Туристический центр "Магнит Байкал"
                                                                                
                                                                                                                                    

Среда, 12.12.2018, 11:15
Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход

Страны, города, курорты...

Главная » Файлы » Из современной истории Китая


Лю Шаоци 3
[ ] 22.08.2010, 23:08

Мы, продолжал Лю Шаоци, учась в КУТВ, внимательно следили за всем, что происходило в молодой Советской Рес­публике, изучали выступления Ленина, материалы II и III кон­грессов Коминтерна. Особенно, по словам Лю Шаоци, его заин­тересовала статья Ленина «К четырехлетней годовщине Ок­тябрьской революции», опубликованная в газете «Правда». Когда она была переведена на китайский язык, он выучил ее наизусть и многие ее положения помнит до сих пор. Она по­могла ему лучше осознать практический опыт Октябрьской ре­волюции в России, задачи буржуазно-демократической и социа­листической революций и проблемы перерастания первой во вторую. Лю Шаоци пришел к выводу, что Октябрьская револю­ция может послужить поучительным примером и для Китая. Кроме того, по словам Лю Шаоци, пребывание в Москве и уче­ба в КУТВ помогли ему многое уяснить в учении основополож­ников марксизма, в частности их подход к национально-осво­бодительной и революционной борьбе в колониальных и полу­колониальных странах. Короче говоря, заявил Лю Шаоци, за сравнительно недолгое (менее года) пребывание в Советской России он получил такую закалку, которая помогала и помога­ет ему до сих пор в революционной борьбе в Китае.

Далее Лю Шаоци сказал, что приехал в Тяньцзинь, чтобы решить проблемы, связанные с положением рабочего класса. Тяньцзинь,— продолжал он,— это первый крупный город с мно­гочисленным рабочим классом, который освобожден НОАК.

И оказалось, что рабочие, ради которых осуществлялась рево­люция, недовольны новой революционной властью. Сразу же после освобождения города капиталисты стали закрывать свои предприятия (фабрики, заводы, мастерские) и выгонять рабо­чих на улицу. Рабочие очутились в худшем положении, чем до освобождения. Новая власть пока не может дать им работу или оказать материальную помощь. Однако необходимо при­остановить массовое закрытие фабрик, заводов, других пред­приятий, попытаться договориться с предпринимателями, обе­щая им помощь в обеспечении сырьем и в сбыте производимой продукции. От тех, кто не согласится продолжать работу своих предприятий, надо потребовать выплаты увольняемым рабочим не менее двухмесячной зарплаты. Все частные предприниматели уже предупреждены о принимаемых мерах. Одновременно КПК должна активизировать разъяснительную работу, объяснить рабочим, что новая власть — это их власть, которая будет де­лать все, чтобы защитить их интересы.

Лю Шаоци признал, что во время японской оккупации и после нее КПК, в сущности, не вела должной работы среди ра­бочих в Тяньцзине, и к моменту освобождения в городе на про­мышленных предприятиях почти не имелось партячеек и парт­организаций. Рабочие здесь находятся под сильным влиянием не столько гоминьдановских профсоюзов, сколько полуфеодаль­ных земляческих организаций. Они не хотят даже слушать ком­мунистов и по указке своих хозяев и подрядчиков не прихо­дят на собрания и митинги, созываемые новой властью. Если КПК не найдет общего языка с рабочими, заключил Лю Шаоци, то для чего, спрашивается, она совершает революцию, которую не поддерживает рабочий класс. Следует отметить, что после пребывания Лю Шаоци в Тяньцзине и осуществления намечен­ных им мероприятий обстановка в городе и положение рабочих изменились в лучшую сторону.

На вечере по случаю празднования 1 Мая, на котором со­стоялась эта беседа автора с Лю Шаоци, присутствовала его же­на Ван Гуанмэй, а также жены других руководящих работ­ников. Вечер закончился танцами, танцевал и Лю Шаоци. Ван Гуанмэй в танцах не участвовала, так как ожидала ре­бенка.

