Туристический центр "Магнит Байкал"
                                                                                
                                                                                                                                    

Суббота, 26.09.2020, 20:31
Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход

Страны, города, курорты...

Главная » Файлы » География, история и культура Англии ч. 2


Англия в годы второй мировой войны - 1
[ ] 07.10.2012, 21:22
Глава 8
АНГЛИЯ НА ВТОРОМ ЭТАПЕ ОБЩЕГО КРИЗИСА КАПИТАЛИЗМА
 
Англия в годы второй мировой войны
Вторая мировая война была для Англии, как и для большинства стран мира, великим историческим испытанием. В смертельной схватке с фашизмом испытывалось все - позиции классов и партий, жизнеспособность идеологий и политических доктрин, экономические структуры, сами социальные системы.
Война 1939-1945 гг. проходила в неизмеримо более сложной обстановке, чем первая мировая война. Субъективно правящие круги Англии стремились в этой войне лишь к победе над опасным конкурентом, к расширению своих мировых позиций. Но все же это была война против фашистских государств, против самой чудовищной реакции, которую когда-либо порождал капитализм. Противоречие между освободительными целями и чисто империалистическими замыслами правящих кругов Англии, которое объективно порождалось самим фактом войны с фашизмом, сказывалось на всем протяжении войны.
В течение первого года военных действий явно преобладали реакционные маневры правящей верхушки, а с лета 1941 г., когда начал складываться боевой союз между СССР, Англией и США, война со стороны Англии окончательно приобрела антифашистский освободительный характер.
Когда гитлеровские войска вторглись в Польшу (1 сентября 1939 г.), Чемберлен все еще не решался объявить войну, несмотря на данные в марте гарантии и на пакт о взаимной помощи, заключенный с Польшей 24 августа 1939 г. Народные массы были так возмущены бездействием правительства, что даже руководство лейбористской партии решительно потребовало немедленного объявления войны. В результате нажима вне палаты и внутри ее Чемберлен 3 сентября объявил войну. Вслед за тем войну объявили доминионы - Австралия, Новая Зеландия, Канада и Южно-Африканский Союз. Чемберлену удалось «умиротворить» оппозицию в рядах собственной партии, предоставив портфель морского министра У. Черчиллю, а министра по делам доминионов - А. Идену.
Мюнхенцы, располагавшие в правительстве огромным большинством, и после объявления войны Германии по-прежнему мечтали о фактическом союзе с ней против СССР. В жертву этим планам была принесена Польша, которой Англия никакой реальной помощи не оказала. Началась «странная война»: Англия и Франция не предпринимали почти никаких операций ни на суше, ни в воздухе; только на море произошло несколько сражений, не отразившихся на соотношении сил: подготовка к будущим боям с Германией шла крайне медленно. Кое-какие военные меры все-таки принимались - как для перестраховки, так и для успокоения общественного мнения. Не спеша военные руководители проводили мобилизацию и перебрасывали экспедиционные войска во Францию; увеличивалось производство вооружений; расширялись закупки оружия в США, где был пересмотрен «закон о нейтралитете», началась эвакуация женщин и детей из больших городов. Но по сравнению с бешеным темпом подготовки германских армий к операциям на Западе все эти меры были весьма незначительны.
Вскоре наступило возмездие. 9 апреля 1940 г. германские войска оккупировали Данию и начали оккупацию Норвегии. Это поражение было плодом не только мюнхенской политики в довоенное время, но и политики Чемберлена в период «странной войны». А ведь война уже утратила свой «странный» характер. Оставлять власть в руках людей, абсолютно провалившихся и в дни мира, и в дни войны, уже было невозможно.
Настроения в стране нашли отклик и в парламенте. 7-8 мая 1940 г. произошел давно назревавший взрыв. Лейбористы, либералы и даже часть консерваторов обрушились на правительство, требуя его отставки. Л. Эмери, обращаясь к Чемберлену, повторил слова, которые некогда произнес Кромвель: «Во имя бога, уходите!» Ллойд-Джордж заявил, что лучшим вкладом премьер-министра в дело победы было бы, «если бы он пожертвовал тем постом, который занимает сейчас».
10 мая Чемберлен подал в отставку. Тактика лейбористов, однако, привела к тому, что власть фактически осталась в руках консерваторов, хотя новый кабинет был коалиционным. Во главе правительства стал Уинстон Черчилль. Клемент Эттли занял пост его заместителя. В новом кабинете осталось немало мюнхенцев, в том числе сам Чемберлен и Галифакс. Но соотношение сил между ними и сторонниками решительного сопротивления агрессору теперь изменилось в сторону последних.
В то самое время, когда Черчилль подбирал министров для своего правительства, гитлеровские войска начали гигантское наступление на Западном фронте. Вторгшись в нейтральные Бельгию, Голландию и Люксембург, германская армия рвалась к побережью и к границам Франции. Голландская армия капитулировала уже 14 мая. В тот же день немцы прорвали фронт у Седана и за пять дней, пройдя через весь север Франции, вышли к Атлантическому океану. Тем самым они отрезали французские войска, которые вели бои в Бельгии, от Центральной и Южной Франции. Над Бельгией и над самой Францией нависла угроза поражения.
