Туристический центр "Магнит Байкал"
                                                                                
                                                                                                                                    

Среда, 13.12.2017, 01:57
Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход

Страны, города, курорты...

Главная » Файлы » Из современной истории Китая


Чжу Дэ 2
[ ] 22.08.2010, 22:50

Советский военный опыт изучали также Лю Бочэн, Е Цзяньин, Не Жунчжэнь н сотни других военных работников КПК, обучавшихся в СССР в 20—30-е гг. С ним знакомились и кур­санты военной школы Вампу (Хуанпу). Этот опыт был приме­нен на практике в операциях революционных войск Китая (во­енные действия в Гуапдуне 1924—1925 гг., знаменитый Север­ных поход Национально-революционной армии (НРА) 1926 1927 гг.). Из десяти маршалов КНР четыре учились в советских военных учебных заведениях, два — в школе Вампу. Не случай­но американский журналист Эдгар Сноу, беседовавший с руко­водителями китайских коммунистов в 1936 г., писал, что «китай­ская Красная армия построена по русскому военному образцу, и многое в ее тактике почерпнуто из русского опыта».

18 мая 1926 г. Чжу Дэ уехал из Москвы, сначала во Влади­восток, где оставался больше месяца, а затем 12 июля — в Шан­хай.

По предложению ЦК КПК гоминьдановское Национальное правительство направило Чжу Дэ в провинцию Сычуань, чтобы привлечь местного милитариста Ян Сэня, располагавшего ар­мией в 70 тыс. солдат, на сторону НРА. В это время начинался Северный поход революционных войск из Гуандуна против ми­литаристов У Пэйфу, Сунь Чуанфана и других, так что крайне важно было отколоть от них сычуаньские войска. Прежде чем добраться до Сычуани, Чжу Дэ, используя свои старые воен­ные связи, разведал дислокацию частей Сунь Чуанфана и У Пэйфу, облегчив наступательные операции НРА.

И августа 1926 г. Чжу Дэ приехал в порт на Янцзы — город Ваньсянь, главную базу Ян Сэня, в качестве комиссара его войск, получивших наименование «20-й корпус НРА». Чжу Дэ и Ян Сэнь давно знали друг друга, вместе учились в Шуньцине и вместе воевали против Юань Шикая и Дуань Цижуя в рядах Армии защиты республики. Ян Сэнь был членом Общества поэ­зии, созданного Чжу Дэ в Сычуани. Ко времени приезда Чжу Дэ в Ваньсянь комитет КПК Сычуани уже вел работу с целью привлечения Ян Сэня на сторону революции. ЦК КПК дал ди­рективу сычуаньским коммунистам использовать в интересах революции новые возможности в связи с колеблющейся позици­ей сычуаньских милитаристов. Конечно, решающим аргументом в пользу перехода Ян Сэня на сторону Национального прави­тельства были успехи Северного похода, но большое влияние оказали также контакты Ян Сэня с Чжу Дэ и другим деятелем КПК — Чэнь И, которые разъясняли Ян Сэню три народных принципа и три основные политические установки Сунь Ятсена, вопросы единого фронта между Гоминьданом и КПК, цели на­циональной революции.

Отходу Ян Сэня от блока поддерживаемых Англией север­ных милитаристов способствовала и интервенционистская «по­литика канонерок» английских империалистов. Английские па­роходы и военные суда не раз топили на Янцзы китайские джон­ки. Лишь за два месяца (с середины июня до середины августа 1926 г.) произошло пять таких случаев. Погибло более 40 че­ловек.

29 августа английский пароход потопил три лодки с сол­датами войск Ян Сэня. По инициативе Чжу Дэ, Чэнь И и Ваньсяньского комитета КПК сначала в Сычуани, а потом во всем Китае развернулось массовое движение протеста. По настоя­тельной рекомендации Чжу Дэ Ян Сэнь в ответ на преступление империалистов 30 августа 1926 г. захватил два английских па­рохода. 2 сентября в газете «Ваньчжоу жибао» была напечата­на составленная Чжу Дэ и другими коммунистами телеграмма с призывом к китайскому народу подняться на борьбу против иностранных империалистов. В тот же день в Ваньсяне был ор­ганизован массовый митинг представителей всех слоев населе­ния, на котором выступил Чжу Дэ. В своей речи он сказал, что, только свергнув феодалов и милитаристов, изгнав из Китая империалистов, можно создать подлинно независимое государ­ство и освободить народ. При активном участии коммунистов были созданы «Ваньсяньская лига отмщения за позор» и другие общественные антиимпериалистические организации. Чжу Дэ также выступил на митинге 4 сентября, призвав к бойкоту анг­лийских товаров и предприятий. Он выдвинул требования уп­разднить неравноправные договоры, запретить плавание анг­лийских военных кораблей и торговых судов по рекам Китая. По улицам Ваньсяня прошли 10 тыс. демонстрантов.