Прощаясь, Лю Шаоци сказал: «Очень хорошо, что мы сей­час находимся вместе со страной великого Ленина». Эта встре­ча с Лю Шаоци произвела на автора глубокое впечатление и запомнилась ему на всю жизнь.

В сентябре 1949 г. па 1-й сессии Народного политического консультативного совета Китая (НПКСК) Лю Шаоци был из­бран заместителем председателя Центрального народного пра­вительства Китайской Народной Республики и заместителем председателя Народно-революционного военного совета. 5 ок­тября 1949 г. на Всекитайской конференции в Пекине было создано Общество китайско-советской дружбы, и Лю Шаоци стал его председателем. В 1949 г. он стал также почетным пред­седателем Всекитайской федерации профсоюзов и вице-пред­седателем Всемирной федерации профсоюзов.

В 1950 г. в КНР широко отмечался праздник 1 Мая. Высту­пая в Пекине на торжественном заседании городского актива с докладом, посвященным дню международной солидарности трудящихся, Лю Шаоци сказал, что впервые в истории подав­ляющее большинство трудящихся Китая отмечает свой празд­ник в свободной и радостной обстановке: «Великая китайская народная революция победила, трудящиеся Китая добились ос­вобождения, власть реакционных классов, подавлявшая нас и презиравшая трудовой народ, свергнута силами народа, трудя­щиеся создали народную власть, основой которой являются они сами».

Договор о дружбе, союзе и взаимной помощи между СССР и КНР, подписанный 14 февраля 1950 г., Лю Шаоци оценил следующими словами: «С заключением китайско-советского до­говора о дружбе, союзе и взаимной помощи мы приобрели мо­гучего союзника. Этот договор поможет нам широко развернуть экономическое строительство. Мы также получили от СССР низкопроцентный заем и помощь специалистами. При экономи­ческом сотрудничестве с Советским Союзом мы оживим неко­торые отрасли нашего хозяйства, чего мы не смогли бы сде­лать одни в короткий срок. Это также уменьшит наши трудно­сти, обусловленные недостатком капитала и опыта».

Лю Шаоци подробно остановился на вопросах, связанных с аграрной реформой и выработкой нового закона о ней. Он ре­комендовал не спешить с завершением аграрной реформы, а проводить ее организованно и последовательно. «Если на про­тяжении трех лет,— заявил Лю Шаоци,— во всей стране аграр­ная реформа будет в основном завершена, то это можно считать великой победой».

Активное участие Лю Шаоци принимал и в строительстве народно-демократической власти в КНР. В начальный период после образования КНР народная власть на местах осущест­влялась в форме органов военного контроля НОАК — военно-административных комитетов крупных административных райо­нов, возглавляемых командующими или комиссарами фронтов, и военно-контрольных комитетов в крупных и средних городах. Эти комитеты были высшей властью на местах. В их задачу входило установление общественного порядка, налаживание хо­зяйства, помощь в организации масс, подготовка условий для осуществления аграрной реформы и других социальных преоб­разований, борьба с противниками новой власти. Местные на­родные правительства первоначально назначались сверху и были либо единственными органами власти на местах, либо делили власть с конференциями представителей всех слоев на­селения. Эти временные представительные органы, имевшие со­вещательные функции, не были выборными, а назначались или делегировались. Затем они стали формироваться путем прямых или косвенных выборов и брать на себя функции собраний на­родных представителей, т. е. полномочных органов власти на местах. Процесс этот шел неравномерно, и Лю Шаоци прилагал немало усилий для скорейшего установления в КНР прямого народовластия.

28 февраля 1951 г. он выступил с докладом на третьей го­родской конференции народных представителей Пекина, отме­тив, что демократическая основа этой конференции по сравне­нию с первыми двумя значительно расширилась. Увеличилось число избранных представителей (83%) и только 17% было приглашено в результате консультаций. Лю Шаоци рекомендо­вал использовать пекинский опыт и в других местах. «В горо­дах,— сказал он,— где население уже достаточно организован­но, в деревнях, где аграрная реформа завершена, население уже может проводить выборы своих представителей, поэтому необходимо немедленно предоставить ему право прямого или многостепенного избрания представителей на конференции на­родных представителей всех ступеней; при проведении этих выборов в большинстве случаев можно использовать опыт Пе­кина».

