Туристический центр "Магнит Байкал"
                                                                                
                                                                                                                                    

Воскресенье, 27.09.2020, 07:46
Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход

Страны, города, курорты...

Главная » Файлы » География, история и культура Англии ч. 2


Чартизм - 3
[ ] 07.10.2012, 20:47
Из среды борющихся и тянущихся к культуре рабочих выделилась и большая группа чартистских поэтов. Продолжая традиции рабочей поэзии предшествующих десятилетий и учась у поэтов революционного романтизма, чартистские поэты в простой, доступной широкому читателю форме выражали свою ненависть к господствующим классам, изображали тяжелую жизнь бедняка-труженика, призывали к борьбе. Главным художественным открытием чартистской литературы было создание ею образа борющегося, а не только страдающего рабочего класса. Крупнейшие чартистские поэты - видный идеолог и самый левый из чартистских вождей Эрнст Джонс (1819-1869), публицист и художник Уильям Линтон (1812-1897) и другие создавали произведения, в которых главным героем был представитель рабочего класса.
Современники чартистского движения, видевшие, как в политике и идеологии сталкиваются противоборствующие социальные силы, не могли не мыслить социальными категориями. Слишком очевидно было в эту эпоху, что нет в классовом обществе человека вообще, в существование которого верили просветители XVIII в. и - частично - революционные романтики. Человек действует в определенных социальных условиях, и при всех сугубо индивидуальных чертах его характер, вкусы, идеалы, симпатии и антипатии определяются принадлежностью к тому или иному классу общества. Отнюдь не осмысливая этого в теоретическом плане, оставаясь в плену идеалистического понимания истории, создатели социального романа подходили к изображению своих современников прежде всего с классовых позиций, создавая типичные образы буржуа, пролетариев, аристократов, крестьян, священников и т. д. Поэтому их реализм был значительно выше просветительского реализма XVIII в. А поскольку этой когорте писателей свойственно было глубокое сочувствие народным массам, их реализм мог быть только критическим реализмом. Социальный роман судил современное общество с позиций народных идеалов справедливости, равенства, добра.
Беспощадное разоблачение стяжательства и жестокости, звериного эгоизма буржуа придает мощный пафос отрицания романам Элизабет Гаскелл (1810-1865) «Мэри Бартон», Шарлотты Бронте (1816-1855) «Учитель» и особенно «Джен Эйр», Эмилии Бронте (1818-1848) «Холмы бурных ветров», Уильяма Теккерея (1811-1863) «Ярмарка тщеславия» и гениальным творениям Чарльза Диккенса (1812-1870).
Английский социальный роман, впитав в себя лучшие традиции как просветительского реализма XVIII в., так и революционного романтизма, был огромным шагом вперед не только в английской литературе, но и художественной культуре человечества.
Став после событий 1842 г. чисто пролетарским движением, чартизм столкнулся вскоре с некоторым сужением своей базы. Тред-юнионы, временно ставшие на путь политической борьбы, теперь отошли от дела Хартии и сосредоточили свои усилия на защите цеховых интересов рабочих определенных профессиональных групп. Этому способствовали и разочарование части рабочих после поражения 1842 г., неверие в возможность добиться Хартии, и шатания лидеров, и, в особенности, экономический подъем середины 40-х годов.
Правительство Пиля в свою очередь не ограничивалось лишь репрессиями против рабочего движения, а изыскивало и более сложные пути «умиротворения» страны. В 1846 г. глава торийского правительства внес билль об отмене хлебных законов. Большинство торийских членов парламента, заботясь об интересах лендлордов, не поддержали лидера партии. Но 104 тори вместе с 223 вигами составили прочное большинство, и билль был принят. На этой почве партия тори раскололась. Пиль ушел в отставку, и к власти пришел вигский кабинет Д. Рассела (1846 - 1852). Законом 1846 г. требования фритредерской буржуазии были полностью удовлетворены. Введение свободной торговли обеспечило дальнейший бурный рост британской промышленности. В то же время ввоз дешевых сельскохозяйственных продуктов с континента несколько улучшил положение рабочего класса и способствовал отходу части его обеспеченной верхушки от чартизма.
Тактика Пиля включала также некоторые прямые уступки рабочему классу, причем они делались вопреки требованиям фритредерской буржуазии. В 1844 г. был издан закон о запрещении ночного труда женщин и об ограничении их рабочего времени двенадцатью часами. Это было первое законодательное вмешательство, регулирующее продолжительность рабочего дня взрослых. А так как состояние техники того времени требовало, чтобы работающий мужчина пользовался помощью подручных - женщин, детей или подростков, то практически закон 1844 г. вскоре привел к установлению 12-часового рабочего дня для всех рабочих. Наконец, в 1847 г. прошел закон о 10-часовом рабочем дне для женщин и подростков, а практически - для всех рабочих, что было крупным социальным завоеванием английского рабочего класса.
В этой сложной обстановке часть чартистов увлеклась «Земельным планом» О'Коннора. Но вместе с тем именно в эти годы внутри чартизма возникло и окрепло подлинно революционное левое крыло во главе с Джулианом Гарни и Эрнстом Джонсом. В 1845 г. под их руководством в Лондоне было создано общество «Братские демократы», в котором наряду с представителями левого крыла чартизма приняли участие революционные эмигранты из других стран.
