Туристический центр "Магнит Байкал"
                                                                                
                                                                                                                                   
Воскресенье, 17.12.2017, 20:01
Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход




Главная » Статьи » Полезная информация » Народы, традиции, обычаи


Эти странные американцы - 3

 

«Осыпания»

 

В Америке принято так или иначе отмечать любое крупное событие - день рождения, годовщину, уход с работы, свадьбу, рождение ребенка. Невестам и свежезабеременевшим женщинам принято устраивать «осыпания», на которых гости (как правило, исклю­чительно женского пола) осыпают виновницу торже­ства подарками. Подарки бывают самыми разными, в зависимости от повода: от хозяйственных (полотен­ца, электрические сковородки) до фривольных (мас­сажные кремы, прозрачные трусики).

 

Чем больше, тем лучше

 

С метрической системой американцы не в ладах, и все, что только можно, меряют старыми добрыми мерками, вошедшими в обиход еще до Французской революции.

 

Некоторые единицы измерения американцы осо­бенно любят, причем отыскать их можно далеко не в каждой метрической таблице. К таким общеприня­тым единицам относятся:

 

Электродуховка. К концу двадцатого века электро­духовка вытеснила традиционную печь не только из домашнего обихода, но и из фразеологических обо­ротов, как правило шутливого характера («На нас на­пали комары размером с электродуховку»).

 

Футбольное поле. По правилам, поле для американ­ского футбола имеет 100 ярдов в длину и 160 футов в ширину (то есть 91 на 48 метров). Любое обширное плоское пространство, например, палуба авианосца, бумажные листы, потребные, чтобы напечатать «Сан-Франциское обозрение», или фасад Центра мировой торговли в Нью-Йорке может быть измерено в фут­больных полях («здоровущий, как столько-то фут­больных полей»).

 

Нью-Йоркская минута. В Нью-Йорке все движется гораздо быстрее, даже время. Поэтому в нью-йорк­ской минуте не шестьдесят секунд, а гораздо меньше, по сути, всего одна. «Если б Бриджит Фонда меня при­гласила на свидание, я б и нью-йоркской минуты не раздумывал».

 

Ветряной фактор. Дряхлая и дрянная система из­мерения температуры воздуха американцев не устра­ивает, поэтому они изобрели ветряной фактор, со­единяющий температуру по Фаренгейту со скоро­стью ветра, - цифра в результате получается куда бо­лее внушительная. Например, если температура воз­духа тридцать два по Фаренгейту, а скорость ветра -десять миль в час, ветряной фактор дает нам темпера­туру в двадцать градусов по Фаренгейту, - это звучит куда холоднее, и те, кто отважился выйти из дому, чув­ствуют себя покорителями ледяных просторов. Летом на смену ветряному фактору приходит индекс ком­форта, состоящий из температуры и влажности; смысл его в том, чтобы показать, что деньги, потра­ченные в прошлом году на замену кондиционера, не пропали зря.

 

Денежные единицы. Американские монеты и купю­ры придуманы специально для того, чтобы свихивать мозги иностранцам. Монеты называются «пенни»,

 

«никель», «дайм» и «квотер», причем на них даже не пишут, сколько в какой центов. Американские купю­ры все как одна зеленые, одинакового размера и с одинаковым рисунком, на каждой - портрет какого-нибудь президента (обязательно покойного). Десяти­долларовая купюра почти ничем не отличается от од-нлдолларовой или, скажем, стодолларовой. Посколь­ку в обычной жизни купюры больше двадцати долла­ров почти не встречаются (чтобы крупные расчеты наличными были как можно неудобнее и преступни­кам жизнь медом не казалась), среднему американцу от этой путаницы ни жарко, ни холодно, тем более что он и вообще никогда не платит наличными ни за что дороже стакана кока-колы, а пользуется кредит­ной карточкой.

 

ЕДА И НАПИТКИ

 

Что ты ешь, то ты и есть

 

Каждый раз, садясь за стол, американцы замирают от ужасной мысли, что ведь от еды можно и загнуться, или, что еще хуже, растолстеть. Неправильное пита­ние приводит к болезням, в первую очередь сердеч­ным, и никогда не знаешь, какой именно кусок угро­бит тебя окончательно. К наиболее подозрительным продуктам относятся бифштекс («сердечный приступ на тарелке») и все, в чем много жира, холестерина, ка­лорий и мало клетчатки - сахар, масло, сыр, мороже­ное, булка и все жареное. Недавно выяснилось, что основной американский продукт питания - сосиски -вызывает у детей лейкемию. Даже шпинат и свекла да­леко не безобидны - в них прорва щавелевой кисло­ты, которая в больших количествах вредна. Пища сто­ит на переднем крае борьбы за вечную молодость крепкое здоровье и стройную фигуру, и уже понесла первую потерю - потерю вкуса.