Лю Шаоци считал обязательным для всех избранных народ­ных представителей держать постоянную связь со своими изби­рателями, учитывать требования и мнение народа и вместе с тем разъяснять народу политику правительства и решения кон­ференций народных представителей. Он подверг критике неко­торых правительственных работников, которые предпочитают решать все дела небольшой группой, так как они не привыкли советоваться с народными представителями, видят в созыве конференций народных представителей «большую обузу» и под разными предлогами уклоняются от их созыва. «Тех,— сказал Лю Шаоци,—кто без уважительных причин оттягивает созыв конференций народных представителей, нужно подвергать кри­тике и даже взысканиям... Опыт на местах показывает, что кон­ференции народных представителей везде дали хорошие резуль­таты и большинство их принесло огромную пользу во всех об­ластях».

В заключение своего доклада Лю Шаоци подчеркнул, что демократизация Китая неотделима не только от строительства новой народно-демократической власти, но и от развития эко­номики, от индустриализации страны: «Отсюда наш лозунг: «За демократизацию и индустриализацию».

В 1952 г. Лю Шаоци присутствовал на XIX съезде КПСС в Москве, возглавляя делегацию КПК.

13 февраля 1953 г. Лю Шаоци в качестве председателя Об­щества китайско-советской дружбы выступил с докладом по слу­чаю третьей годовщины китайско-советского Договора о друж­бе, союзе и взаимной помощи. Отметив, что этот договор на­правлен на обеспечение мира на Дальнем Востоке и во всем мире, Лю Шаоци заявил, что цель договора состоит также в том, чтобы «в духе дружбы и сотрудничества и в соответствии с принципами равноправия, взаимных интересов, а также вза­имного уважения государственного суверенитета и территори­альной целостности и невмешательства во внутренние дела дру­гой стороны развивать и укреплять экономические и культур­ные связи между Китаем и Советским Союзом, оказывая друг другу всякую возможную экономическую помощь, и осуществ­лять необходимое экономическое сотрудничество».

Советский Союз, продолжал Лю Шаоци, уже оказал огром­ную техническую помощь в деле восстановления и развития экономики Китайской Народной Республики. «В настоящее время,— сказал он,— в различных хозяйственных учреждениях и промышленных предприятиях нашей страны работает боль­шое количество опытных советских проектировщиков и других технических специалистов. Эти специалисты... оказали помощь китайскому народу в его созидательной работе, разрешили мно­го важнейших технических вопросов в производственной рабо­те нашей страны. Проекты постройки, реконструкции и расши­рения многих важнейших фабрик и заводов были составлены советскими специалистами. Все это ускорило восстановление и развитие экономики нашей страны. За прошедшие три года по­лучили большое развитие и культурные связи между народами Китая и Советского Союза».

15 сентября 1954 г. в Пекине собралась 1-я сессия Всеки­тайского собрания народных представителей (ВСНП), на кото­рой Лю Шаоци выступил с докладом о проекте Конституции КНР. Он входил в состав Комитета по подготовке проекта Кон­ституции КНР, председателем которого был Мао Цзэдун.

Проект Конституции, как сказал Лю Шаоци, является обо­бщением исторического опыта движения за конституционный образ правления в Китае. Конституцию КНР Лю Шаоци на­звал «народно-демократической конституцией, которая относится к конституциям социалистического, а не буржуазного типа».

Коснувшись споров, которые шли в новейшее время в Ки­тае, о том, «где выход для Китая — в капитализме или в социа­лизме», Лю Шаоци заявил, что «огромные преобразования, про­веденные в нашей стране в течение последних пяти лет, дали на этот вопрос убедительный ответ... Наша страна определенно и неизменно пойдет по социалистическому пути. Другого пути нет».

