Туристический центр "Магнит Байкал"
                                                                                
                                                                                                                                    

Суббота, 25.11.2017, 13:52
Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход

Страны, города, курорты...

Главная » Файлы » Китай: быт, традиции, культура


Проблемы языка
[ ] 26.09.2010, 14:47
ПРОБЛЕМЫ ЯЗЫКА
ПУТУНХУА» («МАНДАРИН») И ДИАЛЕКТЫ
Огромные размеры страны, извечные проблемы с транспортом и связью закономерно привели к то­му, что китайский язык имеет огромное количест­во диалектных форм. Причем до такой степени различающихся по звучанию (вплоть до того, что китайцы из местностей, отстоящих друг от друга на какие-нибудь 200 км, не понимают друг друга), что их скорее следовало бы считать разными язы­ками. Наиболее значимых «диалектов» насчитыва­ется семы «путунхуа» («мандарин»), кантонский, шанхайский, хакка, амойский, фучжоуский и веньчжоуский, но помимо них существует еще не­исчислимое количество местных наречий.
Государственным языком и в КНР, и на Тайване является «путунхуа» (общая, или стандартная, речь) - это язык образовательной системы и средств массовой информации. В Китае его также называют «хануй» (язык народности хань) или «чжунвэнь» (китайский). Теоретически все китай­цы моложе 55 лет должны владеть «путунхуа», да­же если дома они предпочитают говорить на сво­ем наречии, однако на практике так бывает дале­ко не всегда.
Китайский язык принадлежит к сино-тибетской языковой семье. (Русский или английский при­надлежат к индо-европейской.) Похоже на китай­ский «устроены» и некоторые другие языки Юж­ной Азии: вьетнамский, бирманский, тайский -все они тональные языки. Это значит, что каждый слог может произноситься с различной интона­цией голоса, от которой зависит его смысл. Всего в «путунхуа» насчитывается четыре тона: первый - высокий, ровный; второй - восходящий от среднего к высокому; третий - резко понижающийся, затем восходя­щий до среднего; четвертый - падающий от высокого к низкому.
Например, слово «тан», произнесенное в первом тоне, означает «суп», а в третьем - «сахар»; «гоу», произнесенное в третьем тоне, значит «собака», а в четвертом - «достаточно». И хотя кажется, что это очень много, он гораздо проще, чем другие диалекты, например кантонский. Для большинст­ва иностранцев главную трудность в изучении ки­тайского языка представляют как раз тоны, пото­му что их трудно не только воспроизвести, а да­же различить на слух произношение в разных тональностях. Так что пройдет немало времени, прежде чем вы заговорите правильно, однако, как и в случае с едой при помощи палочек, попросить китайца помочь вам усовершенствовать язык ­отличный способ завязать дружеские отношения. Вы, конечно, мало чего достигнете, зато хозяева дома повеселятся от души. И все же не отчаивай­тесь. Главное, не утруждайте себя зубрежкой от­дельных слов. Гораздо проще и эффективнее вы­учить несколько разговорных фраз. Трудности, которые вы при этом преодолеете, с лихвой воз­наградит одобрение ваших китайских друзей и их горячее желание помочь вам.
Многие китайские слова состоят всего из одно­го слога. Каждому слогу соответствует один ие­роглиф. Звуков в китайском языке гораздо мень­ше, чем в большинстве европейских, и практиче­ски нет таких, которые вызвали бы у европейца затруднения.
Китайский английский
А вот китайцам европейские звуки даются с тру­дом. По свидетельствам многих из них, китайцы считают английский труднопроизносимым и от­нюдь не легким для восприятия языком. Особен­но трудны для них редуцированные слоги, т. е. та­кие, в которых гласная произносится не так, как пишется. Китайцы пытаются сделать ударение чуть ли не на каждом слоге или, по крайней мере, отчетливо выговорить его. В результате они, соб­ственно, говорят «по складам», как иной раз учат­ся читать маленькие дети. Особенно отличаются в этом носители кантонского диалекта: их анг­лийская речь напоминает пулеметную очередь.
А поскольку к тому же китайцы не употребляют «пожалуйста», «спасибо» и «извините» так часто, как к этому привыкли европейцы, то многим ка­жется, что они разговаривают грубо.
