Туристический центр "Магнит Байкал"
                                                                                
                                                                                                                                    

Суббота, 28.05.2022, 03:41
Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход

Страны, города, курорты...

Главная » Файлы » Из современной истории Китая


Чжоу Эньлай
[ ] 22.08.2010, 22:46

Содержание


Чжоу Эньлай родился 5 марта 1898 г. в уездном городе Хуайань (провинция Цзянсу) в обедневшей семье шэньши — представителей ученого сословия феодального класса. Его отец, мелкий чиновник провинциального финансового управления, рано овдовев, отдал девятилетнего сына в семью своего бездет­ного брата. Через год мальчика взял к себе на воспитание дру­гой дядя по отцу, служивший полицейским офицером в Северо-Восточном Китае (Маньчжурии), в городах Телине, а затем в.Мукдене (ныне Шэньян). Здесь Чжоу Эньлай стал посещать начальную школу, организованную при поддержке иностранных миссионеров, где наряду с китайской классической литературой читал произведения Ч. Дарвина, Ж.-Ж. Руссо и других европейских авторов, знакомился с китайской патриотической и антиманьчжурской публицистикой. В школе он стал изучать английский язык. Когда в 1911 г. началась Синьхайская рево­люция, приведшая к низвержению маньчжурской династии Цин, правившей Китаем с 1644 г., Чжоу Эньлай остриг косу — традиционную прическу, силой навязанную маньчжурами пос­ле завоевания Китая его мужскому населению.

В 1913 г. Чжоу Эньлай поступил в открытую на средства американских миссионеров Нанькайскую среднюю школу в Тяньцзине, где проучился четыре года, живя в школьном ин­тернате и зарабатывая на жизнь выполнением различных по­ручений школьной администрации. Первые годы учебы в школе пришлись на период спада революционного движения в Китае. Власть в стране захватила реакционная северная (бэйянская) группировка, тесно связанная с империалистическими держа­вами. Против северных милитаристов выступали демократиче­ские силы, группировавшиеся вокруг проживавшего в эмигра­ции доктора Сунь Ятсеиа, а также сепаратистские группировки милитаристов южных и юго-западных провинций. Воспользо­вавшись участием европейских держав в первой мировой войне, Япония форсировала свое экономическое и политическое про­никновение в Китай. В январе 1915 г. она предъявила Китаю «21 требование», принятие которых означало бы полное коло­ниальное порабощение страны. Среди широких кругов китай­ской общественности, в первую очередь среди учащейся моло­дежи, возникло патриотическое антияпонское движение, с ко­торым вскоре пришлось считаться и правящим милитаристским кругам, и самим японцам. Чжоу Эньлай откликнулся на эти события, организовав школьную ассоциацию под названием «Уважать труд, жить коллективом» и став редактором рукопис­ного журнала этой ассоциации. Журнал резко критиковал неспособность правителей Китая дать отпор японским агрес­сорам. Чжоу Эньлай и его сверстники читали литературу, издававшуюся сторонниками Сунь Ятсена, разделяя их демо­кратические идеи.

Учась в школе, Чжоу Эньлай участвовал в школьном дра­матическом кружке, проявив незаурядные актерские способно­сти, впоследствии пригодившиеся ему в годы подпольной рабо­ты в Шанхае, когда он ускользал от полицейских шпиков. На­ряду с увлечением драматическим искусством Чжоу Эньлай обнаружил и большой поэтический талант, а также показал себя блестящим полемистом, возглавив школьный дискуссион­ный клуб. В своих стихах и школьных сочинениях он резко обрушивался на реакционное правительство северных милита­ристов за капитуляцию перед домогательствами Японии; он ратовал за индустриализацию Китая, политическое объедине­ние страны, демократизацию общественных отношений, воспи­тание патриотических чувств народа.

Летом 1917 г. Чжоу Эньлай окончил Нанькайскую школу и на выпускных экзаменах был отмечен как наиболее отличив­шийся. В сентябре 1917 г. он по приглашению одного из своих материально обеспеченных школьных друзей уехал в Японию в надежде получить там университетское образование. Однако по приезде увлекся изучением японской социалистической ли­тературы, познакомился с «Капиталом» К. Маркса, забросил подготовку к сдаче вступительных экзаменов в университет и активно включился в общественную деятельность проживавших в Японии китайских студентов, присоединившись к движению протеста против требования японского правительства послать китайские войска на Дальний Восток и в Сибирь для участия в интервенции против Советской России. Чжоу Эньлай с огром­ным интересом читал сообщения о русской революции, о дея­тельности В. И. Ленина, появлявшиеся в японской социалисти­ческой печати, горячо приветствовавшей Октябрьскую револю­цию и выступавшей против интервенционистской политики Японии.

