Туристический центр "Магнит Байкал"
                                                                                
                                                                                                                                    

Четверг, 21.09.2017, 15:04
Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход

Страны, города, курорты...

Главная » Файлы » Из современной истории Китая


Чжоу Эньлай 3
[ ] 22.08.2010, 22:47

В августе 1939 г., приехав по делам в Яньань, где находи­лись ЦК КПК и Политбюро ЦК, Чжоу Эньлай при падении с лошади сломал руку и для лечения был направлен в СССР. Жена Чжоу Эньлая Дэп Инчао 8 октября 1939 г. сообщала в ЦК КПК из Москвы: «14 сентября 1939 г. Чжоу Эньлая поло­жили в Кремлевскую больницу на лечение, а 19 сентября ему была сделана операция. В ходе операции у него вырезали вы­совывающуюся небольшую часть кости. Через педелю все благополучно зажило. 25 сентября были сняты швы, рана за­живает. В результате применения лечебных процедур: массаж, электролечение, ванны, двигательная терапия — мышцы стали подвижнее, дрожание руки стало меньше. Однако действие ру­ки полностью восстановлено не будет».

Встречаясь с руководством Коминтерна, Чжоу Эньлай под­робно информировал ИККИ о положении в Китае, деятельно­сти КПК и в свою очередь знакомился с состоянием междуна­родного коммунистического, рабочего и национально-освободи­тельного движения, с деятельностью ИККИ. В постановлении Президиума ИККИ от И марта 1940 г. по докладу делегации КПК, возглавлявшейся Чжоу Эньлаем, отмечалась правиль­ность политической линии КПК, которая проделала за время японо-китайской войны большую работу но мобилизации сил китайского народа на борьбу против японских захватчиков, на­стойчиво проводила тактику единого национального аптияпонского фронта, добилась успехов в росте своих рядов за послед­нее время и стала крупным политическим фактором в стране. Президиум ИККИ подчеркивал, что борьба КПК за организа­цию победоносного сопротивления японской агрессии и за победу китайского народа в национально-освободительной борь­бе имеет огромное значение как для судьбы китайского народа, так и для трудящихся других стран, особенно для народов ко­лониальных и зависимых государств, и предлагал секциям Коммунистического Интернационала развернуть самую широ­кую кампанию солидарности и помощи китайскому народу в его борьбе против японских захватчиков, увязывая эту кампа­нию с борьбой международного пролетариата против империа­листической войны. Выходивший на многих языках журнал «Коммунистический Интернационал» (орган ИККИ) постоян­но публиковал статьи видных китайских коммунистов, доку­менты КПК. Номер журнала от 1 декабря 1935 г. практически целиком был посвящен героической борьбе китайских комму­нистов.

Среди других материалов в журнале было опубликовано подписанное Чжу Дэ, Чжоу Эньлаем и Ван Цзясяном «Обра­щение Реввоенсовета Красной армии Китая к абиссинскому народу». В нем от имени Красной армии Китая и борющегося за свою независимость китайского народа они выражали со­лидарность с борьбой народа Абиссинии против итальянского фашизма и передавали ему братский привет. «Нас разделяют тысячи километров, реки, моря и горы,— говорилось в обраще­нии,— но всеми мыслями и чувствами мы с вами в вашей бесстрашной борьбе против империалистических варваров. Никто лучше нас не знает, каким нестерпимым мучениям, бесчислен­ным пыткам, жестоким истязаниям и всевозможным притес­нениям подвергают империалисты закабаленные ими народы. Никто лучше нас не понимает той смертельной опасности, ко­торая угрожает вашему народу со стороны итальянских импе­риалистов... Единственный путь к спасению вашего народа — это самоотверженная вооруженная оборона вашей националь­ной независимости».