Вопреки настояниям пекинского правительства уступить ультиматуму английского консула Ян Сэнь отверг его. На подъ­ем патриотического движения Англия отреагировала в традици­онно колониалистском духе: 5 сентября Ваньсянь был подверг­нут артиллерийскому обстрелу с английских военных судов, в ре­зультате чего было убито и ранено свыше 1000 военнослужа­щих и мирных жителей, разрушено более 1000 домов и лавок; материальный ущерб составил 20 млн юаней. Это новое пре­ступление английских империалистов вызвало в Китае еще большее возмущение. Чжу Дэ, Чэнь И, комитет КПК Ваньсяня призвали население и военнослуя^ащих помочь пострадавшим и крепить единство. От имени Ян Сэня было направлено обра­щение к народу всей страны с описанием ваньсяньского инци­дента и призывом выступить против английской провокации. Одним из средств мобилизации и политического воспитания на­рода, преодоления колебаний Ян Сэня стали организованные КПК массовые митинги, состоявшиеся 6 и 9 сентября. Высту­пая на них, Чжу Дэ призвал население и армию к отпору импе­риалистам. Одновременно Чжу Дэ и Чэнь И убедили Ян Сэня в необходимости подготовки к отражению возможных новых ак­тов агрессии с английской стороны.

В районе Ваньсяня по обоим берегам Янцзы было установ­лено 36 орудий, назначен командующий обороной Ваньсяня. Яп Сэнь публично заявил, что не боится иностранцев, и если анг­личане вновь предпримут агрессивные акции, он встретит 0х огнем. Он отверг новые требования пекинского правительства о фактической капитуляции перед Англией. Характеризуя значе­ние патриотического движения, Чжу Дэ в те дни говорил: «Наш четырехсотмиллионный народ уже понял, что нельзя уклонить­ся от борьбы против империалистов». Ян Сэнь во многом дейст­вовал под влиянием Чжу Дэ, так что в Ваньсяне было распро­странено выражение: «Что Чжу Дэ говорит, то Ян Сэнь де­лает».

До и особенно после ваньсяньского инцидента Чжу Дэ ак­тивно использовал сложившуюся в результате наступления НРА обстановку для того, чтобы преодолеть колебания Ян Сэня, закрепить его переход на сторону Национального прави­тельства и распространять идеи национальной революции среди офицеров и солдат его войск. Чжу Дэ в беседах с Ян Сэнем до­казывал бесперспективность попыток последнего лавировать между У Пэйфу, который назначил его губернатором Сычуани, и штабом НРА, назначившим его командиром 20-го корпуса НРА. Когда вслед за поражением в октябре войск У Пэйфу НРА нанесла в ноябре 1926 г. сильные удары по армии другого мили­тариста, Сунь Чуаньфана, одновременно вытеснив части Ян Сэня из западного Хубэя, Ян Сэнь 16 ноября заявил о своем подчине­нии Национальному правительству и о принятии назначения ко­мандиром 20-го корпуса НРА. Он также приказал на контроли­руемой его войсками территории вывесить флаги Гоминьдана и пригласил секретаря Чунцинского комитета КПК приехать в Ваньсянь. Первоочередная задача, стоявшая перед Чжу Дэ,— завоевать Ян Сэня на сторону революции, укрепить безопас­ность левого фланга НРА, не дать У Пэйфу отступить на за­пад — была успешно выполнена.