 

Американцы помешаны на правильном питании, чему способствуют бесконечные научные исследова­ния, доказывающие вредность или полезность то то­го, то сего. Когда какие-то ученые объявили, что овся­ные отруби в большом количестве снижают уровень холестерина и спасают от сердечных приступов, це­на на овес подскочила до потолка, а супермаркеты наводнила всякая разная еда, содержащая овсяные от­руби, например конфеты из овсяных отрубей и отрубевое пиво.

 

Американцу можно скормить любую безвкусную гадость, надо только убедить его, что он от этого поз­доровеет и похудеет. В ресторанных меню особыми значками отмечены блюда «полезные для сердца» (с низким содержанием холестерина и насыщенных жиров) и «диетические» (невнятный термин, кото­рый предполагает, хотя и совершенно не обязатель­но, мало калорий или жира). В супермаркетах имеют­ся целые полки продуктов с ярлыками «низкосоле­вых», «низкокалорийных», «обезжиренных», «без хо­лестерина», «диетических» или «синтетических» («безвкусных» можно уже и не писать - и так ясно). Американцы питаются «беконом» из сои, поддельны­ми яйцами в пластмассовых стаканчиках, обезжирен­ным сыром, похожим с виду на разжеванную крос­совку, газировкой с сиропом из химикатов с непроиз­носимыми названиями, и обогащенным клетчаткой хлебом, в который для пышности подмешивают цел­люлозу.

 

Хуже всего, когда разговор о еде заводит какая-ни­будь зануда. Зануда будет нудить о пользе той самой диеты, которой она придерживается, и расскажет вам во всех малоаппетитных подробностях (особенно ес­ли дело происходит в Калифорнии), чем именно эта диета для вас полезна. В любой разговор она обяза­тельно вклинит что-нибудь вроде «Ешьте побольше овощей - не заболеете раком» или «Жиреют не от жи­ра, жиреют от углеводов», или «Вы что, не знаете, в ка­ких условиях выращивают телятину?»

 

Запретные продукты, особенно шоколад, вызывают в американцах дрожь тайного восторга, какую у дру­гих народов вызывает секс. Отправляя в рот каждый кусок шоколадного крема или сливочного торта, аме­риканцы испытывают восхитительное чувство, что губят свою душу. Жирным «грешным» десертам дают зловещие имена - «Нога дьявола», «Шоколадное безу­мие», «Смерть от шоколада». Это лишний раз напоми­нает о том, что и так известно всякому американцу питание опасно для вашего здоровья.

 

Американский завтрак

 

Завтрак занимает почетное место в американском дневном распорядке. На многих ресторанах можно увидеть вывеску: «Подаем завтрак до 11 утра», а на ре­сторанах, открытых круглосуточно - «Завтрак 24 часа в сутки».

 

Утреннее меню меняется в зависимости от района страны; как правило в него входят хлопья с молоком, бекон, кофе, овсянка, колбаса, ветчина, яйца, «скрэпл» (вроде как каша со свининой, приготовленная из тех кусков, которые не пустишь на колбасу), снова кофе, булочки (вроде пончиков), жареная картошка, тосты, кукурузная запеканка, кленовый сироп (делается из сока клена), еще кофе, вафли, кукурузно-мясная бол­танка, блины, опять кофе и «гритсы».

 

«Гритсы» - это квинтэссенция американского кули­нарного искусства. Их делают из маиса, который предварительно замачивают в воде и обрабатывают едким щелоком, чтобы с научной достоверностью ус­транить малейшие признаки цвета и вкуса. На вид «гритсы» напоминают белую комковатую овсянку, а на вкус - обойный клейстер, если только не заправить их как следует маслом, не посыпать солью и не по­лить мясным соусом (особого рецепта «вырви глаз», из мясных поджарок и того же кофе). Южане их обо­жают. Северяне убеждены, что именно из-за них Юг проиграл Гражданскую войну. Где-то в районе Мэри­ленда через всю страну проходит незримая черта: ни­же ее без «гритсов» не могут жить, выше - считают их несъедобной дрянью.