В апреле 1919 г. Чжоу Эньлай возвратился в Тяпьцзинь и вскоре активно включился в патриотическое движение проте­ста против условий Версальского мирного договора 1919 г. о передаче Японии бывших германских колониальных владений в Китае. Осенью того же года Чжоу Эньлай был зачислен сту­дентом недавно открывшегося Нанькайского университета. Одновременно он стал работать техническим сотрудником рек­тората, что позволяло кое-как сводить концы с концами. Теперь Чжоу Эньлай с головой ушел в организаторскую работу среди студенчества Тяньцзиня. Он редактировал ежедневную студен­ческую газету и много писал в нее. Одновременно он вел аги­тацию среди рабочих типографии, в которой печаталась эта газета. В своих статьях Чжоу Эньлай популяризировал социа­листические идеи, выступал против эксплуатации иностранным капиталом дешевого труда китайских рабочих и в защиту их требований о повышении зарплаты, осуждал политику китай­ских милитаристов, критиковал старые феодальные семейные обычаи, догмы конфуцианства. Продолжая живо интересовать­ся Октябрьской революцией и жизнью Советской России, Чжоу Эньлай стал инициатором встреч студентов с разделявшим ком­мунистические убеждения преподавателем Пекинского универ­ситета Сергеем Полевым, выпускником Дальневосточного уни­верситета. Во время этих встреч студенты обсуждали вопросы, связанные с местом и ролью в истории социалистов, анархи­стов, чартистов и особенно коммунистов.

В августе 1919 г. Чжоу Эньлай опубликовал статью с рез­кой критикой действий прояпонски настроенных милитаристов провинции Шаньдун, обрушивших репрессии на местных сту­дентов, выступивших против передачи Японии бывших герман­ских прав и владений в этой провинции. По его инициативе был созван митинг, на котором были осуждены действия шаньдунских властей. Участники митинга, студенты Тяньцзиня, решили послать своих делегатов в Пекин для вручения проте­ста правительству и установления связи со столичными сту­дентами. Когда пекинские власти арестовали этих делегатов, Чжоу Эньлай включился в организацию массового похода тяньцзиньских студентов на Пекин с требованием освобожде­ния задержанных. Власти вынуждены были уступить. 6 сен­тября 1919 г. в Тяньцзине состоялось собрание, посвященное созданию патриотической студенческой Ассоциации пробужде­ния, на котором Чжоу Эньлай выступил с призывом к сверже­нию власти милитаристов, компрадорской буржуазии и бюро­кратов. Позже Чжоу Эньлай пригласил выступить на заседании ассоциации одного из первых китайских марксистов, профес­сора Пекинского университета Ли Дачжао. В это время Чжоу Эньлай продолжал серьезно изучать «Манифест Коммунисти­ческой партии», другие произведения основоположников марксизма, встречался с одним нз основателей КПК Чэиь Дусю. После запрещения властями студенческой газеты Чжоу Эньлай наладил ее нелегальный выпуск.

В январе 1920 г. при разгоне властями массового митинга, участники которого призывали к бойкоту японских товаров, вместе с несколькими другими студентами был арестован в Чжоу Эньлай. В тюрьме он вел с товарищами по камере заня­тия по марксизму, экономике и праву, занимался самообразо­ванием. Яркое выступление на суде с обвинением властей, про­тиводействовавших патриотическому движению бойкота япон­ских товаров и жестоко разгонявших студенческие митинги и демонстрации, снискало Чжоу Эиьлаю большую популярность в Тяньцзиие и способствовало его освобождению. После выхода из тюрьмы Чжоу Эньлай, как и многие члены Ассоциации про­буждения, включился в развернувшееся по всему Китаю дви­жение за отъезд молодежи на учебу и работу в страны Европы, которое отражало стремление передовой китайской обществен­ности вырвать страну из пут отсталости, опираясь на опыт пе­редовых европейских стран.

