Туристический центр "Магнит Байкал"
                                                                                
                                                                                                                                    

Четверг, 21.09.2017, 15:04
Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход

Страны, города, курорты...

Главная » Файлы » Из современной истории Китая


Мао Цзэдун 3
[ ] 24.08.2010, 20:49

Новым ударом для Мао стал IX пленум ЦК КПК, принявший курс на урегулирование народ­ного хозяйства. По свидетельству Ли Чжисуя, после него Мао впал в депрессию и вновь стал предаваться любовным утехам. Это было для него чем-то вроде разрядки после политических бата­лий. Доктор Ли пишет:

«Для молодых женщин, которых Мао выби­рал, обслуживать его, угождать любому его же­ланию было ни с чем не сравнимой честью. Каж­дый, кто работал для Мао, тщательно изучался, женщины не были исключением. Осторожное ис­следование гарантировало, что они полны бла­гоговения, восторга и восхищения председате­лем. Все они — потомки нищих крестьян, все из семей, обязанных своим благосостоянием ком­мунистической партии. Мао для них — мессия, спаситель. Наложницы Мао никогда не любили его в обычном, житейском смысле слова. Они любили его скорее как своего великого вождя, как учителя и спасителя. Одна из девиц, опи­сывая сексуальную удаль Мао, заметила: «Он велик во всем!».

В шестьдесят семь лет Мао уже прошел грани­цу возраста, когда сексуальная активность у муж­чины затухает. Но именно тогда он стал сторон­ником даосской сексуальной практики, которая считала, что секс не только удовольствие, он не­обходим для продления жизни. Наибольшее удов­летворение Мао испытывал, если несколько мо­лодых женщин разделяли с ним постель одновре­менно.

В начале 60-х годов на первый план все более явно выдвигаются Председатель КНР Лю Шаоци и Генеральный секретарь партии Дэн Сяопин. Большим влиянием пользовался также министр обороны маршал Линь Бяо. Пo этому поводу аме­риканский исследователь Пол Джонсон замечает, что Мао никогда не имел верховной и единолич­ной власти, подобно Гитлеру или Сталину, дру­гим диктаторам XX века. Причины этого — не­поддающиеся решению китайские проблемы, от­сутствие современных коммуникаций, а также отсутствие таких масштабных аппаратов террора, как гестапо или НКВД—КГБ. Развивая эту мысль, добавим, что обожествление Мао, нарастающее из десятилетия в десятилетие, полностью компенси­ровало существующие политические ограничения его всевластия вроде «коллективного руководства».

Однако Мао Цзэдун не собирался ни с кем де­литься полнотой своей власти. Осенью 1962 года он почувствовал себя достаточно сильным, что­бы вновь выдвинуть лозунг: «Не забывать о клас­совой борьбе!» Это соответствовало известному сталинскому положению об обострении классо­вой борьбы по мере продвижения к социализму. Цель та же — расправиться с противниками в партии. Государственный и партийный аппарат понемногу выходит из-под контроля Великого кормчего, однако есть армия, где властвует его верный последователь маршал Линь Бяо. И на­чинается кампания за превращение армии в «школу идей Мао».

Первые шаги в этом направлении были пред­приняты еще в 1960 году, когда Военный совет ЦК КПК принял постановление «Об усилении идейно-политической работы в армии». В нем го­ворилось:

«Главным содержанием теоретической учебы всех кадровых работников должны стать произ­ведения Мао Цзэдуна. Основным предметом воен­ного обучения и политической подготовки в во­инских частях, академиях и училищах должны стать труды Мао Цзэдуна. Следует целиком пере­строить военную и политическую подготовку, изъ­яв из учебных пособий все разделы, которые не соответствуют идеям Мао Цзэдуна».

На рубеже 50—60-х годов стала нарастать на­пряженность во взаимоотношениях между Кита­ем и СССР. Во многом это был конфликт двух парт­ий-монстров: КПК и КПСС. С началом политики большого скачка и народных коммун в Китае все чаще критиковали советский опыт. Китайские руководители со злорадством говорили, что «ро­дина Октября» топчется на месте, а мы вырва­лись вперед и идем к коммунизму. Специалистов из СССР стали критиковать за «техническую от­сталость и ретроградство». Китайские лидеры были также недовольны сближением Н.С. Хру­щева с США и его политикой разрядки.