 

Рестораны

 

Рестораны в Америке бывают всякие, от запанибрат­ских, где официант за прилавком скажет вам: «При­вет, чего трескать будем?» - до супер-респектабель­ных, где официант выскажется так «Добрый вечер, мое имя Алан, я буду иметь честь сегодня вас обслу­живать. Не желаете ли узнать поподробнее о сего­дняшних блюдах дця?». Случается, официант или официантка подсаживается за ваш столик и нескольт ко минут обсуждает с вами тонкости меню. При этом вы ни в коем случае не должны называть свое имя и лезть с любезностями; от вас этого не ждут. Амери­канцы предпочитают навязчивый сервис. Некоторые рестораны славятся мрачными и неприветливыми официантами - едоки-мазохисты туда валом валят.

 

В самых типичных американских ресторанах офи­циантов и вовсе нет. В 1954 году Рэй Крок купил у братьев Макдональдсов права на их лоток, торгую­щий гамбургерами, и стал продавать франчайзы на­право и налево. Теперь в мире больше четырнадцати тысяч «Макдональдсов», продающих сотни миллио­нов гамбургеров в год.

 

Секрет успеха «Макдональдса» заключается в том, что там подают очень ограниченный набор очень популярных блюд, в основном гамбургеров, жареной картошки и молочных коктейлей, стоимость их при­готовления сведена к минимуму, потому что процесс разбит на простейшие операции, одноразовая посуда позволяет сэкономить на мытье, цены приемлемые, а качество строго контролируется. Что бы вы там ни думали о пище из «Макдональдса», в предсказуемости ей не откажешь. Биг-мак, купленный в Бостоне, ни­чем не отличается от биг-мака, купленного в Бангко­ке. Лондонский «Экономист» даже печатает раз в год «бигмаковый индекс», по которому сравнивается по­купательная способность разных валют.

 

Самые лучшие и самые дешевые американские ре­стораны - небольшие частные заведения, принадле­жащие свежеприбывшим иммигрантам. И без того наваристое американское кулинарное рагу постоян­но пополняется камбоджийскими, китайскими, япон­скими, сальвадорскими и эфиопскими блюдами. Ино­гда в результате возникают довольно странные гас­трономические альянсы, например, кубинско-вьет­намские, мексиканско-итальянские, или венгерско-пуэрториканские рестораны.

 

Чаю или кофе?

 

Американцы пьют кофе. Под чаем почти повсеместно понимается чай со льдом, как правило еще и с саха­ром, а еще точнее - со льдом, сахаром и лимоном (причем чем южнее, тем сахара больше).

 

Если вам захочется выпить горячего чая, приго­товьтесь к тяжелой борьбе. Даже если вы победите, наградой будет жуткая бурда. Чай в Америке обычно подают таю чашка, или бумажный стаканчик, или ме­таллический чайник с горячей водой, а к ним чайный пакетик. Бывает, официант притаскивает целую ко­робку разных сортов чая, на ваш выбор. Чаще он во­обще запамятывает принести пакетик, и приходится напоминать. Пакетик приносят после суматошных поисков на кухне («Помнишь, у нас тут где-то валялся чайный пакетик?» - «А я думала, он у тебя»). Дальше любителю чая полагается опустить пакетик в стреми­тельно остывающую воду и как следует там побол­тать; если повезет, тепла хватит на слабенькую завар­ку.

 

Заваренного чая в Америке не достать, хоть тресни; здесь убеждены, что заливая чайный лист кипящей водой на кухне рестораны лишают клиента конститу­ционного права самостоятельно решать, насколько чай должен быть крепким.

 

Алкоголь

 

В среднем американцы выпивают за год более трид­цати семи галлонов (американских галлонов, разуме­ется) алкоголя на душу населения.

 

Почти в любой части страны (за исключением Юты, штата трезвенников-мормонов) можно как-ни­будь где-нибудь пропустить стаканчик на законном основании. Как и где - другое дело, потому что прави­ла торговли спиртными напитками устанавливаются властями штатов, округов и городов. Где-то можно подъехать к окошечку и купить пива не выходя из ма­шины, хотя пить за рулем запрещено. Где-то спирт­ным торгуют только в государственных магазинах, открытых только в рабочие часы и не блещущих вы­бором.

 

Популярное «корневое» пиво, хоть и называется пивом, не содержит ни грамма алкоголя. Это амери­канский аналог имбирного пива, только приправлен­ного корневищами сассафраса и сарспариллы. Даже американцы признают, что у него специфический вкус; представители других, более здравомыслящих национальностей, в рот его не берут.