Маркс и Энгельс оказывали поддержку этому обществу, сотрудничали в «Норзерн стар», редактором которой в это время стал Гарни, боролись за преодоление утопических воззрений, все еще имевших хождение среди английских социалистов. В 1847 г., оставаясь руководящими деятелями чартизма, Джонс и Гарни вступили в созданный Марксом и Энгельсом Союз коммунистов.
Новый подъем революционного движения совпал с подъемом национально-освободительной борьбы ирландского народа, руководимого группой радикально настроенных интеллигентов. Создав еженедельник «Нация», они пропагандировали на его страницах идеи национального возрождения ирландского народа, стремились поднять его национальное самосознание, восстановить демократические традиции ирландской культуры. «Нация» печатала множество баллад, стихотворений, рассказов, посвященных преимущественно героическому прошлому, истории освободительной борьбы своего народа. «Люди 1798 года», и в особенности Уолф Тон, были излюбленными героями этих произведений, вышедших из-под пера не только поэтов «Нации», а нередко и рядовых рабочих и бедных фермеров. Это направление в ирландском национально-освободительном движении обычно называли «Молодой Ирландией» по аналогии с действовавшими в то время демократическими обществами в других странах. Деятели «Молодой Ирландии» стремились привлечь к борьбе за отмену унии самые широкие слои народа. Они настаивали также на союзе с чартистским движением как с единственной силой внутри Англии, искренне поддерживающей национальные требования Ирландии. Руководство движением все более переходило в руки молодых и революционно настроенных лидеров. Джон Митчел - талантливый публицист и оратор, готовый на любые действия для свержения ненавистного господства англичан, писал: «Если обстоятельства будут этому благоприятствовать, можно пустить в ход оружие».
В 1845 г. Ирландию постигло стихийное бедствие - неурожай картофеля - главного продукта питания крестьянской семьи. Следующий год тоже был неурожайным, и в стране начался такой голод, какого даже многострадальная Ирландия раньше не переживала. В 1847 г. положение еще более ухудшилось. Смерть от голода, эпидемий (тиф и холера) поразили едва ли не каждую семью бедняков. Не менее миллиона жизней унесли эти тяжелые годы. Те, у кого еще были силы, эмигрировали в Америку или в английские промышленные центры, где пополняли ряды безработных, перебивающихся случайными заработками.
Почти одновременно с голодом в Ирландии и независимо от него в Англии начался глубокий экономический кризис. Застой в торговле привел к закрытию многих предприятий, росту безработицы, снижению зарплаты. В этой обстановке вновь усилилось чартистское движение. Массы рабочих были до предела возбуждены и, подготовленные агитацией левого крыла движения, энергично поддерживали революционных вождей. Даже О'Коннор, ушедший в предшествующие годы далеко вправо, опять заговорил о применении «физической силы». На выборах 1847 г. он - единственный из чартистов - был избран в парламент, что было несомненным успехом движения в целом.
Немаловажным дополнительным фактором, усилившим революционное движение в Англии и Ирландии, было нарастание борьбы демократических сил в странах Европы, в особенности - во Франции. «Норзерн стар» систематически публиковала статьи о событиях во Франции и подчеркивала, что главной силой революционного движения там, как и в Англии, является рабочий класс. Огромное значение имели статьи Энгельса, содержавшие глубокий анализ событий во Франции и подчеркивавшие революционность парижских рабочих, «для которых восстание - привычное дело и которые идут совершать революцию так же весело, как в кабачок!»1 Легко представить себе, как читались такие строки английскими рабочими, которые уже в течение десятилетия обсуждали вопрос о «физической силе».
В конце 1847 г. Исполнительный комитет Национальной чартистской ассоциации, ряды которой быстро росли, решил начать агитацию за третью национальную петицию. Вновь собирались массовые митинги, на которых чартисты, наряду с требованиями Хартии, выдвигали и лозунг освобождения Ирландии от английского гнета. Ирландский народ вооружался и готовился к восстанию. По всей стране возникали политические клубы. Такие же клубы образовались среди ирландских рабочих в Англии, став важным связующим звеном между революционными силами в обеих странах. В то же время сторонники Митчела создавали в ирландских городах чартистские организации. «Норзерн стар», открыто одобряя подготовку вооруженного восстания в Ирландии, подчеркивала, что Митчел по своим взглядам - «один из нас». Маркс высоко оценил «подготовляющееся объединение угнетенных классов Англии и Ирландии под знаменем демократии» и считал это «самым важным успехом нашего дела вообще».
22 февраля началась давно назревавшая революция во Франции, а через три дня Франция была провозглашена республикой. Власть попала в руки буржуазного Временного правительства, но сам факт победы народа в вооруженном восстании и свержении монархии оказал глубокое влияние на революционное движение в других странах. На чартистских митингах принимались приветственные адреса французским революционерам и выбирались делегации, которые отправлялись в Париж. «Час пробил последовать примеру французских братьев!», - писала «Норзерн стар», опубликовавшая в эти дни «Марсельезу» в переводе Эрнста Джонса.
Категория: География, история и культура Англии ч. 2 | Добавил: magnitt
Просмотров: 1088 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 5.0/10 |
Всего комментариев: 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Copyright MyCorp © 2020
Сайт управляется системой uCoz