В 1940 г. в журнале была опубликована статья Чжоу Энь­лая «Против опасности раскола и капитуляции в Китае», в которой он писал, что «на всем протяжении национально-ос­вободительной войны в Китае опасность капитуляции никогда не была столь острой, как сейчас». Указывая на внутренние и внешние источники этой угрозы, Чжоу Эньлай отмечал: «...Аме­риканская буржуазия опасается последствий победы китайско­го народа в национально-освободительной войне. Кроме того, в связи с войной в Европе США менее заинтересованы в по­ставке военных материалов для японо-китайской войны. Вот почему, несмотря на противоречия, существующие между Анг­лией, Францией и США на Дальнем Востоке, несмотря на всю остроту противоречий между ними и Японией, все они усили­вают свое давление на китайское правительство и китайский народ». Далее Чжоу Эньлай писал: «Капитулянтские и кон­сервативные элементы внутри Китая ведут кампанию лжи и клеветы против передовых элементов в стране, против Погра­ничного района, против 8-й и 4-й армий, провоцируют воору­женные конфликты, стремясь таким образом расколоть силы Китая в антияпонской войне. Это и есть расчистка пути к ка­питуляции... здесь-то и кроется главная опасность для китай­ского народа в настоящее время». «Китайские коммунисты — верные сыны своего народа — призывают китайский народ и его армию быть бдительными и бороться за преодоление опас­ности капитуляции» — такими словами подытоживал Чжоу Эньлай свою статью.

В марте 1940 г. Чжоу Эньлай после лечения возвратился из СССР в Яньань, а затем снова вылетел в Чунцин, где про­должал работу по укреплению единого антияпонского фронта, по сплочению всех демократических сил, решительно противо­действуя антикоммунистическим акциям Чан Кайши и его сто­ронников в военном комитете, продолжая борьбу с капитулянт­скими элементами в Гоминьдане. В Чунцине он вел и большую пропагандистскую работу в пользу КПК и 8-й армии среди дипломатического корпуса и иностранных корреспондентов.

18 января 1941 г. орган КПК газета «Синьхуа жибао» опуб­ликовала гневное стихотворение Чжоу Эньлая в связи с веро­ломным нападением гоминьдановских войск на находившуюся на марше штабную колонну Новой 4-й армии — одного из круп­ных подразделений вооруженных сил КПК под командованием Е Тина. Стихотворение было озаглавлено: «Памяти жертв по­гибших во имя родины к югу от Янцзы». Факсимиле этого сти­хотворения Чжоу Эньлая было помещено па том месте газет­ной полосы, где должно было находиться изъятое гоминьдановской цензурой сообщение о нападении на колонну Новой 4-й армии. Когда фашиствующие гоминьдановские молодчики стали избивать газетчиков, продававших этот номер «Синьхуа жибао», Чжоу Эньлай вместе с сотрудниками представитель­ства КПК в Чунцине сам стал продавать ее на улицах города. В переводе стихотворение Чжоу Эньлая звучало так:

Большое зло, равного которому не знавала история, Учинено в отношении Е к югу от Янцзы. Почему среди членов одной семьи Один поднял нож на другого?

Стихотворение вызвало сочувственный отклик среди широ­ких кругов китайской общественности, усилившей давление на Гоминьдан в пользу сохранения единого антияпонского фронта.

С июня 1943 г. по ноябрь 1944 г. Чжоу Эньлай находился в Яньани, куда Мао Цзэдун вызвал его для участия в «движе­нии за упорядочение стиля». Это движение, начавшееся в Янь­ани вскоре после нападения фашистской Германии на Совет­ский Союз в 1941 г., приняло с апреля 1943 г. характер мас­совой чистки рядов КПК. ЦК КПК поставил задачу «посред­ством идеологической системы Мао Цзэдуна покончить с меньшевистской идеологией внутри партии». В ходе движения честных коммунистов заставляли каяться во всевозможных проступках, писать всякого рода «признания» в отклонении от линии партии. Начальник контрразведки Мао Цзэдуна Кан Шэн под предлогом выявления агентуры Гоминьдана и Японии проводил необоснованные массовые репрессии, повсеместно насаждался культ личности Мао Цзэдуна, взгляды которого выдавались за образец «китаизированного марксизма».