Осенью 1920 г. Чжоу Эньлай с группой студентов отплыл, во Францию. Деньги на поездку были собраны по доброволь­ной подписке жителями Тяньцзиня. Франция в те годы при­влекала китайскую молодежь относительной по сравнению с другими европейскими странами дешевизной жизни, политиче­ским либерализмом и доступностью высших учебных заведе­ний. Кроме того, китайское правительство обещало уезжавшим субсидии. Однако вскоре полторы тысячи молодых китайцев, прибывших во Францию, оказались в крайне стесненном поло­жении: правительственные субсидии им предоставлены не бы­ли, и о поступлении в вузы не могло быть и речи. Большинство молодых людей устроилось на автомобильные заводы Рено в Париже и Лионе и на угольные шахты в Лилле.

Чжоу Эньлай поселился в рабочем пригороде Парижа Бийянкур и сразу же окунулся в организаторскую и революцион­но-пропагандистскую работу среди китайской молодежи, обу­чавшейся или работавшей в Европе. Устанавливая необходи­мые связи, он сам проработал несколько месяцев на одной из угольных шахт Лилля и на автомобильном заводе Рено в Па­риже, побывал в Бельгии и Германии. В Берлине он познако­мился с Чжу Дэ, будущим главкомом китайской Красной ар­мии, затем Народно-освободительной армии Китая, учившимся в Германии, и привлек его к революционной работе.

Чжоу Эньлай был также внештатным корреспондентом тяньцзиньской газеты «Ишибао», на страницах которой в эти годы публиковались подписанные различными псевдонимами его статьи о трудностях, которые испытывала китайская моло­дежь, прибывшая на учебу во Францию, о политике европей­ских держав в отношении молодой Советской России, о поло­жении в Германии, о рабочем движении в странах Европы, о поведении японской делегации на Версальской конференции, о засухе и голоде в России и др.

Во Франции Чжоу Эньлай продолжал изучать и пропаган­дировать идеи марксизма и вместе с группой единомышленни­ков, в которую входили Цай Хэсэнь, Ли Лисань, Дэн Сяопин, Ли Фучунь, Чэнь И и другие, еще до образования КПК осно­вал в Париже Китайскую коммунистическую лигу молодежи, стал редактором и основным автором ее печатного органа — журнала «La Jeunesse» («Молодежь»), возглавил организаци­онный отдел лиги. После установления летом 1922 г. связи с Коммунистической партией Китая члены лиги с участием представителей коммунистических кружков китайцев, прожи­вавших в Европе, на конспиративной конференции в Булонском лесу близ Парижа приняли решение о вхождении в КПК и создали ее европейскую секцию. Поэтому в КНР Чжоу Эньлая с полным правом относят к числу основателей и первых членов КПК. Участники секции, в том числе Чжоу Эньлай, по совету Коминтерна, исходившего из необходимости сотрудничества КПК и Гоминьдана в период национальной революции, и по решению КПК стали в индивидуальном порядке вступать в основанную Сунь Ятсеном партию Гоминьдан. К этому времени в Китае был установлен единый антиимпериалистический фронт Гоминьдана и КПК.

В сентябре 1924 г. по указанию руководства КПК Чжоу Эньлай вернулся из Европы в Китай, в Гуанчжоу (Кантон) — столицу Южного Китая, где находилось революционное пра­вительство, во главе которого стоял Сунь Ятсен. Чжоу Эньлай стал работать секретарем Гуандун-Гуансийского комитета КПК и начальником его военного отдела, а затем начальником по­литотдела военной школы Вампу (Хуанпу), созданной в мае 1924 г. при участии советских военных советников и инструк­торов для подготовки военных кадров. Начальником школы Вампу был Чан Кайши, в то время выдававший себя за вер­ного последователя Сунь Ятсена.

На посту начальника политотдела школы Чжоу Эньлай проявил себя талантливым военно-политическим работником, подготовив немало преданных революции офицеров-коммуни­стов. Участвуя в военных операциях Национально-революцион­ной армии против милитаристов Южного Китая, Чжоу Эньлай приобрел военный опыт и огромный авторитет среди комсо­става и курсантов школы, что во многом способствовало впо­следствии его успешной работе по воссозданию в 1937 г. еди­ного фронта Гоминьдана и КПК.

