воспринимая оуэновскую критику капиталистических порядков и мечту о социальной справедливости в будущем обществе, отнюдь не разделяли его представлений об общности интересов рабочего класса и буржуазии. «Нет общих интересов у рабочих и людей, получающих прибыли», - писал на страницах «Пур мэнз гардиан» один из рядовых оуэнистов. Начавшийся поворот масс в сторону социалистического идеала, проходивший одновременно с ростом организованности рабочего класса и на фоне усилившегося массового движения в Англии и Ирландии, заставил буржуазные круги еще раз задуматься о своей тактике. Французская революция 1830 г., вновь оживившая страшный для буржуазии призрак «якобинства», еще более усложнила обстановку. Продолжая поддерживать олигархию, буржуазия рисковала теперь слишком многим. Ей представлялась последняя возможность отвести от себя удар и направить недовольство масс только против земельной аристократии и олигархии.
Уже в конце 1829 г. в Бирмингеме возникла первая буржуазная организация, отстаивающая дело реформы, - Политический союз. Ее организатор и руководитель - банкир Томас Атвуд старался привлечь к участию в Политическом союзе и рабочих. Такого же типа союзы стали создаваться и в других городах, включая Лондон, где руководство осуществлял старый и опытный политик Фрэнсис Плэйс. На базе этих местных организаций Атвуд и Плэйс создали Национальный политический союз, который направлял из единого центра всю деятельность буржуазных кругов в пользу реформы. Соотношение сил между рабочими, добивавшимися всеобщего избирательного права и других радикальных преобразований, и буржуазией в различных местных союзах складывалось неодинаково, и от этого зависела степень активности и характер требований союзов. Но в целом все же руководство оставалось в руках буржуазии. Только в некоторых городах промышленного Севера действовало по два союза - рабочий и буржуазный.
Весной 1831 г. лондонские рабочие во главе с Уильямом Ловеттом образовали Национальный союз рабочего класса. Его программа не выходила за пределы общедемократических требований, но в этих рамках она была последовательней любой из программ существовавших тогда организаций: всеобщее избирательное право, тайное голосование, ликвидация палаты лордов, отмена титулов и привилегий, дешевое и быстрое правосудие, отмена десятины, создание национальной гвардии вместо наемной армии.
Существование независимых от буржуазии политических рабочих организаций и их активная деятельность в решающие месяцы борьбы за реформу вынуждали и буржуазных политиков действовать, не допускали их капитуляции перед олигархией. Политическую активность рабочих масс вынуждены были учитывать и вигские лидеры, которые сочли за благо сделать реформу главным пунктом своей программы. Некоторые либеральные тори стали переходить в лагерь вигов. Среди таких перебежчиков был лорд Генри Пальмерстон, член кабинетов Каннинга и Веллингтона, а с 1830 г. один из лидеров партии вигов.
Парламентские выборы в августе 1830 г. (назначенные в связи со смертью короля Георга IV) принесли вигам первую за долгие десятилетия победу, и в ноябре того же года лидер партии Чарльз Грей сформировал правительство. В кабинет вошли представители вигской аристократии, а также лорд Пальмерстон, занявший пост министра иностранных дел. Направив свои главные усилия на разгром аграрных волнений, министерство Грея одновременно занялось разработкой проекта парламентской реформы, и весной 1831 г. в парламент был внесен соответствующий билль.
Вигский законопроект (билль Рассела) предусматривал некоторые прогрессивные сдвиги в английской парламентской системе. Большинство «гнилых» и «карманных» местечек по законопроекту ликвидировалось. Часть мелких избирательных округов, которые посылали по два депутата, сохранили право лишь на одно место. В общей сложности освобождалось 143 депутатских мандата. Это означало, что землевладельческая знать лишалась монополии в политической жизни. 13 мест предоставлялось Шотландии и Ирландии, а оставшиеся 130 мест делились поровну между городскими и сельскими округами. 65 мест, таким образом, получали города, выросшие в годы промышленного переворота и не имевшие представительства в парламенте.