 

Традиционное американское пиво - вещь уникаль­ная. Не то чтобы оно было особенно хорошим (куда там!), зато не похоже ни на один другой напиток на свете. Одна из причин - американский климат: пиво специально варят так, чтобы его можно было пить в огромных количествах во время спортивных матчей, при температуре воздуха выше девяноста градусов по Фаренгейту. Соответственно, в пиве должно быть много воды, чтобы повысить потоотделение, и пода­ваться оно должно холодным, чтобы избежать сол­нечного удара. На беду, при охлаждении из пива уле­тучиваются последние остатки пивного вкуса. Забота о стройности и здоровье заставила американцев изо­брести «легкое» пиво, содержащее меньше калорий, меньше алкоголя, чем обычное пиво, и (вот уж, воис­тину, великое достижение) еще более безвкусное.

 

Впрочем, в последние пять-десять лет Америку по­трясла пивная революция. Послабление в алкоголь­ных законах позволило некоторым ресторанам от­крыть свои собственные пивоварни, и теперь практи­чески в каждом мало-мальски уважающем себя горо­де есть «пивная со своим пивом». В результате количе­ство пивоварен с 1987 года увеличилось больше чем вдвое. Случаются, правда, всякие несуразицы, вроде Рождественского клюквенного светлого или тыквен­ного крепкого - ну, так ведь это ж Америка.

 

КУЛЬТУРА

 

Хотя в Америке и существует какое-никакое серьез­ное искусство, в основном за счет подкормки со сто­роны государства и всяких благотворительных фон­дов, процветает здесь искусство массовое. Как светоч демократии, Америка производит культуру из народа для народа, для всего народа, даже для всех народов мира.

 

Американская массовая культура - действительно самая массовая культура на свете. В Бразилии и в Ки­тае с телеэкранов льется «Санта-Барбара», снабжен­ная переводом, испанские сеньориты лакомятся в Ма­дриде биг-маками, а таиландские таксисты крутят ба­ранку под пение Мадонны.

 

Иностранные правительства, уподобляясь королю Канугу иногда пытаются остановить приливную вол­ну американской попсы и, подобно злосчастному ко­ролю, неизменно терпят крах. Цунами американской массовой культуры сметает все на своем пути.

 

Телевидение

 

Телевидение, несомненно, - самый влиятельный по­ставщик культуры и, что общепризнанно, - самый на­дежный общий знаменатель. Даже в домах, в которых нет водопровода, обязательно есть телевизор, а сред­нестатистический американский ребенок проводит перед телевизором больше времени, чем в школе.

 

Телевидение создает свою собственную реаль­ность: если о событии не сообщили по телевизору, значит, его и не было, а события чисто телевизионно­го происхождения (свадьбы или похороны вымыш­ленных персонажей) порождают бурную реакцию по всей стране.

 

Дневная программа, как правило, лепится из беско­нечных мыльных опер, вращающихся, все как одна, вокруг супружеской неверности и медицинских про­блем, и ток-шоу в которых ведущие подначивают своих гостей выкладывать такие подробности своей личной жизни, о которых ни один человек в здравом уме не станет говорить прилюдно.

 

Поскольку американцы любят получить что-ни­будь на халяву, огромной популярностью пользуются викторины, которые показывают по вечерам. Другое вечернее развлечение - детективные сериалы, посвя­щенные всяким милым темам, вроде похищения тру­пов, торговли наркотиками и подростковой прости­туции. Новейшая вариация жанра - документальная съемка, когда оператор выходит на дежурство вместе с полицейским нарядом и снимает по ходу вечера всех, кого арестовывают.

 

Телевидение достигло зенита, или, точнее будет сказать, надира с появлением спутниковых каналов, которых около пятидесяти, один другого занудливее. К специальным программам относятся метеорологи­ческий канал, двадцать четыре часа в сутки вещаю­щий об атмосферном давлении и количестве осадков; музыкальное телевидение (MTV) и подделки под него - народная музыка и задушевная музыка; «си-спэн» -прямая трансляция заседаний конгресса, под кото­рую, говорят, хорошо дремлется; передачи из зала су­да - телезрители могут поносить в голос судью на эк­ране, так же как болельщики поносят рефери.