1-я сессия ВСНП 1-го созыва приняла Конституцию КНР и в соответствии с ней внесла существенные изменения в струк­туру государственных органов КНР. Высшим органом власти стало ВСНП, а в период между его сессиями — Постоянный ко­митет (ПК) ВСНП, председателем которого был избран Лю Шаоци. Был учрежден новый пост — Председателя КНР (его занял Мао Цзэдун), а премьером Государственного совета — правительства КНР — стал Чжоу Эньлай.

15—27 сентября 1956 г. состоялся VIII съезд КПК. С поли­тическим отчетом ЦК КПК на нем выступил Лю Шаоци. В до­кладе подчеркивалась правильность генеральной линии КПК в переходный период, выдвинутой в 1952 г.: «В течение довольно длительного периода времени постепенно осуществлять социа­листическую индустриализацию страны и постепенно провести социалистические преобразования сельского хозяйства, кустар­ной промышленности и капиталистической промышленности и торговли».

«Генеральная линия партии в переходный период,— гово­рил Лю Шаоци,— служит маяком, освещающим всю нашу рабо­ту. Отход в работе от этой линии неизбежно приводит к ошиб­кам «правого» или «левого» уклона». В докладе отмечались не­достатки и ошибки в работе КПК в области социалистических преобразований, причем особый акцент был сделан на критике «левацких» отклонений от генеральной линии (требование построить социализм «в одно прекрасное утро»; требование ликвидировать национальную буржуазию в Китае методом экспроприации или же путем вытеснения привести капита­листическую промышленность и торговлю к экономическому краху; отказ признать, что переход к социализму нужно осуще­ствлять, двигаясь вперед постепенно; неверие, что КПК сможет достичь целей социалистической революции мирным путем).

В докладе Лю Шаоци на VIII съезде проявилось стремление руководства КПК объективно разобраться в ошибках, трезво оценить существующие возможности и трудности, определить задачи, отражавшие объективные условия социалистического строительства в Китае. VIII съезд КПК принял в основном пра­вильные решения относительно дальнейшего развития социалистического строительства в стране в соответствии с генеральной линией партии в переходный период. Однако их выполнение было сорвано навязанной Мао Цзэдуном партии и стране поли­тикой «большого скачка». Многие сторонники генеральной ли­нии партии, выработанной в 1952 г., были объявлены правыми уклонистами, консерваторами, началась кампания «за упоря­дочение стиля работы в партии», направленная против тех, кто выступал против «бездумного забегания вперед».

В этой обстановке Лю Шаоци был вынужден занять прими­ренческую позицию в отношении политики «большого скачка».

В мае 1958 г., когда «скачок» практически начался, была со­звана 2-я сессия VIII съезда КПК. С докладом «О работе ЦК КПК» на ней выступил Лю Шаоци. Он, в частности, сказал, что еще во время разработки первого пятилетнего плана развития народного хозяйства ЦК партии критиковал ошибочные взгля­ды тех, кто стоял за замедление темпов строительства. Преду­смотренные в первом пятилетнем плане темпы развития народ­ного хозяйства были «небывалыми» в истории Китая, однако ЦК партии считал, что этот план можно не только выполнить, но выполнить досрочно и даже перевыполнить. «Товарищ Мао Цзэдун,— продолжал Лю Шаоци,— своевременно выдвинул при­зыв: требовать замены первоначально установленных в первом пятилетнем плане темпов на более высокие, вести социалисти­ческое строительство и больше, и быстрее, и лучше, и эконом­нее, преодолеть реально существующие правоуклонистские, кон­сервативные взгляды».

Вместе с тем Лю Шаоци предупреждал, что «никто не дол­жен поддаваться беспочвенным мечтаниям и ие может плани­ровать свои действия, выходя за пределы того, что позволяют объективные условия. Нельзя пытаться через силу сделать то, что невозможно».

Однако сессия съезда под давлением Мао Цзэдуна изменила принятые на первой сессии VIII съезда правильные установки, что на практике привело к отказу от переноса центра тяжести деятельности КПК на хозяйственное строительство и подвело теоретическую базу под дальнейшее расширение классовой борьбы. Принятые второй сессией решения и лозунги типа «за 15 лет догнать и перегнать Англию по объему важнейшей про­мышленной продукции» не соответствовали реальному положе­нию дел в Китае, не опирались на объективные экономические законы.