Еще одна трудность для носителей многих диалек­тов - отсутствие в них звуков «р» и «н». Так что фра­за, которая пишется как «ни ши ней гуо рень?» («из какой вы страны?»), произносится как «ли ши лей гуо лэнь?», где звук «л» замещает и «р», и «н» в начале сло­ва. Вот откуда пошли анекдоты про китайцев, кото­рые вместо «жареный рис» говорят «жаленый лис».
Кроме того, следует добавить, что большинство людей старшего поколения владеют русским, по­скольку во времена «великой дружбы» он был обя­зательным школьным предметом.
«Пиджин-инглиш»
Любопытно, что этот термин, обозначающий ис­коверканный английский, произошел от попыток китайцев выговорить слово «бизнес» (у них выхо­дило «пиджин»). Американцы, англичане и порту­гальцы, пристававшие к китайским берегам еще в начале XIX в., сразу обнаружили, насколько труд­но им найти общий язык с местными жителями. Так что «пиджин-инглиш», насчитывавший около двух сотен английских слов, родился, чтобы за­полнить этот лингвистический вакуум. Причем эти слова лишены каких-либо грамматических форм и вставляются в китайские фразы (разуме­ется, с китайским произношением). Со временем этот жалкий набор обогатился за счет добавления некоторых слов на хинди и урду, привнесенных теми, кто тесно сотрудничал с Британской Ост-Индской компанией. После прихода к власти ком­мунистов в 1949 г. «пиджин» оказался под запре­том как «позорное наследие колониализма», одна­ко стал иногда использоваться не для общения с иностранцами, а для упрощения взаимопонима­ния носителей разных диалектов. Это было, ко­нечно, до того, как официально ввели «путунхуа».
До наших дней «пиджин-инглиш» дожил в анек­дотах, таких, например, как о китайце, который говорит: «Чоп-чоп» в значении «Поторопись». Или еще «джосс», слово, произошедшее из португаль­ского «deos» («бог») и означающее «хороший». Так и выходит, что фраза «джосс пиждин мен» озна­чает «удачливый бизнесмен».
«ПИНЬИНЬ»: ЛАТИНИЗАЦИЯ КИТАЙСКОГО
Латинизированная запись (транскрипция) китай­ского языка, «пиньинь», была разработана и одо­брена в КНР в 1979 г. До этого момента действо­вала во многом неточная и морально устаревшая запись Вейда-Джилса, которую и по сей день мож­но увидеть во многих старых европейских и аме­риканских изданиях о Китае, что порой приводит европейцев к путанице. Дополнительную труд­ность создает и привычка китайцев давать мест­ные китайские названия географическим объек­там (например, город Кашгар они называют Ка­ши). Не говоря уже о том, что ряд китайских гео­графических объектов (особенно на юге) евро­пейцы издавна привыкли называть на свой лад. Например, такой привычный нам Гонконг на «пу­тунхуа», которым пользуются более 70% китайцев, носит название Сянган («Ароматная гавань»).
И все же, «пиньинь» - крайне полезное нововве­дение. Именно эта транскрипция легла в основу телефонных справочников и словарей, поскольку китайский язык, в силу своих особенностей, не имеет алфавита. Точно так же «пиньинь» легко умещается на клавиатуре компьютера: набрав сло­во «та» двумя латинскими буквами, вы получите на экране набор иероглифических записей, из ко­торых выберете ту, которая вам нужна.
Как «пиньинь» передает звуки
Иностранцам следует помнить, что буквы, которыми записывается «пиньинь», не передают традиционные европейские звуки. Многие китайские звуки переданы не одной буквой, а сочетанием букв в определенной последовательности.
ПИСЬМЕННЫЙ КИТАЙСКИЙ
Китайская письменность, едва ли не самая старая в мире, трансформировалась из пиктографии (рисуночного письма), в котором слова, точнее понятия, обозначались несколькими мазками ки­сточки. Во многих современных иероглифах можно, приглядевшись, увидеть пиктограммы, из которых они когда-то произошли. Так солнце, в древности обозначавшееся кружком с точкой в центре, ныне обозначается как перечеркнутый прямоугольник. Вода - три параллельные линии. Человек - просто «палка, палка, огуречик», только без головы. Сочетания (правильнее сказать, ком­бинации) простых образов формируют сложные иероглифы, обозначающие качества или отвле­ченные понятия: соединенные обозначения солн­ца и луны дают «яркость», накрытый «крышей» ие­роглиф «свинья» дает «семью» и так далее.
В отличие от разговорного, письменный китай­ский практически един на всей территории страны, даже теперь, когда начертание многих иероглифов упростилось. Впрочем, в Гонконге и на Тайване предпочитают более громоздкое старинное начер­тание, его также признают и зарубежные китайцы.
