Туристический центр "Магнит Байкал"
                                                                                
                                                                                                                                    

Среда, 23.09.2020, 08:14
Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход

Страны, города, курорты...

Главная » Файлы » География, история и культура Англии ч. 2


Англия на современном этапе - 8
[ ] 07.10.2012, 21:37
В ноябре 1973 г. Национальный союз горняков потребовал повышения зарплаты вопреки «политике доходов», а также провел частичную забастовку, выразившуюся в отказе работать сверхурочно. Это не было еще прямым нарушением закона «Об отношениях в промышленности», но правительство не без оснований увидело в позиции горняков угрозу политике консерваторов. Пытаясь во что бы то ни стало отстоять «твердый курс» и нанести поражение шахтерам, правительство Хита применило меры провокационного и авантюрного характера. Было объявлено, что из-за недостатка угля электростанции не могут обеспечить энергией заводы, и значительная часть их была переведена на 3-дневную рабочую неделю, - в остальное время ток на предприятия не поступал. Это означало, что рабочие теряли часть зарплаты, потребитель не получал заказанной продукции, вообще стране грозили экономический хаос и крах - и все из-за эгоистичных людей - шахтеров, предъявляющих непомерные требования, ставящих себя в особое положение, пользующихся обстановкой энергетического кризиса и т. д. Именно так трактовали ситуацию министры, консервативная пресса, комментаторы Би-би-си. Это была попытка изолировать углекопов, натравить на них обывателя и вызвать даже у рабочих других профессий чувство неприязни.
Понимая, что торийское правительство боится уступкой углекопам создать прецедент, которым воспользуются другие отряды рабочего класса, БКТ в январе 1974 г. заявил, что речь идет только об улучшении тяжелого положения людей, работающих под землей, т. е. реформистские вожди тред-юнионов, по существу, обещали поддержать замораживание зарплаты всем рабочим, кроме горняков. Но правительство не желало отступать: оно было уверено в победе. Более того, Хит решил использовать ситуацию для проведения досрочных выборов, которые, по его расчетам, должны были дать консерваторам «мандат» на следующие 5 лет.
События развивались весьма драматично. 23 января исполком Национального союза горняков принял решение о всеобщей стачке. 7 февраля Хит распустил парламент, а 10 февраля началась стачка. Избирательная кампания проводилась консерваторами под лозунгом «защиты порядка», борьбы против «тирании тред-юнионов» и, конечно, против «коммунистического заговора». Им удалось получить голоса части напуганных обывателей, но даже некоторые из них предпочли отдать голоса лейбористам в надежде на то, что они быстрее нормализуют обстановку.
Лейбористов решительно поддержали тред-юнионы. Вильсон сумел сделать выводы из своего поражения в 1970 г., когда антипрофсоюзный курс лишил партию их поддержки. Между лидерами лейбористской партии и Конгресса тред-юнионов установились тесные отношения, основанные на идее «социального контракта». Под этим термином понималось добровольное соглашение между тред-юнионами и правительством: профсоюзы готовы были отказаться от требований повышения зарплаты (хотя и с некоторыми исключениями), а будущее лейбористское правительство давало обязательство обеспечить контроль над ценами, расширить государственный сектор экономики, изменить налоговую систему в пользу трудящихся. Эта сделка между правым руководством БКТ и лейбористской партии предусматривала, таким образом, замену насильственных, законодательных ограничений роста зарплаты «добровольными» самоограничениями. По существу, политика Вильсона и курс Хита, с одной стороны, и идея «социального контракта» - с другой, отличались лишь по форме. Не случайно КПВ, левые элементы тред-юнионов, многие шоп-стюарды с самого начала отрицательно отнеслись к «социальному контракту», рассматривая его как разновидность классового сотрудничества и неоценимую помощь монополиям со стороны правых лидеров рабочего движения. Но все же рабочий класс, возмущенный драконовскими мерами закона «Об отношениях в промышленности» видел в перспективе формирования нового лейбористского правительства определенный шанс на отмену его и на более благоприятные условия для дальнейшей борьбы с предпринимателями.
Февральские выборы 1974 г. принесли консерваторам поражение. Вину, разумеется, возложили на Хита, и его группировка оказалась в меньшинстве в 1975 г., когда решался вопрос о лидерстве. Главой тори стала представительница правого крыла партии Маргарет Тэтчер; впервые в истории Англии лидером оппозиции стала женщина, и притом именно в консервативной партии, хранительнице традиций. Под руководством Тэтчер торийская оппозиция повела борьбу против расширения национализации, развернула пропаганду против прогрессивных сдвигов в системе среднего образования. SOS! - вопят пропагандисты консервативной партии, - «Спасите наши школы!» (Save our schools!), т. е. традиционные грамматические школы (с тестовыми испытаниями) от поглощения «объединенной школой».
Лейбористская партия победила, однако ее перевес над консерваторами составил всего 5 мандатов (301 против 296). Поэтому в октябре были проведены новые выборы; теперь уже лейбористская партия получила 319 мест, т.е. обеспечила себе абсолютное большинство (635 мест в палате общин). Положение было бы более прочным, если бы не успехи Шотландской национальной партии, которая получила 11 мест, в основном за счет лейбористов.
