Туристический центр "Магнит Байкал"
                                                                                
                                                                                                                                   
Пятница, 20.10.2017, 02:16
Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход




Главная » Статьи » Полезная информация » Народы, традиции, обычаи


Эти странные англичане -4

Паб

В традиционном английском городском пабе существует чет­кое разделение на два бара - это как первый и второй классы на железной дороге. Салон-бар (или лаупдж), то есть бар бо­лее высокого класса, посещают заезжие торговцы и "дамы"; там нейлоновый ковер на полу, мебель обита индийским сит­цем, стены украшены фальшивой конской упряжью из брон­зы и более высокие цены. Общий бар (тот, где посетителей обслуживают у стойки) предоставляет возможность сыграть в "дартс", биллиард или пул, сразиться с "одноруким бандитом"; к тому же там куда лучше обслуживают. Этот бар предназна­чен для обычных посетителей.

Деревенский паб - институт бесклассовый, созданный много столетий назад. В нем обычно только один зал, да еще есть закусочная" или маленький ресторанчик. Во многих де­ревнях это центральное место встреч, нечто среднее между общественным клубом, местным бюро добрых услуг и парла­ментом; здесь все классовые и общественные различия остав­ляют за порогом. Вы можете зайти в любой деревенский паб Англии и спросить, например: "Не здесь ли майор?" - и вам от­ветят либо: "Он в закусочной", либо: "Вы с ним только что разминулись".

Светлое пиво лагер и бутылочное континентальное, а так­же американское пиво пользуются большим спросом, осо­бенно среди молодежи, которая предпочитает выпивать в "тематических барах", однако традиционная английская "пинта" или кружка пива, которая, казалось, вот-вот исчезнет из обихода, вдруг вступила в период своего возрождения. Благодаря усилиям участников "Кампании за настоящий эль' (чисто английская организация, деятельность которой на­правлена па сохранение и поддержку производства, а также распитие традиционных английских напитков), кружка пеня­щегося, но не шипучего и не переохлажденного, пахнущего хмелем пива, вручную налитая в погребе из деревянного бо­чонка, ценится все больше и больше - во всех своих славных как региональных, так и местных вариантах.

Привычка к пивным "раундам" обеспечивает пабам прода­жу по крайней мере двух третей всего пива. Считается непри­личным пить вместе с другими, а самому не заказать ни одно­го "раунда". Удобство для каждого участника заключается в том, что всего лишь один, скажем, из шести участников "ра­унда" идет к стойке и приносит шесть кружек сразу, вмесп того, чтобы все шестеро тащились туда, выстраивались в оч редь и получали каждый свою кружку. Неудобство же таков в итоге вам придется выпить шесть кружек пива, хотя вы шли, чтобы пропустить всего лишь одну кружечку.

Что и где продают

Всего лишь несколько лет назад обычные покупки делались в местных лавочках - в зеленной, бакалейной, мясной, булочной и так далее. Теперь же практически все подобные лавчон­ки капитулировали перед напором огромных торговых цент ров, расположенных на окраинах, где клиенты могут сразу к пить все, что их душе угодно, и загрузить свои автомобиль доверху.

Выдержав первый победоносный натиск сети гигантских однотипных фирменных магазинов, маленькие магазинчики - даже те, что находятся на перекрестках оживленных улиц, -переживают жесточайший кризис, потому что предприимчи­вые азиаты, управлявшие ими, все как один ринулись учиться деловому администрированию. Теперь эти магазинчики час­то представляют собой этакие супермаркеты в миниатюре и торгуют всем чем угодно - от сладостей до шляпных лент, от детских подгузников до газет - причем многие открыты весь день и еще далеко за полночь.

 При всех этих пертурбациях сохраняется, похоже, только одно золотое правило: вы можете купить все, что вам хочет­ся, либо в очень маленьких, либо в очень больших магазинах, но ничего толком не купите в магазинах средней величины.

ЗДОРОВЬЕ И ГИГИЕНА

Французы, как помешанные, следят за своей печенью, немцы - за пищеварительной системой, испанцы - за кровью. Для ан­гличан же нет ничего важнее работы кишечника.