После принятого Президиумом ИККИ в мае 1943 г. реше­ния о самороспуске Коминтерна в Яньани огульной критике стали подвергаться сторонники сохранения политики единого фронта с Гоминьданом, в том числе и Чжоу Эньлай. Это об­стоятельство вынудило Г. Димитрова 22 декабря 1943 г. обра­титься с личным письмом к Мао Цзэдуну, в котором он выра­жал тревогу в связи со свертыванием борьбы КПК с японскими оккупантами и отклонением руководства партии от политики единого национального фронта. «В период национальной войны китайского народа,— писал Димитров,— подобный курс грозит поставить партию в изолированное от народных масс положе­ние и способен привести к опасному обострению междоусобной войны, в котором могут быть заинтересованы только окку­панты и их агенты в Гоминьдане. Я считаю политически не­правильной проводимую кампанию против Чжоу Эньлая и Ван Мина, которым инкриминируется... политика национального фронта, в итоге которой они якобы вели партию к расколу. Та­ких людей, как Чжоу Эньлай и Ваи Мин, надо не отсекать от партии, а сохранять и всемерно использовать для дела пар­тии».

В ходе «движения за упорядочение стиля» в марте 1944 г. Чжоу Эньлай был вынужден выступить с пространной само­критикой в связи со своим участием в VI съезде КПК в 1928 г., а также подвергнуть критике отдельные стороны политики Ко­минтерна в китайском вопросе как в 1928 г., так и в последую­щие годы. В числе основных «недостатков» VI съезда КПК он назвал участие в его работе ряда советских представителей в Коминтерне, не разбиравшихся в китайских делах, и отсутст­вие на съезде Мао Цзэдуна и Лю Шаоци. Чжоу Эньлай также упомянул о том, что руководящие деятели Коминтерна, с ко­торыми он беседовал в Москве в 1940 г., «все еще опасались, как бы мы не отошли слишком далеко от рабочего класса».

Выступая по форме с самокритикой и пропагандой идей Мао Цзэдуна, Чжоу Эньлай в своем пространном докладе в Партийной школе при ЦК КПК в Яньани «К оценке VI съез­да партии», по существу, впервые ознакомил широкий партий­ный актив с историей этого съезда и обсуждавшимися на нем вопросами, с деятельностью Коминтерна, со многими теорети­ческими проблемами китайской революции. Не случайно, ви­димо, Мао Цзэдун вскоре заявил, что «товарищ Чжоу Эньлай слишком много занимается самокритикой». Упоминавшееся выше письмо Г. Димитрова Мао Цзэдуну способствовало свер­тыванию «движения за упорядочение стиля».

На его завершающем этапе, выступая на заседании Секре­тариата ЦК КПК в Яньани, Чжоу Эньлай подверг резкой кри­тике деятельность начальника контрразведки Кан Шэна, кото­рого публично обвинил в превышении своих полномочий в ходе «движения за упорядочение стиля» и в применении незакон­ных методов — арестов, истязаний, клеветнических обвинений в отношении коммунистов. Это смелое выступление Чжоу Энь­лая еще больше увеличило его популярность в партии.

В ноябре 1944 г. Чжоу Эньлай был направлен в Чунцин для переговоров с гоминьдановскими властями и представите­лями СП1А, взявшимися за посредничество между Гоминьда­ном и КПК с целью предотвращения гражданской войны в Ки­тае, которая могла бы привести к прекращению сопротивления Японии,

В апреле 1945 г. Чжоу Эньлай участвовал в работе VII съезда КПК в Яньани, где выступил с докладом о едином фрон­те. На съезде он был переизбран в состав Политбюро и Секре­тариата ЦК КПК. 28 августа 1945 г., накануне капитуляции Японии, Чжоу Эньлай вместе с Мао Цзэдуном прибыл в Чун­цин для мирных переговоров с Гоминьданом и 10 октября от имени КПК подписал с ним соответствующее соглашение. 1 января 1946 г. он был назначен представителем КПК на трех­сторонних переговорах между КПК, Гоминьданом и предста­вителями США о прекращении военных конфликтов и восста­новлении путей сообщения, а затем участвовал в качестве главы делегации КПК в созванной в Чунцине первой сессии Полити­ческого консультативного совета представителей различных партий и общественных организаций Китая.