Другой задачей была реорганизация войск Ян Сэня. Полу­чив назначение на пост комиссара (представителя партии Го­миньдан) 20-го корпуса НРА, Чжу Дэ стал по совместительству начальником политотдела корпуса и проводил большую работу но организации ячеек Гоминьдана. Он опирался на несколько десятков политработников НРА, прибывших с ним в Ваньсянь из Уханя в сентябре 1926 г., две трети которых были членами КПК. 20 ноября в Шэцзяхунъюане (близ Ваньсяня) состоялось официальное открытие военно-политической школы 20-го кор­пуса НРА, образцом для которой послужила школа Вампу. Че­тыре выпускника последней стали командирами отрядов в шко­ле 20-го корпуса. 800 курсантов, в основном пз числа получив­шей среднее образование молодежи восточной Сычуани, должны были стать опорой при реорганизации войск Ян Сэня. Курсан­там разъяснялись три народпых принципа Сунь Ятсена, его три основные политические установки, роль Северного похода в борьбе за единый, независимый, свободный и демократический Китай. Пропагандировались дисциплина и принципы армейской демократии: «офицеры и солдаты — братья», «учить, а не бить» «уважение к народу». Курсанты разучивали и пели революци­онные песни. «Мы создаем военно-политическую школу 20-го корпуса,— говорил своим помощникам Чжу Дэ,— чтобы сеять семена революции, воспитывать революционные кадры, пре­образовывать феодально-милитаристские части, превращать контрреволюционные войска в революционные».

В Ваньсяне Чжу Дэ сблизился с Лю Бочэном, также направ­ленным ЦК КПК в Сычуань для военной работы. Оба они вме­сте с секретарем Чунцинского комитета КПК составили воен­ную комиссию этого комитета.

На состоявшемся в начале декабря в Чунцине I съезде го­миньдановских организаций провинции Сычуань Чжу Дэ был избран членом исполкома провинциального комитета Гоминь­дана.

Однако генерал Ян Сэнь с неодобрением следил за деятельно­стью Чжу Дэ, опасаясь «большевизации» 20-го корпуса. В ян­варе 1927 г. он отправил Чжу Дэ и его активных помощников в Ухань под предлогом ознакомления с опытом работы штаба НРА.

В Ухане Чжу Дэ получил новое задание ЦК КПК — развер­нуть работу среди расположенных в Наньчане (главный город провинции Цзянси) войск 5-го фронта НРА, которым командо­вал юньнаньский генерал Чжу Пэйдэ. Чжу Пэйдэ, хорошо знав­ший Чжу Дэ по службе в Армии защиты республики, назначил его главным советником штаба 5-го фронта и командиром учеб­ного офицерского полка.

Возглавив полк, Чжу Дэ наряду с военным обучением осо­бое внимание уделял политическому воспитанию курсантов. Он сам постоянно занимался с ними, приглашал для чтения лекций известного писателя и ученого Го Можо, руководителей кресть­янского движения в Цзянси коммунистов Фан Чжиминя и Шао Шипина. Планомерно шло привлечение курсантов в ряды КПК. Чжу Дэ сам читал лекции и проводил занятия, посвященные работе массовых организаций — профсоюзных, крестьянских, женских, студенческих, обращая главное внимание на проблемы крестьянского движения.

Учебный полк непосредственно участвовал в острой борьбе между правым (во главе с Чан Кайши) и левым крылом Го­миньдана, в частности в массовой демонстрации протеста в Наньчане в связи с расстрелом чанкайшистами председателя совета профсоюзов города Ганьчжоу коммуниста Чэнь Цзань-сяня. Чжу Дэ говорил в эти дни курсантам, что реакционеры уже начали убивать революционных товарищей и надо готовить­ся к контрудару.

В апреле 1927 г. по приказу Чжу Пэйдэ и Ван Цзюня учеб­ный полк под командованием Чжу Дэ выступил в восточную Цзянси для борьбы с бандитами, причем командир полка тща­тельно проинструктировал личный состав о необходимости стро­го различать крестьянские союзы, которым следует помогать, и бандитские шайки, которые надо громить. В течение месяца учебный полк успешно выполнил поставленную задачу.

Когда Чан Кайши в апреле 1927 г. совершил контрреволю­ционный переворот, разорвав единый фронт с КПК, в Цзянси этот единый фронт некоторое время еще сохранялся. Го Можо писал: «Цзянси в то время избежала массовых репрессий, орга­низованных Чан Кайши, и оставалась на стороне революции в значительной степени благодаря учебному офицерскому полку, руководимому Чжу Дэ».

6 июня 1927 г. Чжу Пэйдэ под влиянием контрреволюцион­ных переворотов в Шанхае и других городах и провинциях стра­ны совершил свой «переворот», предписав коммунистам поки­нуть Цзянси. В последней декаде июня Чжу Дэ уехал из Наньчана. Становилось все более очевидным, что руководство Го­миньдана в Ухане находится в тяжелейшем кризисе. 15 июля уханьский ЦИК Гоминьдана принял решение о расторжении союза с КПК. В Ухане начался контрреволюционный террор.