В опубликованных к 90-летию со дня рожде­ния В.И. Ленина статьях китайская партийная печать критиковала некоторые положения из декларации совещания коммунистических пар­тий 1957 года, хотя под ней стояла и подпись КПК. Две «братские» партии все чаще начина­ют обмениваться взаимными обвинениями. Хру­щев был всем этим крайне раздражен и в июле 1960 года отозвал всех советских специалистов из Китая.

Существенное значение в обострении взаимоот­ношений играло и то обстоятельство, что Мао Цзэ­дун не принял идеи коммунистов из Москвы о мирном сосуществовании. Он считал неизбежной и даже желательной мировую войну. Выступая в Москве в 1957 году, Мао говорил: «Если полови­на человечества будет уничтожена в ходе войны, то останется еще половина. Зато империализм будет полностью уничтожен, и во всем мире будет лишь социализм».

Притязания Мао Цзэдуна нарастали прямо про­порционально укреплению его влияния и влас­ти. Так, для него стало совершенно очевидным, что «центр мировой революции» переместился в Китай. Следуя примеру своего уже скончавшего­ся кумира, он в 1960 году делает заметки к учеб­нику политэкономии и пишет: «В начале XX века центр революции переместился в Россию, родил­ся ленинизм, представляющий собой результат дальнейшего развития марксизма. В середине XX века центр мировой революции переместился в Китай». Эти свои мысли он обставлял весьма свое­образно, сравнивая «революционность» Запада и Востока: «Сейчас у Маркса много дел на Восто­ке, он не может вернуться на Запад, и поэтому революция у них не может успешно завершить­ся. Сейчас в политическом отношении Азия более прогрессивна, чем Англия и Америка, так как азиаты живут намного хуже, чем англичане и американцы. Сейчас именно Восток прогре­ссивный, а Запад — отсталый. Пройдет несколь­ко десятилетий — наши восточные государства разбогатеют, а жизненный уровень на Западе — понизится, и тогда народ там станет прогрессив­ным».

Чтобы удержаться у кормила власти, в первой половине 60-х годов Мао и его сподвижники на­чинают все больше раздувать культ Вождя. Веду­щую роль при этом начинают играть массовые по­литико-идеологические кампании. В мае 1964 года увидело свет первое издание «Цитат из председате­ля Мао» — маленькая, величиной с ладонь, кни­га в красном переплете, заполненная афоризмами, извлеченными из речей и трудов Мао Цзэдуна. Страна занялась «политической учебой». Люди читали цитатник Великого кормчего, заучивали его мысли и лозунги.

Между тем внутриполитическая обстановка ста­новилась все более угрожающей для Мао. Лю Шаоци и Дэн Сяопин все активнее выходили на первый план. Однако интриги и политические хитросплетения, которыми отличался «высший эшелон» КПК, приучили Мао к актерству. Он умело скрывал свое стремление к абсолютной влас­ти и готовил новую политико-идеологическую кампанию.

Смута

Один из самых почитаемых Мао великих исто­рических личностей Наполеон Бонапарт как-то сказал: «Китай — дремлющий лев. Проснувшись, он потрясет мир». Таким потрясением стала «куль­турная революция», которая ввергла в хаос всю страну. Под знаком этой кампании, в ходе кото­рой окончательно утвердилась модель «казармен­ного социализма», прошло последнее десятилетие правления Мао Цзэдуна.

«Мао никогда не сомневался, что его роль в исто­рии Китая будет выдающейся, — свидетельствует личный врач Председателя Ли Чжисуй. — Он был великим вождем и правителем, человеком, которо­му предназначено судьбой вернуть Китаю былую славу и величие. Мао был уверен, что весь Китай принадлежит ему и он может экспериментировать со страной, как ему вздумается. Он был неприми­рим и жесток по отношению к своим противни­кам, а жизнь его подданных не представляла для него никакой ценности»8. Мао всегда сочетал пре­небрежение к массам с тезисом, что «историю тво­рит народ».

К осени 1965 года наступила кульминация скрытой борьбы за власть. Лю Шаоци и Дэн Сяо­пин укрепляли свое влияние в партии и в системе органов госбезопасности. Мао и его сподвижники стремились поставить под полный контроль ар­мию. Сопоставляя «культурную революцию» в Китае и «большой террор» в Советском Союзе, можно заметить, что у нас не было такого мощно­го противодействия Сталину на верхах власти, как Мао в Китае. Ведь здесь второй человек в партий­но-государственной иерархии Лю Шаоци и гене­ральный секретарь партии Дэн Сяопин составили прямую оппозицию курсу вождя.