В марте 1946 г. Чжоу Эньлай возглавил представительство КПК и 8-й армии в Нанкине, куда возвратилось гоминьдановское правительство, часто посещал районы, где происходили столкновения частей, подконтрольных КПК, с гоминьдановскими войсками, с целью урегулирования конфликтов. В ноябре того же года в связи с постоянными нарушениями со стороны Гоминьдана подписанных в Чунцине соглашений и продолжав­шейся американской интервенцией он по указанию ЦК КПК возвратился в Яньань. Вскоре после этого Чаи Кайши, опи­раясь на поддержку США, развернул крупномасштабную граж­данскую войну. 18 марта 1947 г. ЦК КПК и правительство Особого района вынуждены были ввиду наступления гоминь­дановских войск покинуть Яньань и перебазироваться на север провинции Шэньси, откуда руководить действиями частей На­родно-освободительной армии Китая (НОАК, так стали с 1947 г. называться народно-революционные войска). В августе 1947 г. Чжоу Эньлай был назначен заместителем председателя Военного совета ЦК КПК, исполняющим обязанности началь­ника Генерального штаба НОАК. Он участвовал в руководстве крупнейшими ее операциями конца 1948 —начала 1949 г.: Ляоси-Шэньянской, Бэйпин-Тяньцзиньской и Хуайхайской.

25 марта 1949 г. вместе с центральными учреждениями КПК Чжоу Эньлай прибыл в Бэйпин (Пекин), освобожденный ча­стями НОАК еще 31 января 1949 г. Здесь он возглавил деле­гацию КПК на мирных переговорах с делегацией гомииьдановского правительства о прекращении гражданской войны и од­новременно вел работу по сплочению вокруг КПК всех демо­кратических сил страны. В этих целях в Бэйпине в июне 1949 г. был создан подготовительный комитет по созыву Народного политического консультативного совета Китая (НПКСК). На открывшейся 21 сентября 1949 г. в Бэйпине учредительной сессии НПКСК Чжоу Эньлай выступил с докладом о проекте его «Общей программы» и практически руководил работой сессии. На первом заседании Центрального народного прави­тельства Китайской Народной Республики, провозглашенной 1 октября 1949 г., Чжоу Эньлай был назначен премьером Государственного административного совета (правительства) и министром иностранных дел КНР. На этих постах ярко про­явились его организаторские и дипломатические способности.

20 января 1950 г. Чжоу Эньлай прибыл в Москву, где в то время находился Мао Цзэдун, и участвовал в советско-китай­ских переговорах. 14 февраля 1950 г. от имени КНР Чжоу Эньлай подписал в Москве Договор о дружбе, союзе и взаимной помощи с Советским Союзом, по условиям которого Китай по­лучал от СССР необходимую финансовую, экономическую, на­учно-техническую и военную помощь и надежную защиту в случае иностранной агрессии. По просьбе китайского прави­тельства в КНР была направлена большая группа советских экономических и военных советников, а также специалистов в различных областях промышленности, транспорта, финансов, культуры, науки и образования, работе которых Чжоу Эньлай всегда уделял большое внимание.

С деятельностью Чжоу Эньлая после 1949 г. связаны все основные этапы народнохозяйственного строительства КНР, развития культуры, науки, просвещения, а также разработка и осуществление китайской внешней политики. Он много сил уделял развитию всесторонних дружественных отношений с Советским Союзом, другими социалистическими странами. Не было практически ни одного крупного выступления Чжоу Эньлая до начала 60-х гг.— будь то на VIII съезде КПК, на сессиях Всекитайского собрания народных представителей (ВСНП), Всекитайского комитета НПКСК, на собраниях об­щественности, в газетных и журнальных статьях,— где бы он не напоминал о необходимости крепить и развивать дружбу между КНР и СССР, совместно бороться за мир и безопасность народов.

В докладе па VIII съезде КПК в сентябре 1956 г. Чжоу Эньлай сказал, что в период осуществления первого пятилет­него плана Советский Союз предоставил КНР кредиты на льготных условиях, оказал помощь в проектировании 205 про­мышленных объектов и в поставках для них большей части оборудования, направил много замечательных специалистов, а также оказал большую техническую помощь в других обла­стях. «Мы хотим воспользоваться этим случаем,— подчеркнул Чжоу Эньлай,— чтобы выразить свою глубокую благодарность Советскому Союзу... за эту сердечную братскую помощь».