Одновременно с движением за совершение «большого скач­ка» в промышленном производстве в деревне развернулась кам­пания за повсеместное создание народных коммун, где обобще­ствлялась личная собственность их членов, распространялась уравниловка и использование безвозмездного труда. Однако уже к концу 1958 г. стали появляться признаки того, что поли­тика «большого скачка» и «коммунизации деревни» заходит в тупик.

В конце 1958 г. состоялся VI пленум ЦК КПК 8-го созыва, который внес некоторые коррективы в эту политику. В реше­ниях пленума ЦК КПК подчеркивалось, что переход к комму­низму представляет собой длительный и сложный процесс и что нельзя перескочить через этап социализма. Пленум указал, что отказ от принципа «каждому по труду» без необходимых усло­вий «нанес бы вред трудовой активности людей, не благоприят­ствовал бы развитию производства». Была отмечена также преждевременность и ошибочность попыток «отменить» товар­ное производство и товарообмен, отказаться от использования таких категорий, как товар, стоимость, деньги, цены. Тем не ме­нее пленум утвердил курс на дальнейшее осуществление «боль­шого скачка» в развитии народного хозяйства.

По предложению Мао Цзэдуна VI пленум принял решение не выдвигать его кандидатуру на пост Председателя КНР на следующий срок, что мотивировалось необходимостью дать ему возможность полностью переключиться на работу председателя ЦК партии, высвободить время для работы в области теории. При этом говорилось, что это «не помешает ему впредь осуще­ствлять руководящую роль в государственных делах».

1-я сессия ВСНП 2-го созыва в апреле 1959 г. избрала Лю Шаоци на пост Председателя КНР. Он также возглавил Госу­дарственный комитет обороны (ГКО).

Продолжение политики «большого скачка» вызвало резкую критику в адрес Мао Цзэдуна со стороны видных деятелей КПК Пэн Дэхуая, Чжан Вэньтяня, Хуан Кэчэна и Чжоу Сяочжоу на проходившем в 1959 г. в Лушане совещании высших руко­водящих кадров партии. Но и на этот раз под нажимом Мао Цзэдуна вновь был подтвержден курс на продолжение «большо­го скачка».

Просчеты и ошибки политики «большого скачка» явились причиной тяжелого состояния народного хозяйства КНР. Объем сельскохозяйственного и промышленного производства стал рез­ко сокращаться. В стране не хватало зерна. Возникли серьезные диспропорции в промышленности, усилилась инфляция, резко упал уровень жизни населения.

Лю Шаоци принял активное участие в выработке курса на урегулирование народного хозяйства. Он лично посещал низо­вые организации для изучения обстановки, анализировал при­чины трудностей в народном хозяйстве. На рабочем совещании ЦК КПК, которое проходило с 15 июля по 10 августа 1960 г.,

Лю Шаоци вместе с другими видными руководителями КПК Чжоу Эньлаем, Ли Фучунем, Чэнь Юнем предложил ряд мер по ликвидации последствий «большого скачка».

IX пленум ЦК КПК (14—18 января 1961 г.) принял реше­ние начиная с 1961 г. проводить курс на урегулирование и ук­репление народного хозяйства. Как Председатель КНР, Лю Шаоци занимался организаторской работой по осуществлению этого курса.

Однако процесс исправления левоуклонистских ошибок стал­кивался с немалыми трудностями. В значительной степени они были обусловлены сепаратистскими и местническими тенден­циями, частыми сменами политических установок, вследствие чего многие руководители КПК на местах занимали в отноше­нии курса на урегулирование выжидательную позицию.

В этой обстановке с 11 января по 7 февраля 1962 г. в Пеки­не было проведено расширенное рабочее совещание ЦК КПК, в котором участвовало более 7 тыс. человек. На нем от имени ЦК КПК был распространен письменный доклад Лю Шаоци. По­мимо этого Лю Шаоци выступил и устно.