После этого решения в Ухане было созвано нелегальное со­вещание с участием ряда видных деятелей КПК — Чжу Дэ, Лю Бочэна, У Юйчжана, Чжоу Эньлая и других для обсуждения создавшегося положения и дальнейших действий КПК. На со­вещании высказывались разные мнения, но в конечном итоге было принято предложение Чжу Дэ: сконцентрировать револю­ционные войска в провинции Цзянси.

21 июля 1927 г. Чжу Дэ нелегально возвратился в Наньчан и выяснил через своих прежних сослуживцев численность, дис­локацию, боеспособность, вооружение, огневую мощь гоминьда­новских войск в городе. Это во многом способствовало первона­чальному успеху восстания в Наньчане, решение о котором было принято руководством КПК.

Когда Чжоу Эньлай, назначенный секретарем фронтового комитета КПК, который должен был возглавить восстание, при­был в Наньчан, Чжу Дэ подробно информировал его об обста­новке в лагере противника. С учетом этих сведений был состав­лен конкретный план действий.

В районе Наньчана находилась армия генерала Чжан Факуя, в частях которой коммунисты сохранили значительное влияние. Верные КПК части под командованием коммунистов Е Тина, Хэ Луна и Чжу Дэ насчитывали около 20 тыс. бойцов, тогда как у противника их было 10 тыс. Восстание началось в ночь на 1 ав­густа, и через четыре часа Наньчан оказался в руках повстан­цев.

1 августа на объединенном совещании представителей КПК и левого Гоминьдана был создай руководящий орган восста­ния — Революционный комитет Гоминьдана в составе 25 чело­век во главе с Тань Пиншанем. Была также принята политиче­ская декларация, в которой говорилось, что Революционный комитет Гоминьдана, следуя революционным заветам Сунь Ят­сена, отброшенным изменником Чан Кайши, ставит целью соз­дать новую базу революции в Гуандуне и подготовить новин Северный поход.

Войска повстанцев были названы 2-м фронтом НРА. Глав­нокомандующим был назначен Хэ Лун, начальником штаба — Лю Бочэн. Во главе всех частей были поставлены коммунисты.

Вследствие спада революционного движения Наньчанское восстание не привело к образованию нового центра революци­онной борьбы.

5 августа повстанческая армия выступила из Наньчана и двинулась на юг в Гуандун. Этот поход был сопряжен с огром­ными трудностями. Потери в боях, от болезней, а также вслед­ствие дезертирства были очень велики. В восточный Гуандун в конце сентября пробилось только около 10 тыс. бойцов. В рай­оне Чаочжоу — Шаньтоу эти части были разбиты превосходя­щими силами противника. 25-я дивизия (около 3 тыс. бойцов) под командованием Чжу Дэ три дня самоотверженно сражалась у Саньхэба против трех дивизий противника, но потерпела по­ражение.

Отступив с 2 тыс. бойцов от Саньхэба, Чжу Дэ собрал в Маочжи командиров и политработников, чтобы обсудить даль­нейшие действия. Многие пали духом, пе видели дальнейших перспектив, не знали, что делать. Но Чжу Дэ твердо решил продолжать борьбу. Он считал, что надо оторваться от врага, уходить в горы, найти место, где можно обосноваться, и начинать партизанские действия. Совещание в Маочжи имело большое значение для выработки военной линии КПК в условиях воо­руженной борьбы с более сильным противником. Здесь Чжу Дэ одним из первых в КПК выдвинул курс на партизанскую войну в сельской местности. В конце октября отряд пришел в Тянь-синьюй (юго-восточная Цзянси). Здесь Чжу Дэ провел его пе­реформирование. В отряде было немало бродяг, деклассирован­ных элементов, в свое время вступивших в НРА из-за денег, а не из идейных побуждений. Рабочие, крестьяне, прогрессивная молодежь составляли среди бойцов меньшинство.