С самого раннего детства англичан учат обращать при­стальное внимание на регулярность и консистенцию стула. Сень, не начатый успешным визитом в уборную, считается ч\ дачным. Озабоченность этой проблемой англичане сохраняют всю жизнь.

Если их соседи с Континента запросто завтракают булочкой с вареньем, то англичане добавляют в свою овсянку различные грубоволокнистые продукты, громогласно подтверждая эффективность подобных мер и давая подобным бакалейным изделиям названия вроде "Сила" или "Крупа из цельных зерен с добавками". Средства, налаживающие работу кишечника, в том числе и старомодные, занимают основное место на полоч­ке в ванной комнате англичанина и по-прежнему успешно продаются. "Печеночные пилюльки Картера" обещают изба­вить вас "от всех неприятных ощущений, связанных с запорами". "Фиговый сироп" снабжен листовкой, которая рекомендуют его как "эффективное слабительное средство для всей се­мьи". Оба эти средства куда приятнее на вкус и действуют куда слабее, чем их нешуточный соперник - старая добрая касторка.

Чрезмерное увлечение различными средствами от "за­крепления" может привести к чрезмерному "расслаблению", избавиться от которого, в свою очередь, поможет также весь­ма немалая группа лекарственных средств, способная вернуть ваш стул в приемлемое состояние.

Если дома кишечники англичан ведут себя относительно стабильно, то пребывание за границей наносит им непопра­вимый ущерб. Из-за отвратительного качества местной пищи и воды бесстрашный английский путешественник постоянно сталкивается с самыми различными проблемами - "Delhi ВеПу"(буквально: "делийский живот", то есть понос) "Montezuma's Revenge" ("месть Монтесумы"), "The Aztec Quickstep" ("ацтекский куикстеп") подстерегают англичан на всех земных перекрестках.

Многие экспериментируют с различными слабительными и закрепляющими средствами всю жизнь, надеясь, что в один прекрасный день сумеют вернуться к тому благословенному состоянию, закомому им по годам детства, когда кто-то из взрослых непременно одобрительно кивал, заглянув утром в его горшок. Но увы, для таких экспериментаторов подобная фекальная нирвана совершенно недостижима. И никого из них невозможно склонить хотя бы к легкому флирту с везде­сущими свечами, которыми так сильно увлекаются европей­цы. Если французы даже головную боль лечат с помощью све­чей, то англичане скорее постараются облегчить этот недуг с помощью различных травяных отваров и чернослива.

В том, что касается более серьезных болезней, англичане -настоящие стоики. Их кредо - неустанное укрепление своих позиций перед лицом врага. Вспомните слова королевы Вик­тории перед смертью: "Мне уже немного лучше..."

Гигиена

В гигиене англичане склонны придерживаться традиций. Душ, правда, становится все более популярным, но в большей части домов на первом месте все-таки ванна. И англичане всегда предпочтут душу наслаждение поплескаться в собственной грязи, слегка разбавленной теплой мыльной водичкой.

Средняя английская семья потребляет значительно больше мыла и дезодорантов, чем любая семья на Континенте. И это, с точки зрения англичан, немаловажно. Ибо каждый житель Англии знает, что представители других народов, особенно французы, просто стараются с помощью духов и одеколона отбить неприятный запах собственного немытого тела.

ДОСУГ И РАЗВЛЕЧЕНИЯ

Англичане считают, что активный отдых, как и спорт, должен содержать элемент соперничества, столь характерный для всего английского образа жизни. Да, твой досуг - это тоже со­ревнование с другими, которое ты просто обязан выиграть!

Честолюбец, запускающий модели вертолетов на пустыре или деревенском общинном выгоне, подсознательно ожида­ет, что к нему подойдет кто-то еще из любителей и станет с ним соревноваться. Человек, моющий свою машину воскрес­ным утром возле дома, на самом деле соревнуется с соседями в наведении идеального блеска с помощью полировальной пасты и замши. Даже мирная кружка пива в пабе легко может стать причиной настоящего пивного соревнования, если, ко­нечно, подвернутся подходящие соперники.