В его докладе были обобщены уроки развития КНР с 1958 г. и дан основанный на реальном положении дел анализ ошибок, причин и характера трудностей, возникших в народном хозяй­стве.

Среди главных причин Лю Шаоци назвал ошибки субъектив­ного плана (завышение показателей объема производства и ка­питального строительства, нарушение принципа распределения по труду, насаждение уравниловки).

Обобщение опыта приводило, как сказал Лю Шаоци, к сле­дующим выводам. В экономической политике КПК необходимо было сделать упор на развитие сельского хозяйства. Развитие промышленности должно было определяться возможностями сельского хозяйства. Планируемые показатели уровня произ­водства должны быть реальными и обеспечивать соблюдение пропорций между легкой и тяжелой промышленностью, между промышленностью и сельским хозяйством.

В докладе Лю Шаоци говорилось также, что ответственность за совершенные ошибки в первую очередь несет ЦК КПК и в меньшей степени местные организации партии. Лю Шаоци, как и ряд других высших руководителей ЦК КПК (Мао Цзэдун, Чжоу Эньлай), выступил на совещании с самокритикой.

Совещание способствовало исправлению ошибок «большого скачка» и более решительному и последовательному осуществ­лению курса на урегулирование народного хозяйства, хотя и не привело к преодолению многих установок левоуклонистского типа.

В 1963 г. обстановка в народном хозяйстве стала меняться к лучшему. В 1964 г. задачи по урегулированию в основном были выполнены, и в 1965 г. вновь началось поступательное развитие китайской экономики.

В период урегулирования народного хозяйства в 1961 — 1965 гг. Лю Шаоци стремился по возможности поддерживать контакты с Мао Цзэдуном, формально отошедшим от практи­ческих дел, обсуждал и согласовывал с ним различные вопро­сы, хотя последний в эти годы редко бывал в Пекине, предпо­читая под предлогом болезни проживать в Восточном, Централь­ном или Южном Китае. Отношения между Лю Шаоци и Мао Цзэдуном внешне были вполне корректными. Однако между ними усиливались разногласия по основным вопросам внутрен­ней и внешней политики.

Лю Шаоци и другие руководители КПК, разделявшие его взгляды, надеясь на естественный уход Мао Цзэдуна от поли­тической деятельности (ему было уже за 70 лет), не хотели обострять противоречий и шли на компромиссы. Однако Мао Цзэдун, продолжая ошибочно оценивать социально-политиче­скую ситуацию, призвал к развертыванию в Китае «культурной революции», направленной, по его словам, против «представите­лей буржуазии, стоящих у власти и идущих по капиталистиче­скому пути».

Лю Шаоци поначалу воспринял это как очередную массовую политическую кампанию, не допуская и мысли о том, что Мао Цзэдун задумал ее как репрессивную акцию по устранению из руководящих органов партии всех, не согласных с его полити­кой, и прежде всего устранению самого Лю Шаоци.

В период, когда началась «культурная революция», Мао Цзэдуна не было в Пекине, и повседневной деятельностью ЦК руководили Лю Шаоци и Дэн Сяопин. Они решили направить в учебные заведения Пекина, учащихся которых сторонники Мао Цзэдуна хотели прежде всего поднять на борьбу под своими ло­зунгами, рабочие группы. Тем самым Лю Шаоци и Дэн Сяопин надеялись сохранить руководство развернувшимся движением за партийными органами и не допустить беспорядков.

В конце июня 1966 г. под руководством Лю Шаоци и Дэн Сяопина был разработан проект «Уведомления ЦК КПК и Гос­совета КНР о начале движения за осуществление культурной революции на предприятиях», где подчеркивалась необходи­мость соблюдать порядок на производстве.

Читать дальше

Категория: Из современной истории Китая | Добавил: magnitt
Просмотров: 2044 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 5.0/1 |
Всего комментариев: 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Copyright MyCorp © 2018
Сайт управляется системой uCoz