В Тяньсиньюе Чжу Дэ обратился к бойцам со следующими словами: «Нашу китайскую революцию можно сравнить с рус­ской революцией 1905 года. После ее поражения в России на­ступил мрак, но это было временным явлением. В 1917 году революция в конце концов победила. Сейчас китайская револю­ция потерпела поражение, тоже наступает мрак, но он также будет временным. В Китае настанет и свой 1917 год. Надо толь­ко сохранить силы революции для продолжения борьбы. Неваж­но, что нас мало теперь, в будущем будет много. Если вы по­размыслите, то увидите ясную перспективу». Бойцу, спросив­шему, как теперь действовать, Чжу Дэ ответил: «Партизанить. Этот район во время революции был базой крестьянского дви­жения. Мы должны использовать это движение, укрепиться в подходящем месте, а потом усиливать борьбу». «Контрреволю­ция нас преследует по пятам, мы не сможем закрепиться»,— сказал другой боец. На это Чжу Дэ возразил: «Эти феодальные милитаристы борются за свои интересы, за сферы влияния, они ни в коем случае не смогут договориться между собой. Мы по­дождем, когда они передерутся и тогда не смогут нас пресле­довать. Конечно, сейчас у нас очень трудное положение, но каждый из нас держит в руках винтовку. Если мы сплотимся, будем стойко бороться, то сможем захватить у помещиков продовольствие, у противника — винтовки и патроны, наши си­лы будут расти, и день победы обязательно придет». В заклю­чение своей речи, продолжавшейся более часа, Чжу Дэ обра­тился к своим бойцам со следующими словами: «Я выбрал путь народной революции и хочу идти по нему до конца. Если даже я останусь один, то все равно буду продолжать борьбу. Кто хочет бороться дальше, идите за мной, кто не хочет — мо­жет вернуться домой, насильно не удерживаю».

После переформирования в Тяньсиньюе численность отряда Чжу Дэ значительно сократилась, в нем осталось всего 300— 400 человек с двумя сотнями винтовок. Но это были сознатель­ные бойцы, решившие идти за Чжу Дэ, за КПК до победы ре­волюции.

Ведя партизанские действия в южной Хунани, отряд Чжу Дэ в конце октября получил передышку, так как между гуансийскими, гуандунскими и хунаньскими милитаристами нача­лась война. В Дагэне Чжу Дэ вместе с Чэнь И провел еще одну реорганизацию своего отряда. Он был преобразован в колонну (батальон), делившуюся на роты. Командиром колонны был Чжу Дэ, комиссаром — Чэнь И, начальником штаба — Ван Эр-чжо. Чэнь И составил список всех членов КПК и комсомола в колонне. Их оказалось 7% личного состава. Члены КПК созда­ли в колонне партячейку, в роты были направлены политиче­ские инструкторы. Бойцы помогали крестьянам во время поле­вых работ, вели пропаганду идей революции, поднимали народ на борьбу с местными угнетателями. Средства, продовольствие от­бирались у помещиков, а оружие — у отрядов самообороны, ор­ганизованных местными властями.

Третья реорганизация партизанских сил под командованием Чжу Дэ была проведена в Шанбао (горный район вблизи гра­ницы), куда колонна Чжу Дэ пришла в первой декаде ноября. Основное внимание теперь было уделено военному обучению и введению строгой дисциплины. Добытое продовольствие стало поступать в общий фонд. Ежедневно с бойцами начали прово­диться занятия, на которых разъяснялась партизанская такти­ка действий по принципу: если можешь победить — вступай в сражение, если нет — не ввязывайся в бой.

Ощущая настоятельную потребность в передышке для того, чтобы дать бойцам отдых, укрепить свою материальную базу и пополнить свои ряды, Чжу Дэ вновь сумел использовать свои старые связи.

В районе Жучэи (южная Хунань) был размещен 16-й кор­пус гоминьдановских войск, которым командовал Фань Ши-шэн — однокашник Чту Дэ по Юньнаньскому военному учили­щу. В корпусе сохранилась нелегальная ячейка КПК. Фань Шишэну было известно об этом, но он не принимал никаких мер. Узнав, что Чжу Дэ со своей колонной находится поблизости, вы­соко ценя его военный талант и желая усилить свой корпус в предвидении борьбы за власть, Фань Шишэн предложил Чжу Дэ влить свою колонну в 16-й корпус. На переговорах с Фань Шишэном в Жучэне Чжу Дэ выразил на это согласие при усло­вии сохранения политической и организационной самостоятель­ности, а также независимости в военном отношении и предо­ставления возможности уйти из корпуса в любое время. Фань Шишэн принял эти условия, и Чжу Дэ, взявший псевдоним Ван Кай, стал командиром 140-го полка 47-й дивизии 16-го кор­пуса, а по совместительству также заместителем командира ди­визии и позже главным советником корпуса. Вскоре при помо­щи Чжу Дэ в 16-й корпус в качестве 142-го полка вошел отряд коммунистов, а затем крестьянский повстанческий отряд (раз­ведывательный батальон). Эти революционные части способст­вовали развитию крестьянского движения в районе на границе Гуандуна и Хунани.