Главной ударной силой Мао и его соратников стали отряды хунвэйбинов («красногвардейцев») и цзяофаней («бунтарей»). Это о них пел когда-то Владимир Высоцкий: «Возле города Пекина ходят-бродят хунвэйбины, и старинные картины ищут-рыщут хунвэйбины». Ставка была сделана на молодых, слепо преданных Председателю. Они особенно нетерпеливы и нетерпимы ко всему от­жившему. К этому времени духовно-нравствен­ная атмосфера в стране претерпела большую тран­сформацию. Расцвел во всю мощь культ вождя. Был сформирован образ врага — внешнего (Со­ветский Союз) и внутреннего («черные ревизио­нисты, идущие по капиталистическому пути»).

Молодые росли в условиях невиданного прослав­ления Великого кормчего, фанатичного прекло­нения перед ним.

С раннего возраста их воспитывали в духе во­инствующего национализма В то время один из самых популярных фильмов был «Красный ко­роб». Герой фильма, напоминающий некрасиво­го коробейника, торгует товарами, посещая села. При этом он почти непрерывно цитирует Мао. Согласно фильму, все хорошие поступки героя обусловлены идеями Мао. Крестьяне в селах, ко­торые посещает «коробейник», славят «счастли­вую эпоху председателя Мао». А. Н. Желоховцев, находившийся в это время в Китае на ста­жировке, рассказывает о своем посещении кон­церта студенческой художественной самодеятель­ности. Большой хор исполнил песню о Мао. За­тем последовала хореографическая сценка о во­йне вьетнамцем с американцами. После этого хор вместе с танцевальной группой снова славил Во­ждя. «Хор приводил всех в экстаз, — пишет Желоховцев, — наэлектризованность на сцене достигала немыслимого накала. Мне стало душ­но в возбужденном всеобщим поклонением зале. Это было чем-то сродни языческому культовому исступлению»,

Формально «культурная революция» началась серией критических кампаний в сфере искусства и литературы. Затем в мае 1966 года на расши­ренном заседании Политбюро принимается «Со­общение ЦК КПК от 16 мая», в котором излага­лись идеи Мао Цзэдуна по поводу «культурный революции». На этом же заседании подверглись критике и затем были отправлены в отставку не­сколько высокопоставленных партийных, госу­дарственных и военных деятелей. Вскоре была создана Группа по делам культурной революции при ЦК КПК во главе с Чэнь Бода. Заместителя­ми его стали супруга вождя Цзян Цин и секре­тарь Шанхайского горкома партии Чжан Чунь-цяо, а секретарь ЦК партии Кан Шэн, куриро­вавший органы госбезопасности, был назначен со­ветником группы.

18 мая на том же расширенном заседании по­литбюро с большой речью выступил министр обо­роны маршал Линь Бяо, давно уже раздувавший столь энергично культ Председателя в армии и стране, что это вызывало неприятие даже самого Мао. Тот говорил доктору Ли: «Я не верю, что несколько брошюр, которые я написал, так вол­шебны и мощны, как он говорит. Но после того, как Линь начал преувеличивать, вся партия и нация в целом последовали его примеру».

Выступая 18 мая, Линь Бяо заявил, что глав­ной задачей является предотвращение контрре­волюционного государственного переворота и за­хвата политической власти ревизионистами. Он напомнил, что история переворотов в Китае весь­ма обширна. «Если мы не будем достаточно бди­тельными, то потеряем политическую власть». Линь Бяо предупредил о том, что личных уст­ных заявлений о преданности Председателю Мао уже недостаточно: «Есть и такие, кто под зна­менем марксизма и идей Мао Цзэдуна борется против знамени марксизма и против идей Мао Цзэдуна».

В этом же большом выступлении Линь Бяо вся­чески превозносил гениальность Мао Цзэдуна: «Председатель Мао пользуется самым большим авторитетом в стране и мире, он наиболее выдаю­щаяся, величайшая личность. Положения, труды и революционный опыт Председателя Мао пока­зали, что это великий пролетарский гений. От­дельные лица не признают гения, но эта позиция не имеет ничего общего с марксизмом. Председа­тель Мао — гений».