Кабинет Вильсона в начале пребывания у власти провел некоторые меры прогрессивного характера. Был отменен «закон об отношениях в промышленности», повышена зарплата горнякам, восстановлена полная рабочая неделя на всех предприятиях, заморожена квартирная плата в домах, принадлежащих муниципальным властям. Был сделан важный шаг в развитии советско-английских отношений. Визит Г. Вильсона в Москву в 1975 г. особенно знаменателен тем, что была достигнута договоренность о консультациях между двумя державами по вопросам международных отношений.
Однако в целом политика лейбористского правительства ориентировалась по-прежнему на развитие экономики за счет рабочего класса и в интересах монополий. Летом 1975 г. был официально заключен «социальный контракт» сроком на два года, что привело к некоторому ослаблению стачечной борьбы, временной пассивности тред-юнионов и даже шоп-стюардов. Недаром предприниматели выражали удовлетворение «миром в промышленности», а «умеренная» группировка консерваторов во главе с Хитом высказалась в поддержку «социального контракта». Но, как и предвидела КПВ, «самоограничение» тред-юнионов привело к падению реальной зарплаты, так как рост цен оказался практически неограниченным. В значительной степени это было связано с пребыванием Великобритании в составе «Общего рынка»; цены, особенно на продовольствие, пришлось подтягивать к более высоким ценам, установленным в ЕЭС.
Г. Вильсон добился в ходе переговоров с правительствами стран «Общего рынка» незначительного улучшения условий английского членства в этой группировке и вынес вопрос о дальнейшем пребывании в ЕЭС на референдум, который состоялся 5 июня 1975 г. Это было новшеством в английской конституционной практике. Референдумы никогда не проводились в Великобритании. Референдум принес победу сторонникам «Общего рынка», которые собрали 2/3 голосов избирателей, участвовавших в референдуме. Фактически в ходе подготовки к голосованию право -лейбористская верхушка действовала в коалиции с консервативной и либеральной партиями. Так создавалась атмосфера, благоприятная для «правоблокистской» тактики правых лейбористов.
С уходом Г. Вильсона в отставку (по личным мотивам) в марте 1976 г. лидером партии и премьер-министром стал Дж. Каллагэн, всегда принадлежавший к правому крылу партии. Продолжая политику «социального контракта» он столкнулся с нарастающим сопротивлением масс «добровольному» отказу от борьбы за повышение заработной платы. Под их влиянием съезд БКТ в 1976 г. принял резолюцию, требующую возврата к свободному договорному регулированию зарплаты, т е. по существу, зафиксировал провал «социального контракта». На этом же конгрессе, а затем и на партийной конференции прошла резолюция с требованием национализации банков и страховых компаний. Полевение сказалось и на результатах частичных выборов в парламент. Места теряли и консерваторы, и лейбористы, чья политика вызвала разочарование масс. К 1977 г. лейбористы имели уже 311 мест в палате общин (потеряли с осени 1974 г. 8 мандатов), а консерваторы - 282. Выигрывали же либералы и националистические партии Шотландии и Уэльса.
Лишившись абсолютного большинства, правительство Каллагэна стало действовать на двухпартийной основе, заключив пакт с либералами. Это была еще не коалиция, поскольку правительство оставалось однопартийным, но политика лейбористского кабинета уже оказалась в зависимости от позиции либеральной партии. О характере этого влияния маленькой буржуазной партии (13 депутатов летом 1977 г.) свидетельствует заявление Д. Стила, лидера либералов, сделанное вскоре после заключения пакта: «Руководители банков и страховых компаний теперь могут спать спокойно». Иначе говоря, за поддержку со стороны либералов правительству приходится платить дорогой ценой и прямо нарушать инструкции партийной конференции. Впрочем, такое положение вполне устраивает право-лейбористское руководство, так как облегчает блокирование прогрессивных резолюций и создает определенный противовес растущему влиянию левого крыла партии.
Падение престижа лейбористского правительства продолжалось, и весной 1979 г. оно оказалось вынужденным досрочно провести новые выборы, так как консерваторам удалось собрать большинство голосов в палате общин при голосовании вотума недоверия правительству. Выборы 3 мая принесли победу консерваторам, несмотря на то что их программа предусматривает наступление на права профсоюзов, денационализацию некоторых отраслей промышленности и сокращение социальных ассигнований. Премьер-министром впервые в истории Великобритании стала женщина - Маргарет Тэтчер. Она сможет опираться на прочное большинство - 339 мандатов; у лейбористов 268, остальные партии (либералы, шотландские националисты и др.) - 28. Однако как показывает опыт последних десятилетий, рабочий класс Великобритании обладает достаточной мощью, чтобы парализовать наступление господствующих классов. КПВ, во главе которой после отставки (по возрасту) Д. Голлана стоит бывший руководитель английского комсомола Г. Макленнан, призывает рабочий класс к сопротивлению единому фронту буржуазии и правых лейбористов, к преобразованию лейбористской партии в подлинно социалистическую партию, защищающую интересы народа, а не монополий. Судьба страны зависит в конечном счете от роста социалистической ориентации в массах трудящихся, от их готовности к борьбе и от степени их единства.
Категория: География, история и культура Англии ч. 2 | Добавил: magnitt
Просмотров: 988 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 5.0/10 |
Всего комментариев: 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Copyright MyCorp © 2020
Сайт управляется системой uCoz