 

Запретных тем на телевидении почти не осталось. Включите любую программу, и вы увидите, как там, среди бела дня, с полной откровенностью и со всеми подробностями рассуждают о таких вещах, о кото­рых представители других национальностей говорят только шепотом и в полной темноте. Можно, напри­мер, выслушать исповедь существа, которое изменило свой пол, чтобы жить полнокровной лесбийской жизнью, или рассказ жены, которая родила ребенка от сестриного мужа и теперь собирается родить вто­рого, чтобы у малыша был братишка (причем собст­венный ее муж ничего об этом не знает, но может ведь и узнать, если случайно окажется дома и вклю­чит телевизор). Кого только не приглашают поучаст­вовать в ток-шоу - от отцов-гомосексуалистов до монахинь-бисексуалок и детишек, прикончивших своих родителей, причем все это еще и перебивается рекла­мой слабительного.

 

Перед лицом такого разгула эксгибиционизма хо­чется завопить дурным голосом: «Да неужто не оста­лось уже ничего святого?». В ответ услышишь: «Да в общем, нет. По крайней мере на телевидении».

 

ВНЕШНОСТЬ И ГИГИЕНА

 

Французы озабочены своей печенью. Немцы - сла­женной работой кишечника. Американцы озабочены своими волосами. Понятное дело, теми, которые на голове. Практически все остальные волосы женщины изничтожают, включая те, которые портят картину в месте, изысканно и уклончиво называемом «областью бикини».

 

Когда во время опроса американцев спросили, что они прежде всего замечают в потенциальном спутни­ке жизни, мужчины и женщины ответили в один го­лос: волосы. Хорошие волосы важнее, чем высшее об­разование и гармония в семье.

 

Американские парфюмерные магазины до отказа набиты всякими средствами ухода за волосами: шам­пунями, кондиционерами, бальзамами-ополаскивате­лями, масками, стойкими красками, нестойкими кра­сками, гелями для укладки, пенками, муссами, завива-телями, развивателями, суперстойкими лаками. В ре­зультате у среднего американца на голове больше хи­мических элементов, чем в Чернобыле. У каждой ува­жающей себя американки имеется по крайней мере один фен, а к нему, как правило, еще щипцы для за­вивки и электрические бигуди, не говоря уж о всяких щетках, щеточках, расческах, гребнях, заколках, при­хватках, ленточках и прочих приспособлениях. Муж­чины тоже пользуются фенами, а если начинают лы­сеть, то еще и стимуляторами роста, или покупают парики, или пересаживают волосы с волосистой час­ти головы на лысую.

 

С помощью прически можно выражать не только свои личные взгляды, но и политические пристрас­тия. В шестидесятые годы «африканская» прическа была для афро-американцев символом независимос­ти. Матросы-призывники начинали флотскую жизнь с того, что брились наголо, и в результате про них го­ворят «голова кувшинная», хотя и не в лицо. Длинные волосы - признак женственности, а иногда еще и со­циального статуса. Если у американца день не зала­дился, он говорит: «У меня сегодня волосы не лежат».

 

Когда первая леди Америки Хилари Родэм Клинтон сменила прическу, об этом писали все передовицы. Президента же Клинтона обсмеяла вся страна, когда он решил подстричься прямо в своем самолете, на взлетной полосе в Лос-Анджелесе - по слухам, это обошлось ему в четыреста долларов. Однако смех смехом, а в душе ни один американец не отказался бы от прически за четыреста долларов.

 

Чем ты пахнешь и что на тебе растет

 

Лишние волосы на теле считаются позором, особен­но для женщин. Американки бреют ноги и подмышки и твердо убеждены, что все женщины с волосатыми ногами - лесбиянки, поставившие своей целью извра­тить американский образ жизни.

 

Все естественные запахи считаются отвратитель­ными. Американцы любят приятные запахи и не ску­пясь поливают себя духами. Подмышки (которые изящнее именовать «подручной областью») сбрызги­вают дезодорантами, в домах используют освежители воздуха, в машинах вешают пушистые шарики с бла­говониями, а в туалетах - рулоны ароматизированной туалетной бумаги.

 

Шкафчик в ванной

 

Если вам есть что прятать, не советуем класть это в туалетный шкафчик в ванной. Все равно все гости, пока моют руки, станут из любопытства совать туда нос.

 

В шкафчике у американца они скорее всего увидят:

 

* Дезодорант, потому что американцы не только по­теют больше европейцев (в Америке ведь жарко), но и сильнее озабочены, чем от них пахнет.

 

* Желудочные таблетки, потому что проблемы с пи­щеварением - часть американского образа жизни (и любой американской диеты).

 

* Средства от аллергии, насморка и головной боли, особенно в сезон цветения чего-нибудь (то есть почти всегда).