В Лифутоу (западнее Шаогуаня) Чжу Дэ организовал базу для обучения и отдыха своих бойцов. Он написал здесь ряд во­енных уставов и наставлений, в которых обобщались опыт ре­волюционных сил Китая после Синьхайской революции (вклю­чая Северный поход НРА, Наньчанское восстание и последую­щие сражения), а также знания, полученные Чжу Дэ во время учебы в СССР.

Чжу Дэ и его соратники вели революционную пропаганду в частях 16-го корпуса, разъясняя Фань Шишэиу и его подчинен­ным позицию КПК. Но в декабре 1927 г. Чан Кайши, узнав, что в 16-м корпусе укрывают коммунистов, приказал арестовать Чжу Дэ. Фань Шишэн не только не выполнил этот приказ, но и снабдил полк Чжу Дэ 40 тыс. юаней и 70 тыс. патронов. Полк ушел с развернутым красным знаменем. Некоторое время он действовал в уездах северного Гуандуна, поднимая на борьбу крестьян, передавая им оружие, отнятое у местных охранных отрядов и мелких подразделений гоминьдановской армии. На­толкнувшись на значительные силы врага, отряд Чжу Дэ в на­чале 1928 г. вновь перешел в южную Хунань.

Установив связь с подпольной организацией КПК уезда Ичжан, отряд Чжу Дэ под видом гоминьдановской части 12 ян­варя 1928 г. захватил город Ичжан. Начальник уезда и другие чиновники были арестованы, в Ичжане была провозглашена со­ветская власть и было создано советское правительство, про­грамма которого включала раздел земли между крестьянами, от­мену долгов, восстановление крестьянских союзов, профсоюзов, женских и молодежных организаций. На митинге в Ичжане было объявлено о преобразовании отряда Чжу Дэ в 1-ю диви­зию рабоче-крестьянской революционной армии. В конце янва­ря дивизия разбила брошенные против нее гоминьдановские войска, захватив пленных и оружие. Численность дивизии Чжу Дэ выросла до 2 тыс. человек. Эти успехи стали сигналом к вос­станию в южной Хунани, вспыхнувшему в канун Нового года но лунному календарю и охватившему десяток уездов.

При помощи дивизии Чжу Дэ была создана крестьянская армия южной Хунани, насчитывавшая около 8 тыс. бойцов. Три уезда сформировали по дивизии, два — по полку. Основой этой армии стали повстанческие отряды в волостях (по 30—40 чело­век) и уездные отряды Красной гвардии. «Во время южнохунаньского восстания,— вспоминал Чжу Дэ,— мы мобилизовали народные массы и, стало быть, действовали в правильном на­правлении. Однако Хунаньский провинциальный комитет КПК и гожнохунаньский особый комитет КПК насаждали левый пут­чизм и самочинно устраивали казни и поджоги. В результате мы оторвались от народных масс, изолировали себя и в конце кон­цов потерпели поражение, несмотря на то что захватили боль­ше десяти уездных городов в южной Хунани».

Другой причиной поражения революционных сил было то, что в конце марта 1928 г. гуансийские, хунаньские и гуандунские милитаристы договорились о совместных действиях и, сконцент­рировав семь дивизий, развернули наступление против револю­ционных войск. Чжу Дэ и Чэнь И приняли решение отступить и уйти в горный район на границе провинций Хунань и Цзян­си — Цзинганшань, где, как им стало известно, укрепился Мао Цзэдун во главе небольшого отряда участников «восстания осен­него урожая» в восточной Хунани.

В конце апреля 1-я дивизия рабоче-крестьянской революци­онной армии и крестьянская армия южной Хунани под общим командованием Чжу Дэ (10 тыс. бойцов) соединились с отря­дом Мао Цзэдуна (несколько сот человек). 4 мая 1928 г. в Лун-ши (уезд Нинган провинции Цзянси) на массовом митинге по решению фронтового комитета КПК было объявлено о созда­нии 4-го корпуса Красной армии Китая. Командиром корпуса стал Чжу Дэ, комиссаром — Мао Цзэдун, начальником политот­дела — Чэнь И.

Со времени создания 4-го корпуса Чжу Дэ и Мао Цзэдун действовали, как правило, совместно, руководя на протяжении свыше двух десятилетий вооруженной борьбой за победу народ­ной революции.

Читать дальше




Категория: Из современной истории Китая | Добавил: magnitt
Просмотров: 1553 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Copyright MyCorp © 2017
Сайт управляется системой uCoz