По свидетельству А. И. Черепанова — одного из первых со­ветских военных специалистов, прибывших в Китай в 1923 г. по приглашению революционного правительства Южного Ки­тая, возглавлявшегося Сунь Ятсеном, КПК приложила много усилий в деле осуществлявшейся Сунь Ятсеном реорганизации Гоминьдана. В Гуанчжоу коммунисты организовали так назы­ваемые «особые подрайоны» — опорные пункты революции, которые подчинялись непосредственно ЦИК Гоминьдана. Одна из таких организаций объединяла матросов порта, вторая — рабочих Гуанчжоу-Ханькоуской железной дороги, третья — ра­бочих арсенала.

Одновременно коммунисты активно работали в районных комитетах и низовых отделениях Гоминьдана, во всех проф­союзах города, организовывали рабочих через различные клубы и общества. Пропаганда велась также и среди студентов через организованный коммунистами Союз социалистической моло­дежи.

«В то время численность КПК была невелика: всего 500— 600 человек,— писал А. И. Черепанов.— Многие члены партии были слабо подготовлены к активным самостоятельным поли­тическим действиям. ЦК КПК должен был провести огромную организационную и воспитательную работу, чтобы поднять идеологический уровень коммунистов. Коммунистическая пар­тия развернула в Гуанчжоу и Шанхае широкую работу среди населения... Опыт коммунистов Гуанчжоу наглядно подтвер­дил, что развивать широкое национально-революционное дви­жение можно лишь при наличии в Гоминьдане на всех ступе­нях представителей компартии. Работая в Гоминьдане, комму­нисты не ослабляли свою партию, а, наоборот, поднимали политическую активность своих низовых организаций». А. И. Черепанов приводит следующие сведения о военной шко­ле Вампу, в которой он преподавал. На 1 ноября 1924 г. в ней насчитывалось 1 500 человек, в том числе: преподавателей и строевых офицеров — 62, административного состава — 131, переменного состава — 950, вестовых при канцелярии школы и офицерах — 120, обслуживающего персонала — 237. Основ­ной профиль школы был пехотный, со сроком обучения в шесть месяцев. Кроме того, имелись специальные классы: артилле­рийский, саперный, связи, снабжения, пулеметный. Позднее в школе была организована подготовка политработников, после чего она стала официально называться центральным военно-политическим училищем. Преподавательский состав был на­бран из офицеров с самой различной военной подготовкой: одни окончили военные училища за границей, преимуществен­но в Японии, другие — китайскую военную школу старого типа в Баодине или провинциальные военные школы. Курсанты на­бирались в основном из учащихся высших и средних учебных заведений Гуанчжоу, Шанхая и других городов. Эта молодежь в студенческие годы уже принимала участие в революционной борьбе и была полна решимости сражаться за идеалы, которые олицетворял Сунь Ятсен. В первом выпуске школы было 39 коммунистов, представителей рабочих почти не было. Позднее при школе были организованы специальные курсы для добро­вольцев из народа, не имевших образования, в основном крестьян и городских бедняков. Социальный состав курсантов характеризуют данные о третьем выпуске школы в 1925 г. Из 2 500 курсантов 1640 были выходцами из крестьян, 100 из рабочих, 400 из торговцев, 400 из среды учащихся, 10 из солдат, 15 из чиновников и 12 из представителей интел­лигенции.

«Я должен сказать,— писал А. И. Черепанов,— что комму­нисты проделали значительную работу по воспитанию войск и обеспечили их высокую боеспособность. Со многими коммуни­стами мы долго работали бок о бок и расстались лишь после завершения второго Восточного похода... Работа политотдела, в котором активную роль играла группа коммунистов, подняла уровень подготовки курсантов и значительно укрепила дисцип­лину в школе Вампу».

В ходе военных действий во время победоносно закончив­шегося первого Восточного похода (февраль — март 1925 г.) против войск гуандунского милитариста Чэнь Цзюнмина, ко­торого поддерживал британский империализм, постепенно фор­мировалась новая Национально-революционная армия (НРА) Китая. Ее солдатам были понятны цели национально-освобо­дительной борьбы, сформулированные в политической програм­ме Сунь Ятсена. Эта программа, разработанная при активном участии китайских коммунистов и одобренная на I съезде Го­миньдана, провозгласила главной задачей объединение и демо­кратизацию страны на основе развертывания антиимпериали­стической и антифеодальной революции.