Единство и сплоченность социалистических стран рассмат­ривались Чжоу Эньлаем как важные условия дальнейшего их движения по пути строительства социализма. Однако, насколь­ко можно судить по его опубликованным выступлениям 1955— 1957 гг., Чжоу Эньлай осознавал, что одних слов и призывов к единству недостаточно, нужно укреплять материальную и идейную базу этого единства. Отсюда постановка Чжоу Эньла­ем проблемы общности интересов СССР и КНР, всех социали­стических стран в строительстве социализма и борьбе за со­хранение мира, важности твердого соблюдения равенства, взаимной выгоды, взаимного уважения государственного суве­ренитета в осуществлении экономического сотрудничества. Вместе с тем Чжоу Эньлаю было присуще понимание того, что укрепление единства и сплоченности социалистических стран сопряжено с определенной долей обязанностей каждой страны. Об этом Чжоу Эньлай говорил, в частности, на VIII Всекитай­ском съезде КПК.

В выступлениях Чжоу Эньлая 50-х гг. подчеркивалось зна­чение дружбы и сотрудничества между КНР и СССР как «ос­новного залога мира во всем мире». Ухудшение советско-ки­тайских отношений, как предупреждал Чжоу Эньлай, чревато самыми негативными последствиями. «Сейчас все еще нахо­дятся люди,— говорил он в Отчетном докладе о работе прави­тельства на сессии ВСНП 26 июня 1957 г.,— которые пытаются отрицать огромное значение искренней помощи Советского Союза нашей стране. Совершенно ясно, что это рассчитано на то, чтобы спровоцировать ухудшение китайско-советской друж­бы, подорвать международное сплочение и, следовательно, сорвать дело строительства социализма в нашей стране».

В 1957 г. казалось, что это высказывание Чжоу Эньлая на­правлено только против «правых элементов», выступивших тогда в Китае с антисоциалистическими и антисоветскими ло­зунгами, однако возможно, что Чжоу Эньлай имел в виду так­же и националистические элементы в китайском руководстве, взгляды и настроения которых также вели к подрыву китай­ско-советской дружбы.

В приветственном выступлении по радио по случаю 40-й го­довщины Великой Октябрьской социалистической революции Чжоу Эньлай сказал, что «китайский народ всегда считал и считает праздник Октябрьской революции своим праздником. Октябрьская революция указала китайскому народу путь к окончательному освобождению. Советский Союз оказал и ока­зывает огромную и великодушную помощь китайскому народу в деле социалистического строительства».

В связи с 10-летием со дня образования КНР Чжоу Эньлай писал: «Отмечая десятую годовщину со дня образования КНР, народ нашей страны выражает особую благодарность Совет­скому Союзу, который оказал нашей стране помощь в строи­тельстве 166 объектов в период первой пятилетки и вновь за­ключил в прошлом и нынешнем годах соглашения об оказании помощи нашей стране в строительстве 125 объектов, причем за 10 лет направил в Китай на работу свыше 10 800 специали­стов в области экономики, культуры и просвещения... Достиг­нутые нами успехи неразрывно связаны с огромной помощью со стороны народов братских стран, народ нашей страны ни­когда не забудет об их горячем энтузиазме и дружбе, будет неуклонно крепить и развивать сотрудничество с ними, будет придерживаться марксистско-ленинских принципов сочетания патриотизма с интернационализмом».

Чжоу Эньлай неизменно поддерживал внешнеполитические шаги и инициативы СССР по вопросам разоружения, запреще­ния испытаний ядерного и водородного оружия, обеспечения мира и безопасности в азиатско-тихоокеанском регионе и в Европе, политику СССР в отношении заключения мирного до­говора с Японией, урегулирования положения на Ближнем Востоке и вокруг Западного Берлина. В ноте правительства КНР посольству СССР в Китае по вопросу о мирном договоре с Японией, подписанной Чжоу Эньлаем 22 мая 1951 г., выра­жалась полная поддержка предложений Советского Союза о том, чтобы в мирном договоре с Японией были «зафиксированы положения относительно запрещения Японии вступать в коа­лиции, направленные против какой-либо союзной державы», относительно того, что «все оккупационные войска должны быть выведены из Японии не позднее одного года после заключения мирного договора» и что «никакому государству не разреша­ется оставлять свои вооруженные силы или военные базы в Японии».