Этот разрушительный принцип постоянной проверки се­бя в сопоставлении с кем-то действует даже в парках отдыха. Пассивно-потребительское отношение к Диснейленду не для англичанина. Разумными и осторожными они могут быть большую часть времени и где угодно, но только не в парке от­дыха - здесь они открыто проявляют себя как любители ост­рых ощущений. Идеальным англичанину представляется тот парк, где есть аттракционы типа "Тарзана" (или "скайдайвинга"), когда человек, привязанный за ноги, прыгает вниз голо­вой с большой высоты, "потхолинга" (любительской спелео­логии), бобслея и гонок на глиссерах. Можно даже по старин­ке постоять в очереди, чтобы получить удовольствие на таких аттракционах, как "Смертельная петля", "Немезида", "Дорога самубийц" и "Ты, наверно, совсем спятил, раз хочешь сюда войти".

Ближайшими родственниками парков отдыха являются са­фари-парки, где обедневшие аристократы пытаются удержать кредиторов на крючке, устраивая им поездки по своим зе­мельным владениям, заселенным крупными африканскими хищниками. И люди без конца ездят кругами в надежде уви­деть хоть одного такого зверя. Огромные плакаты предупреж­дают посетителей, чтобы они держали окна в машинах за­крытыми, и, разумеется, большая часть англичан реагирует соответственно: оставляет окна приоткрытыми, желая "слегка рискнуть" и почувствовать опасную возможность быть "< ка" искалеченными.

Вызов природе

Когда англичанам угрожает непогода, они, в отличие от пред­ставителей других народов, не спешат прятаться по домам. Ибо непогода - это отличный соперник, достойный и, вместе с тем, хорошо знакомый. Завернувшись с головы до пят в не­промокаемую одежду, англичанин отправляется прочь из до­му в длительное путешествие автостопом и голосует на шос­се, выставив вперед правую ногу и повесив на шею пластико­вый мешочек с географическими картами. В горах и долинах англичане следуют хорошо охраняемыми пешеходными мар­шрутами, которые для маскировки называют "экскурсионны­ми".

Подобные экспедиции, во время которых человек лишен самых элементарных удобств, особенно нравятся англича­нам.  И в летние месяцы они готовы путешествовать подоб­ным образом где угодно - в таких местах, как Гримпенская трясина или Озерный край, где им практически гарантиро­ваны непрерывные дожди и можно сполна удовлетворить свою потребность в борьбе с силами природы.

Подобные схватки со стихиями настолько популярны, что некоторые предприимчивые любители даже проложили мар­шруты, сопряженные с особым физическим риском и дис­комфортом, в самых далеких и негостеприимных районах страны и платят немалые деньги, чтобы иметь возможность на равных участвовать в поединке с природой после прохож­дения тренировки на специальных курсах. Такие курсы под романтическими названиями (типа "Выживание") созданы исключительно для того, чтобы англичанин мог укрепить свои дух и тело и проверить, насколько его характер являет­ся "истинно английским". Во всяком случае, такая черта, как неподвижность верхней губы, гарантируется.

Компании бесплатно посылают своих сотрудников в такие экспедиции на несколько дней подряд, чтобы те смогли поиг­рать в подобные игры, и руководствуются при этом мыслью о том, что люди, с восторгом воспринимающие борьбу с сила­ми природы, могут выйти победителями и в исполненной стрессов деловой схватке. Похоже, им просто в голову не приходит уволить разом всех сотрудников и оставить исклю­чительно тех, кто успешно прошел обучение на курсах по вы­живанию.

Спорт

Самый популярный национальный спорт - рыбная ловля, ко­торую англичане всегда называют "рыболовством" (angling), потому что данное слово звучит солиднее, подразумевая оп­ределенные профессиональные навыки и сноровку. Большая часть англичан явно предпочитает рыбную ловлю футболу.