Английское командование, нарушая разработанный объединенным штабом союзников план окружения прорвавшейся к морю немецкой группировки, внезапно приказало своим войскам отступить к портам для эвакуации в Англию. Не только французскими патриотами, но и некоторыми английскими офицерами и солдатами это решение было воспринято как предательство. Тем не менее операция по выводу английских и некоторых французских соединений на Британские острова сопровождалась давно невиданным патриотическим подъемом в Англии. Массы не разбирались в тонкостях стратегии; они знали, что по ту сторону Ла-Манша, в районе Дюнкерка, могут погибнуть или попасть в плен сотни тысяч «наших парней», и бросились на помощь. В операции использовались самые разнообразные плавучие средства - от крупных судов торгового флота до прогулочных яхт и рыбачьих шхун. Героизм простых людей, проявленный в дни эвакуации (26 мая - 4 июня 1940 г.), не подлежит сомнению, но это не дает оснований трактовать поражение английского экспедиционного корпуса как победу, а именно такую легенду о Дюнкерке создают многие английские мемуаристы и историки.
Начавшееся 5 июня новое мощное наступление германских армий завершилось капитуляцией Франции. Англия лишилась союзника, приобретя за это время еще одного противника: 10 июня в войну вступила фашистская Италия. За все время второй мировой войны Англия не переживала более напряженного и опасного периода, чем лето и начало осени 1940 г. В непосредственной близости от Британских островов появились германские морские базы и аэродромы.
Дюнкерк положил начало новому этапу антифашистского подъема. Необходимость отпора агрессору английский рабочий класс понимал и до войны, и на ее ранней стадии, когда правительство Чемберлена еще искало пути примирения с Гитлером. Выдвинутый КПВ лозунг - «Мюнхенцы должны уйти!» - был подхвачен массовыми организациями рабочего класса. Хотя тяготы войны обрушились именно на рабочий класс (12-часовой рабочий день при 7-дневпой рабочей неделе, падение реальной зарплаты и пр.), он и не помышлял о «мире без победы». Благодаря трудовому энтузиазму рабочих быстро росло военное производство: уже к июлю 1940 г. оно более чем удвоилось по сравнению с сентябрем 1939 г.
В порядке подготовки к вторжению, а также для психологического давления Гитлер приказал усилить бомбардировки английских городов. Массированные налеты германской авиации начались в августе 1940 г. и принесли огромный ущерб Лондону, Бирмингему, Ливерпулю, Глазго. 15 ноября 500 германских бомбардировщиков разрушили значительную часть небольшого города Ковентри. Несмотря на мужественное сопротивление английской истребительной авиации, превосходство в воздухе на этом этапе войны было явно па стороне Германии. Но психологический эффект воздушной «битвы за Англию» был прямо противоположен тому, на что рассчитывали в Берлине. Ненависть к фашистам, убивавшим женщин и детей, лишь усиливала волю английского народа к сопротивлению.
Нависшая над свободой и самим существованием нации опасность, естественно, вызывала высокий накал гражданских чувств, драматизм исторических битв порождал жажду подлинного искусства. Ведущие актеры английской сцены - Джон Гилгуд, Лоренс Оливье, Сибилла Торндайк и другие - нашли дорогу к такому зрителю, с которым им раньше не приходилось встречаться. По собственной инициативе и по заданию созданного в начале 1940 г. «Совета искусств Великобритании» они с небольшими, но художественно полноценными труппами разъезжали по промышленным городам п шахтерским поселкам, где никогда не видели настоящего театра. И вот перед людьми, духовные запросы которых еще недавно пытались удовлетворить низкопробными эстрадными ревю, выступила Сибилла Торндайк в ролях Медеи и леди Макбет...
Особенно активен был театр «Юнити», который не прекращал работы даже в дни самых жестоких бомбардировок. В 1941 г. театр поставил новую пьесу Шона О'Кейси «Звезда становится красной» - пьесу, по определению автора, «о завтрашнем или послезавтрашнем дне». Тема пьесы - будущее восстание рабочего класса, прямое столкновение коммунистов с фашистами. Созвучное всему духу театра «Юнити» произведение первоклассного драматурга позволило создать спектакль, ставший событием в театральной жизни столицы.
В целом, однако, английская драматургия, как и проза периода войны, не удовлетворяла потребностей зрителей и читателей в произведениях, насыщенных пафосом антифашистской борьбы, ставящих острейшие социальные и этические проблемы современности. Тем более велик был интерес к советской литературе. Произведения М. Шолохова, А. Толстого, И. Эренбурга, К. Симонова широко переводились и печатались в Англии на втором этапе войны, когда сложилась антигитлеровская коалиция. «Юнити» поставил пьесу К. Симонова «Русские люди», а в других театрах участились постановки пьес из русского классического репертуара.
Реакция не прочь была придать патриотическому подъему националистический характер. Обращаясь к истории, буржуазные идеологи выдвигали на первый план такие события, в которых проявлялись чисто военные традиции. Пусть народ сравнивает борьбу с Гитлером и борьбу с Наполеоном - при всей бессмысленности этой аналогии между ситуациями начала XIX в. и 40-х годов XX в. было некоторое внешнее сходство! Идущая война рассматривалась как очередная схватка с претендентом на европейскую гегемонию, а не как борьба с фашистской реакцией. В сущности, именно так и смотрели на войну в верхах буржуазии.
Категория: География, история и культура Англии ч. 2 | Добавил: magnitt
Просмотров: 1630 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 5.0/10 |
Всего комментариев: 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Copyright MyCorp © 2020
Сайт управляется системой uCoz