 

* Транквилизаторы и антидепрессанты, помогаю­щие не свихнуться окончательно от тяжелой американской жизни.

 

Сердечная боль

 

Сердце - удивительная штука: оно сокращается боль­ше тридцати миллионов раз за год, разгоняя живо­творный кислород по всему телу, без отпуска и без выходных. Словом, мышца с американским характе­ром.

 

Американцы относятся к своему сердцу с недове­рием. От болезней сердца умирают чаще всего, и этот факт известен всякому мало-мальски разумному аме­риканцу. Американцы панически боятся рака, но еще сильнее они боятся сердечного приступа. Американ­цы, озабоченные своим здоровьем, чураются всего, что может привести к сердечному заболеванию, на­пример, курения или жирной пищи, и с почти рели­гиозным рвением занимаются «физическими упраж­нениями». После захода солнца улицы заполняются толпами бегунов трусцой, а в больших городах на каждом углу встречаются «клубы здоровья». Самое смешное, что почти все члены приезжают в клуб на машинах, чтобы побегать на тренажере.

 

Мужчины боятся за свое сердце куда сильнее, чем женщины. «Ты меня до сердечного приступа дове­дешь!» - орет отец на пятнадцатилетнюю дочь, кото­рая отправляется погулять, облачившись в два носо­вых платочка и обрывок золотой тесьмы. В отместку дочь, как правило, по очереди приводит в дом всех своих поклонников, один другого живописнее, чтобы посмотреть, выполнит ли папочка свое обещание. Не­которые выполняют, другие нет.

 

Для некоторых мужчин страх перед сердечным приступом - стимул супружеской верности. Время от времени кто-нибудь широко известный умирает от сердечного приступа не в тех объятиях, в каких дол­жен бы. Огласка этих историй просто чудодействен­но упорядочивает семейную жизнь по всей стране.

 

Конечно, далеко не все бросили пить, курить, пи­таться бифштексами и вести сидячий образ жизни, но все знают, что пора это сделать. Когда не так дав­но наука открыла, что бокал красного вина в день предотвращает сердечные заболевания, в этой части общества зашевелилась новая надежда.

 

Врачи и здравоохранение

 

Одна из причин, почему все американцы хотят быть здоровыми - это намного дешевле, чем болеть. Аме­риканское медицинское обслуживание, как и многое другое в Соединенных Штатах, - лучшее, что можно купить за деньги, были бы деньги, чтобы его купить. Система здравоохранения состоит из хитросплете­ния государственных и частных клиник, услуги кото­рых оплачиваются бесчисленными частными и госу­дарственными страховыми компаниями, которые, как правило, покрывают всю, но не совсем всю, стои­мость лечения. Если нет непосредственной угрозы жизни, прежде чем оказать помощь, в частной клини­ке потребуют страховое свидетельство. Даже если вы застрахованы, вам могут выкатить счет на двадцать или более процентов стоимости (куда как внушитель­ной) вашего лечения. В результате для многих амери­канцев болезнь - прямой путь к разорению.

 

Сногсшибательная стоимость лечения отчасти объясняется тем, что в нее заложена стоимость по­тенциальных судебных разбирательств. Если, напри­мер, рождается неполноценный младенец, врачу-аку­шеру грозит возможность суда, в результате которого с него стрясут миллионы долларов на пожизненное содержание ребенка. Соответственно, является при­зрак страхования от медицинской ошибки, набавля­ющий долларов пятьсот к стоимости родов.

 

Медицинский вопрос «Где вы застрахованы?» вле­чет за собой целый бумажный вихрь; иногда, чтобы разобраться в нем, требуются многие месяцы сиде­ния на телефоне. Пациента, который не способен оп­латить свое лечение, сплавляют в больницу для бед­ных.

 

Американцы относятся к врачам со странной сме­сью почтительности, уважения, цинизма и презрения. Это странное отношение отражается в анекдотах, на­пример: Апостол Петр приветствует новоприбывше­го, вдруг мимо, прямо сквозь райские врата, проно­сится на полной скорости красный «Феррари» с бо­родатым старикашкой в твидовой шляпе за рулем. «Кто это?» - удивляется новоприбывший. «А, - отвеча­ет апостол, - это Господь Бог. Он вообразил себя вра­чом».

Читать дальше



 

Категория: Народы, традиции, обычаи | Добавил: magnitt (24.07.2010) | Автор: Тимур
Просмотров: 2233 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]