Иначе говоря, была сделана серьезная уступка промышленной буржуазии, которая теперь, как отмечал Маркс, «была в общем признана господствующим классом и в политическом отношении».
Билль о реформе, несколько расширив число избирателей за счет городской и сельской буржуазии, сплачивал господствующие классы: компромисс 1688 г., затрагивавший в то время лишь верхушку финансовой и торговой буржуазии, был теперь распространен и на буржуазию промышленную. Она пришла к власти, но не революционным путем, а вследствие нового компромисса с землевладельцами. Поэтому феодальные пережитки в государственном строе Англии не были сметены. Земельная аристократия по-прежнему сохраняла в своих руках министерские посты и ведущие позиции в государственном аппарате, армии и флоте.
Защищая билль, один из виднейших либеральных историков, публицистов и литературных критиков Томас Маколей (1800-1859) говорил в парламенте, что провал билля поведет к «крушению законов, смешению сословий, захвату чужой собственности и нарушению общественного порядка».
Однако даже эти аргументы не убедили непримиримых тори. Билль прошел большинством всего в один голос, а через несколько дней при обсуждении деталей билля в комитете правительство и вовсе осталось в меньшинстве. Тогда правительство распустило палату и назначило новые выборы. Сопротивление со стороны торийской реакции вызвало сильное возбуждение в стране.
В новоизбранном парламенте виги получили прочное большинство в 136 голосов, и билль сравнительно легко прошел в палате общин. Но палата лордов осенью 1831 г. почти без обсуждения отвергла законопроект. Казалось, в рамках действующей конституции билль обречен на провал. Оставался единственный выход - революция, коренная ломка государственного строя.
И действительно, в передовых слоях рабочего класса революционные настроения быстро нарастали. В Дерби, Ноттингеме, Бристоле массовые демонстрации вылились в восстание, сопровождавшееся разгромом тюрем, епископских дворцов, домов лордмэров. Возбужденные толпы народа в самой столице нападали на дома лордов и епископов.
Когда билль о реформе в третий раз был внесен в палату общин и принят ею, лорды прибегли к маневру: большинством в 9 голосов они его в принципе приняли, но затем, при обсуждении по статьям, фактически отвергли все преобразования. В ответ на это премьер-министр Грей подал в отставку. Герцог Веллингтон попытался сформировать торийский кабинет. Но в обстановке революционного подъема создавать правительство меньшинства, которое неизбежно сразу же вступит в конфликт с вигским большинством палаты, было крайне опасно. Это поняли даже многие тори, которые отказались поддержать попытку Веллингтона. Новый король Вильгельм IV (1830-1837), при всем своем консерватизме и симпатиях к тори, вынужден был вновь поручить формирование кабинета Грею. Но Грей мог вернуться к власти лишь будучи уверенным в том, что билль о реформе на этот раз пройдет обе палаты и станет законом. Иначе нараставшее в стране возбуждение могло действительно привести к революционному взрыву. И тут Грей воспользовался маневром, формально вполне согласующимся с конституционным обычаем. Одной из королевских прерогатив было возведение любого англичанина в ранг лорда. Грей ультимативно потребовал от короля права на назначение такого количества новых лордов, какого будет достаточно для того, чтобы обеспечить большинство сторонникам реформы, и король дал свое согласие. Перед лицом этой реальной угрозы лорды капитулировали. Билль был утвержден палатой лордов, и 7 июня 1832 г. подписан королем, т. е. стал актом (законом).
История парламентской реформы, оказавшейся лишь первым робким шагом на пути к буржуазной демократии и непосредственно ничего не давшей рабочему классу, свидетельствует о том, что именно английский народ, и прежде всего рабочий класс, был решающей силой общественного прогресса, борьбы за демократию. Правда, рабочий класс в целом выступал еще под руководством буржуазных радикалов. Иначе говоря, он был уже решающей, но еще не руководящей силой в борьбе за демократию.
Категория: География, история и культура Англии ч. 1 | Добавил: magnitt
Просмотров: 1520 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 5.0/10 |
Всего комментариев: 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Copyright MyCorp © 2020
Сайт управляется системой uCoz