Три народных принципа Сунь Ятсена (национализм, наро­довластие и народное благосостояние) и выдвинутые им в 1924 г. три основные политические установки (союз с Совет­ской Россией, сотрудничество с КПК и опора на крестьян и рабочих) определяли в тот период стратегическую линию Го­миньдана и революционного правительства Южного Китая. Они начали на практике мобилизовывать крестьян и рабочих Для поддержки дела революции, что сыграло немаловажную роль как в первом, так и во втором Восточных походах рево­люционных войск.

Перед началом первого Восточного похода в школе Вампу под руководством коммунистов был создан пропагандистский отдел. Работниками отдела были заготовлены 500 тыс. прокла­маций, обращенных к солдатам, 100 тыс. листовок для распро­странения среди крестьян, 50 тыс. экземпляров текстов рево­люционных песен. Все эти материалы распространялись во время Восточного похода. В крупных населенных пунктах ор­ганизовывались митинги под такими, например, лозунгами: «Создание крестьянских союзов», «Снижение арендной платы». Крестьяне, особенно в уездах Хайфэн и Луфэн, радостно встре­чали части НРА, внимательно выслушивали пропагандистов, добровольно вызывались переносить военное снаряжение и во многих деревнях организовывали комитеты для встречи рево­люционных солдат. Второй Восточный поход революционных войск был предпринят против войск милитариста Чэнь Цзюн-мина после разгрома группировки юньнаньских и гуансийских милитаристов, поднявших в апреле 1925 г. мятеж против гуанчжоуского правительства. Во время подготовки ко второму Во­сточному походу, начавшемуся в конце октября 1925 г., полит­работники Коммунистической партии Китая, Гоминьдана и НРА провели большую политическую кампанию, обеспечив революционным силам массовую поддержку. Главную роль в этой кампании играли коммунисты.

«Во втором Восточном походе поддержка Национально-ре­волюционной армии народными массами была полной н безого­ворочной»,— писал А. И. Черепанов. Решающую роль в раз­громе войск Чэнь Цзюнмина сыграли части, сформированные на базе школы Вампу. Солдаты в этих частях были дисципли­нированными, политическую работу среди них вели коммуни­сты. Как и в школе Вампу, в дивизиях 1-го корпуса НРА были созданы политотделы, назначены комиссары полков, батальонов и рот. Политработники, в большинстве коммунисты, быстро завоевали доверие солдат. «Коммунисты создали настоящее революционное ядро армии. В середине 1926 г. в НРА было около тысячи коммунистов, из них 60—70% в школе Вампу и 1-м корпусе. Это была та сила, которая организовывала и вела солдатские массы к победе», - свидетельствовал А. И. Чере­панов.

Во время Северного похода революционных войск Юга в 1925—1926 гг., целью которого было обеспечение победы рево­люции во всем Китае, Чжоу Эньлай был политическим комис­саром 1-го армейского корпуса, а затем по решению партии прибыл в Ухань, куда перебазировалось из Гуанчжоу револю­ционное правительство Гоминьдана. Здесь он возглавил воен­ный отдел КПК и одновременно был назначен секретарем во­енного комитета Цзянсу-Чжэцзянского района, ответственным за подготовку вооруженного выступления рабочего класса Шан­хая задачей которого было оказание помощи революционной армии в освобождении города. 21 марта 1927 г. восставшему пролетариату удалось захватить власть в этом крупнейшем промышленном центре Китая и в течение трех недель удержи­вать в своих руках город в ожидании подхода частей НРА, ко­торыми командовал Чан Кайши. Однако последний, введя 12 апреля свои войска в Шанхай, по сговору с империалисти­ческими державами и местной контрреволюцией учинил звер­скую расправу над восставшими. Чжоу Эньлаю чудом удалось спастись; за его голову была объявлена огромная награда.

После разрыва правым крылом Гоминьдана единого фронта с КПК и создания Чан Кайши в Нанкине контрреволюционного правительства Чжоу Эньлай вышел из Гоминьдана. На V съез­де КПК весной 1927 г. он был избран членом ЦК КПК. В каче­стве руководителя военного отдела ЦК КПК Чжоу Эньлай вместе с Е Тином, Чжу Дэ и Хэ Луном возглавил восстание сохранивших верность революции частей, поднятое 1 августа 1927 г. в городе Наньчане. Однако в силу ряда причин, глав­ным образом из-за спада массового движения, оно потерпело поражение. Часть восставших, среди которых был Чжоу Энь­лай, с боями ушла на юг в провинцию Гуандун, где находилась революционная база, а другой отряд во главе с Чжу Дэ — в провинцию Хунань, где он вел партизанские действия, а затем присоединился в горах Цзинганшань к участникам крестьян­ского «восстания осеннего урожая», руководимого Мао Цзэдуном. В память о Наньчанском восстании 1 августа отмечается в КНР как день Народно-освободительной армии Китая.