Будучи страстным патриотом, Чжоу Эньлай придавал осо­бое значение делу воссоединения Тайваня с материковой ча­стью КНР, призывал гоминьдановских деятелей на Тайване содействовать созданию третьего общенационального единого фронта между КПК и Гоминьданом. Выступая на 3-й сессии Всекитайского собрания народных представителей 1-го созыва, он говорил: «Двери родины всегда широко открыты для всех патриотов. Каждый китаец имеет право и обязан внести свой вклад в священное дело объединения родины».

Благодаря Чжоу Эньлаю китайская дипломатия добилась значительных успехов. Особенно ярко дипломатический талант Чжоу Эньлая проявился на Женевской конференции минист­ров иностранных дел пяти великих держав, проходившей с 26 апреля по 21 июля 1954 г. Китай и СССР энергично поддер­живали на конференции предложения Демократической Рес­публики Вьетнам (ДРВ), предусматривавшие признание неза­висимости ДРВ, а также Камбоджи и Лаоса. Достигнутые в Женеве соглашения упрочили положение ДРВ, положили ко­нец французской интервенции в Индокитае.

Во время Женевской конференции Чжоу Эньлай мастерски использовал разнообразный арсенал средств для достижения согласованных решений (официальные заявления, встречи и неофициальные беседы с главами делегаций стран — участниц конференции, неформальные контакты в кулуарах конферен­ции, готовность к определенным компромиссам).

В перерыве между заседаниями Женевской конференции Чжоу Эньлай посетил Индию и Бирму, где в июле 1954 г. в совместных заявлениях была провозглашена формула пяти принципов мирного сосуществования (взаимное уважение тер­риториальной целостности и суверенитета; ненападение; невме­шательство во внутренние дела друг друга; равенство и взаим­ная выгода; мирное сосуществование).

В современной китайской и в западной историографии Чжоу Эньлай считается инициатором пяти принципов мирного сосуществования, хотя в своих выступлениях сам Чжоу Энь­лай подчеркивал факт совместного выдвижения пяти принци­пов КНР, Индией и Бирмой. В середине 50-х гг. принципы мир­ного сосуществования были важнейшим инструментом смяг­чения напряженности между Востоком и Западом, а для Китая еще и средством, способствовавшим его выходу из дипломати­ческой изоляции в капиталистическом мире и росту его прести­жа и влияния среди освободившихся стран. «При расширении своих контактов с другими странами,—говорил Чжоу Эньлай в июне 1965 г.,— Китай исходит из желания мирно сосу­ществовать со всеми странами, в том числе и с США, не делая исключения для какой-либо страны. Мы против того, чтобы строить свои дружественные отношения с одними государства­ми на основе отстранения других государств. И в отношении США мы также стремимся к дружбе... Мы глубоко убеждены, что рано или поздно наступит день, когда при участии прави­тельств традиционная дружба между народами Китая и США приведет к восстановлению связей между ними».

С юных лет Чжоу Эньлай обладал способностью постоянно учиться, углублять и совершенствовать свои познания об ок­ружающем мире, к чему он призывал и своих сотрудников. Для него одним из главных уроков Женевской конференции была возможность поиска и в той или иной степени реализации об­щих элементов интересов разных государств в процессе реше­ния политическими средствами вопросов сохранения мира, лик­видации колониальной системы. Этому подходу Чжоу Эньлай стремился следовать в своей дальнейшей дипломатической дея­тельности, хотя ему не всегда удавалось это в полном объеме: акцент Чжоу Эньлая на общность интересов подчас не встре­чал поддержки и понимания со стороны догматически настроен­ной части руководства КПК.

Одним из показательных примеров понимания Чжоу Эньла­ем необходимости гибкости дипломатии является довольно известная история об изменении Чжоу Эньлаем — главой ки­тайской делегации на Бандунгской конференции стран Азии и Африки (апрель 1955 г.) —текста своего выступления, подго­товленного и, вероятно, апробированного руководством КПК накануне конференции.

Читать дальше




Категория: Из современной истории Китая | Добавил: magnitt
Просмотров: 1498 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Copyright MyCorp © 2017
Сайт управляется системой uCoz