Застрельщиком «культурной революции» ста­новится учащаяся молодежь. При населении в 800 миллионов Китай имел 90 миллионов детей в начальных школах, 10 миллионов в средних и 600 тысяч в высших учебных заведениях. В кон­це мая 1966 года семь аспирантов философского факультета столичного университета вывесили дацзыбао — большую настенную прокламацию — в которой критиковались «черные» партком и ректорат. Текст прокламации появился в газете «Жэньминь жибао». В печати началась шумная кампания подстрекательства учащихся всей стра­ны к таким же действиям. 29 мая в Пекине поя­вились первые хунвэйбины — 12—13-летние уче­ники средних школ с красными повязками на рукаве.

Занятия в школах и вузах были прерваны, что­бы отныне ничто не мешало учащимся осущес­твлять «культурную революцию». Профессоров, школьных преподавателей, деятелей культуры, позднее — видных партийных и государственных деятелей начинают выводить на «суд народа» в шутовских колпаках и расправляться с ними. В конце июня 1966 года одна из газет давала такую установку школьникам: «Ученики могут помочь революционизации учителей. В рядах учителей имеется часть пролетарских, революционных, смелых элементов. У большинства учителей про­летарское мировоззрение еще не окончательно заменило буржуазное. Имеется еще и группка не­чисти, настроенной против партии, против социа­лизма, против идей Мао Цзэдуна. Мы должны под руководством партии, опираясь на левые элемен­ты, имеющиеся среди учителей, в процессе упор­ной работы постепенно сплотить большинство учи­телей, до конца обнажать, критиковать, уничто­жать всю нечисть».

Газеты призывали всех «бунтарей» приобщить­ся к «революционному делу» в столице. Начина­ется паломничество в Пекин за опытом столич­ных хунвэйбинов. Хунвэйбины и цзаофани начи­нают объединяться в батальоны, роты, взводы. День «красногвардейца» был разбит на две части. Первая — это учеба: заучивание цитат Председа­теля Мао, а также изучение свежих дацзыбао, ко­торые с утра вывешивались повсюду. Сидя на кор­точках, стоя в толпе, лежа на тротуаре, хунвэй­бины переписывали с этих прокламаций все под­ряд в свои блокноты и тетради. Во второй полови­не дня они обычно проходили военную подготов­ку, для чего из числа военнослужащих было вы­делено свыше 100 тысяч советников. Из среды хунвэйбинов все чаше стали раздаваться призы­вы выдать им оружие.

18 августа хунвэйбины устраивают смотр на площади Тяньаньмэнь. Выход Мао на трибуну был подан, словно появление Будды. Председатель надел на рукав повязку хунвэйбина, а стоящая внизу многомиллионная толпа неистовствовала. За спиной Мао находились Лю Шаоци, Дан Сяопин и другие руководители. Им было ясно, что они проиграли и не способны более контролировать ход событий. Осенью 1966 года оба они исчезают с политической сцены.

Хунвэйбины пекинского университета Цинхуа опубликовали в журнале «Хунци» статью, в ко­торой говорилось:

«Тысячи и тысячи положений марксизма в кон­це концов сводятся к одному: «Бунт — дело пра­вое». В этом — сама душа идей Мао Цзэдуна. Ос­новным и самым драгоценным качеством револю­ционных пролетариев является отвага. Они долж­ны смело думать, говорить и действовать, чтобы преодолеть все преграды и завершить революцию.

Мы полны решимости бунтовать, и вам ничто не поможет. Вы полагаете, что мы чрезмерно дер­зки. Именно такими мы и хотим быть. Председа­тель Мао говорит: «Тех, кто занимает высокие посты, следует ценить не дороже, чем пыль». Мы намерены нанести удар не только по реакционе­рам университета, но и всего мира. Преобразова­ние мира — вот задача революционера».

Доктор Ли свидетельствует, что к началу 1667 «культурная революция» бушевала уже по всей стране. Партийные и государственные учрежде­ния были парализованы. Промышленное произ­водстве падало. Транспорт разрушался. А Линь Бяо и Цзян Цин призывали мятежников: «Свер­гните все!», «Ведите гражданскую войну!» Даже в самих парткомах не было спокойствия — их руководители яростно выступали друг против дру­га, стремясь захватить власть.