В начале 1928 г. Чжоу Эньлай при содействии Коминтерна нелегально прибыл в Советский Союз, где в июне — июле близ Москвы состоялся VI съезд КПК, который подвел итоги нацио­нальной революции 1925—1927 гг. и наметил дальнейшие на­правления национально-освободительной борьбы китайского народа. На съезде Чжоу Эньлай, выступивший с отчетом об организационной работе и докладом по военному вопросу, был избран членом Политбюро, секретарем ЦК и заведующим орг­отделом ЦК КПК. Летом 1928 г. он участвовал в работе VI кон­гресса Коминтерна в Москве, на котором его избрали кандида­том в члены Исполкома Коминтерна (ИККИ).

После разрыва Гоминьданом единого фронта с КПК и су­ровых репрессий, обрушившихся на коммунистов, на рабочие, крестьянские, молодежные, женские и профессиональные организации, революционное движение в Китае переживало спад. В условиях белого террора ЦК КПК возложил на Чжоу Эньлая руководство работой партии в подполье. В октябре 1928 г. он нелегально возвратился в Шанхай и приступил к организации деятельности КПК в новой обстановке. Во второй половине 1929 г. КПК частично восстановила свои ряды. К концу 1929 г. несколько активизировалось рабочее и особенно крестьянское движение; в ряде провинций были созданы небольшие, но ста­бильные части Красной армии и опорные советские районы.

Летом 1930 г. Чжоу Эньлай снова нелегально выехал в СССР для доклада ИККИ о деятельности ЦК КПК. Будучи в Москве, он 5 июня 1930 г. от имени своей партии приветство­вал участников XVI съезда ВКП(б), подробно рассказав о со­стоянии революционного движения в Китае и выразив соли­дарность рабоче-крестьянских масс своей страны с советским народом.

В своем выступлении на XVI съезде ВКП(б) Чжоу Эньлай, в частности, сказал: «Великая китайская революция и Китай­ская коммунистическая партия родились именно под влиянием Октябрьской революции... Мировой экономический кризис, раз­витие революционного движения и особенно большие успехи... социалистического строительства в СССР — все это оказывает серьезнейшее влияние на революционное движение в Китае». Остановившись на той реакции, которую вызвала военная аван­тюра китайских милитаристов на дальневосточных границах СССР (события 1929 г. на КВЖД), Чжоу Эньлай продолжал: «Империалисты не только толкают китайских милитаристов к войне, чтобы усилить эксплуатацию китайских трудящихся, но и используют китайских милитаристов как орудие для нападе­ния на СССР, чтобы укрепить свои позиции на Дальнем Во­стоке. События на Китайско-Восточной железной дороге явля­ются ясным выражением авантюристической политики Гоминь­дана.  Какой  был результат?  Красная Армия  СССР  дала сокрушительный отпор такому нападению империалистов, а китайские рабочие и крестьянские массы демонстрировали пол лозунгом «вооруженная защита СССР»... Лозунг защиты CCCР и борьбы с империалистами вызвал широкий отклик». Заключая свое выступление под продолжительные аплодисменты делегатов съезда, Чжоу Эньлай отметил, что «хищники-империалисты ведут наступление на СССР с Запада и Востока. Koni фликт на КВЖД был попыткой спровоцировать СССР на вой­ну. Однако нарастающим мировым революционным подъемов в конце концов было сорвано наступление империалистов... Tоварищи, молодая Китайская коммунистическая партия следит за ленинской ВКП(б) и идет по пути жесточайшей революционной борьбы. Мы будем вместе с вами и пролетариатом всех стран бороться против империалистической войны, против на­ступления империалистов на СССР и против подавления импе­риалистами революционного движения в колониях».

Читать дальше

Категория: Из современной истории Китая | Добавил: magnitt
Просмотров: 2368 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 5.0/9 |
Всего комментариев: 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Copyright MyCorp © 2022
Сайт управляется системой uCoz