Никто точно не знает, сколько всего существует иероглифов. Наиболее вероятным представляется число 50 000. Зная 3000 иероглифов, вы сумеете прочесть меню в ресторане и название улицы, тем же, кто желает читать газеты, придется выучить не менее 7000.
Большинство иероглифов состоит из двух час­тей: радикала, который показывает, к какому клас­су принадлежит понятие (т.е. собственно значе­ние), и фонетической части, т.е. указания на то, как оно произносится. Например, понятие «чистая, прозрачная вода» («цинь») состоит из двух частей: иероглифа «вода» и собственно иероглифа «цинь».
Всего насчитывается около 250 радикалов. На­чертания некоторых из них, например радикала «огонь», достаточно прозрачны, других - более необычны.
Иностранцам изучение китайских иероглифов представляется чудовищным кошмаром. А вот ки­тайские дети начинают учить их в достаточно раннем возрасте. Уровень неграмотности в стра­не достаточно низкий, хотя, конечно, то, сколько иероглифов знает китаец, напрямую зависит от степени его образованности. Алфавитное запад­ное письмо китайцы находят трудным, по их мне­нию, гораздо легче понять смысл, когда один ие­роглиф обозначает одно понятие.
То, что все иероглифы разные, порождает еще одну серьезную проблему: китаец не всегда в со­стоянии понять, как произносится незнакомое слово, потому что знакомые всем радикалы не да­ют об этом никакого представления. И наоборот.
Одна учительница-иностранка, работавшая в Пе­кине, хотела купить игральные кости, чтобы иг­рать со своими учениками в настольные игры. Ки­тайцы - страстные игроки, и они, разумеется, зна­ли, о чем идет речь, но ни один не мог написать это слово иероглифами, чтобы она могла пока­зать продавцу в магазине, что ей нужно. (Неудивительно, потому что при Мао азартные игры находились под запретом.) Наконец, обра­тились к очень пожилому человеку, который знал, как это пишется: оказалось, что радикал это «кость» (когда-то игральные кости действительно были костяными). Однако ни один из молодых продавцов не сумел прочесть написанного!
Иностранцу следует знать хотя бы несколько китайских иероглифов («вход», «выход», «туалет» и тд.), хотя, конечно, это не так важно, как умение сказать хотя бы несколько слов. Впрочем, некото­рые «заболевают» изучением китайского языка на всю жизнь.
КАЛЛИГРАФИЯ
Китайцы любят украшать свои жилища образца­ми каллиграфии - изысканно вырисованными иероглифическими надписями, как правило, зна­менитых стихотворений в основном эпохи Тан или же афористичных высказываний. Каллигра­фия считается таким же родом искусства, как жи­вопись, и об авторе-каллиграфе китайцы рассуж­дают столь же значительно, как иностранцы о Пи­кассо или Клоде Моне. Поскольку иероглифы счи­таются красивыми сами по себе, в течение столе­тий на многих китайских картинах и гравюрах появились добавленные известными художника­ми иероглифические надписи, как правило выра­жавшие восхищение картиной. Их наличие толь­ко повышает ценность картины. Нам трудно най­ти что-либо похожее в европейской культуре -это как если бы Сезанн написал бы что-нибудь на картине Рембрандта, и от этого ее цена на аукци­оне увеличилась на миллион-другой долларов.
И здесь снова уместно вспомнить коренное культурное различие. Если в западном искусстве превыше всего ценится оригинальность (подчас в ущерб истинному качеству), то китайские худож­ники из века в век, следуя наставлению Конфуция, воспроизводят «золотые образцы» прошлого. Дру­гими словами, освоив технику, ученик пишет точ­но так же, как его учитель, и так далее, т.е. точно так же, как писали мастера, умершие за несколько столетий до его рождения. Не меняются и сюже­ты (бамбук, цветущая слива и т.п.). Впрочем, и здесь наступают перемены. Многие молодые ху­дожники пробуют новые формы, а Чэн Чжили, первая женщина-министр образования КНР, не раз выражала уверенность в необходимости пере­стройки школьного обучения, с тем чтобы разви­вать творческую инициативу у детей. Без страха глядя в XXI век, Китай выдвинул новый лозунг: «Мысли свободно и двигайся в ногу со временем!»



Категория: Китай: быт, традиции, культура | Добавил: magnitt
Просмотров: 2712 | Загрузок: 0 | Комментарии: 2 | Рейтинг: 5.0/4 |
Всего комментариев: 2
1  
Спасибо! Информация очень пригодилась)))

2  
Гениально! Это лучшее повествование о Китае, что я видел. Доступно и увлекательно. БРАВО!


Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Copyright MyCorp © 2017
Сайт управляется системой uCoz