В конце января 1967 года Мао Цзэдун обратил­ся к армии с призывом поддержать хунвэйбинов. По существу, ставился вопрос о вмешательстве армии в политическую жизнь страны. К тому вре­мени армейские кадры давно уже воспитывались в духе личной преданности вождю. Опираясь на поддержку армии, хунвэйбины во многих местах начинают захватывать власть. В Шанхае отряды хунвэйбинов с помощью армии захватили редак­ции газет, радио, а затем, после недельной кро­вопролитный борьбы, — городской комитет пар­тии. Руководил ими младший офицер службы безо­пасности часового завода Ван Хунвэнь, которому было всего 30 лет. Эту акцию назвали «захватом власти». Мао Цзэдун одобрил эти действия и при­звал всю страну последовать примеру шанхайцев.

К осени 1967 года была разрушена практичес­ки вся существующая политическая система, реп­рессированы многие видные партийные, государ­ственные и военные деятели. В стране воцарился хаос. В центре и на местах обострилась борьба. Доходило даже до прямых вооруженных столкно­вений между военными и хунвэйбинами. Ситуация выходила из-под контроля, и Мао забеспокоился. В целях привлечения на свою сторону кадровых партийных работников и рядовых коммунистов он объявил о намерении возобновить деятельность пар­тии и созвать IX съезд КПК. Была также реоргани­зована группа по делам культурной революции, из состава которой вывели «леваков», подстрекавших хунвэйбинов на борьбу с армией. А летом 1968 года с движением хунвэйбинов было покончено. Они выполнили задачу, возложенную на них, и были более не нужны.

Уже в это время отчетливо проявились харак­терные черты периода «культурной революции»: прославление уравнительного социализма, оттор­жение принципа оплаты по труду как «буржуаз­ного»; выдвижение на первый план классовой борьбы и идеологического воспитания, а не раз­вития экономики. Все это сопровождалось все бо­лее растущим культом Мао, переходящим уже в его обожествление. Доктор Ли пишет:

«По мере подготовки партии к IX съезду даже упоминание о коллективном руководстве стало пре­ступлением, а культ Мао достиг наивысшей точки. Весь Китай носил куртки «под Мао», его «малую красную книгу» и повторял цитаты из его высказы­ваний. Даже самая простая сделка в магазине вклю­чала цитату из Мао. Его портреты были повсюду. Десятки миллионов людей по всей стране начинали день, отбивая поклоны портрету Мао и спрашивая у него указания. А вечером люди снова кланялись, сообщая Мае обо всех событиях и признаваясь в сво­их ошибках. Каждый рабочий день начинался и за­канчивался коллективными повторениями афориз­мов Мао. Они стали не только руководящей идеоло­гией, но и коллективным заклинанием».

В апреле 1969 года состоялся IX съезд КПК. С политическим отчетом выступил маршал Линь Бяо, выдвинувший тезис о том, что идеи Мао Цзэ­дуна являются новым, высшим этапом развития марксизма-ленинизма. В этом докладе и новом уставе КПК, принятом на съезде, вся история пар­тии связывалась с деятельность только одного че­ловека — Мао Цзэдуна. Устав провозглашал Мао «вождем партии», а преданность ему — законом внутриполитической жизни. В шестом параграфе устава говорилось, что «товарищ Линь Бяо неиз­менно высоко держит великое знамя идей Мао Цзэ­дуна и исключительно преданно и решительно про­водит и защищает пролетарский революционный курс товарища Мао Цзэдуна» и что Линь Бяо явля­ется «ближайшим соратником и наследником» Мао.

Так Линь Бяо стал официальным преемником Великого кормчего. После съезда вокруг него раз­вернулась шумная пропагандистская кампания. Все чаще портрет Линя в зеленой военной форме и надвинутой на глаза фуражке стал появляться рядом с портретами вождя. Он стал заместителем председателя ЦК КПК и вместе с Чжоу Эньлаем, Кан Шэном, Яо Вэньюанем и Чжан Чуньцяо во­шел в состав «ближнего круга» Мао Цзэдуна. Съезд полностью оправдал и узаконил разгром в ходе «культурной революции» руководящих ор­ганов партии и государственной власти. В итоге в политической жизни Китая сложилась совершен­но новая обстановка.

Читать дальше




Категория: Из современной истории Китая | Добавил: magnitt
Просмотров: 1526 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Copyright MyCorp © 2017
Сайт управляется системой uCoz