Однако же истинная любовь англичан к спорту проявляет­ся в наблюдении за теми, кто, собственно, спортом и занима­ется. Такое наблюдение дает выход всем их зажатым эмоциям и обеспечивает стабильность и спокойствие внутри той об­щественной группы, к которой они принадлежат. Множество футбольных фанатов готовы сидеть у телевизора хоть всю ночь, запасшись мешком хрустящей картошки и не боясь мешков под глазами, чтобы в 44-й раз посмотреть повторе­ние какой-нибудь особенной голевой ситуации. Даже если им не по карману регулярно оплачивать специальный спортив­ный капал, они все равно купят своим детям комикс, посвя­щенный любимой футбольной команде, сколько бы он ни стоил и сколько бы раз ни менялось его содержание.

Особенно упорные болельщики непременно покажутся на трибунах лично, чтобы подавить оппозицию или оттеснить ее представителей с боковых линий. Часто это происходит при минусовой температуре, десятибалльном штормовом ве­тре или постоянной угрозе ливня. Но футбольным фанатам все нипочем!

Футбольный фэн приучен к поражениям и даже испытыва­ет некое мазохистское удовольствие, когда его любимая команда получает по зубам или же, если повезет, умудряется вырвать ничью у более зубастого противника. Исключение составляют поклонники популярного клуба "Манчестер Юнайтед", которые ожидают от своей команды исключитель­но выигрышей и ужасно расстраиваются, когда это не полу­чается. У "Манчестер Юнайтед" больше болельщиков, чем у любого другого клуба в мире. Каждый номер их журнала рас­продается немыслимым тиражом - только на Тайване покупа­ют 30 ООО экземпляров!

Крикет

Крикет для англичан - не просто игра. Это символ. Команда из 22-х человек персонифицирует все философские и рели­гиозные представления жителей этой страны. Можно, конеч­но, не обращать на это внимания - если не боитесь. Но тогда вы запросто попадете в неловкое положение, и вас легко об­винят в том, что вы "играете не по правилам" или "не играе­те прямой битой" - то и другое клеймо невоспитанного че­ловека.

Крикет все англичане считают национальной формой лет­него досуга. Просто те, кто действительно играет в крикет, от­носятся к нему со всей страстностью, на какую только спо­собны, а те, кто не играет, ведут себя индифферентно. При­ехав в Англию, нужно быть слепым, чтобы не заметить как минимум одной воскресной игры. Но даже и слепого не ми­нуют репортажи о международных соревнованиях по крике­ту, ведь голос комментатора доносится буквально из каждого приемника или телевизора в любом общественном месте и в течение всего теплого сезона. Это неизбежность. На любой деревенской лужайке или на экране телевизора постоянно торчит группа людей, одетых в белое и собравшихся круж­ком, словно в ожидании некоего события.

Англичане изобрели крикет 750 лет назад, и по отноше­нию к нему ощущают себя страшными собственниками. Пра­вила этой игры - одна из величайших тайн нашей жизни, тщательно закодированная и известная только посвященным. Некогда именно они распространили крикет по всему миру, всегда и повсюду выигрывая. Но постепенно команды других стран стали играть в крикет лучше англичан, и теперь, похо­же, английская команда всегда и повсюду проигрывает.

Проиграв в очередной раз, англичане приходят в страш­ное волнение и обвиняют каждого - в пределах своего поля зрения - в самых невероятных видах мошенничества: в том, что он трогал мяч; в том, что нарочно копал в земле ямки, и теперь мяч катится совсем не туда; в том, что он побрил голо­ву (видимо, чтобы снизить сопротивление ветру, когда соби­рался бросить мяч); в том, что он "проехался" в адрес бэтсме-на (то есть выкрикивал в его адрес оскорбления, мешая ему отбивать удары); в том, что он "нарочно пугал бэтсмена" (це­лясь мячом в него, а не в калитку); и, наконец, в том, что он играл чересчур быстро Для однодневного матча. Они шумно жалуются, уверяя, что это "никакой не крикет", пока, разуме­ется, сами не совершат подобных оплошностей.

Как испытать душевный трепет

Когда входишь в английскую "игорную лавку" (или "к букме­керу"), то ощущаешь примерно тот же душевный трепет, что и посетители тех чикагских баров (в 1920 году), где незакон­но торговали спиртным. Английские законы об азартных иг­рах требуют, чтобы снаружи не было видно ничего из тех по­стыдных явлений, которые имеют место внутри, так что окна "игорных лавок" либо покрыты "морозным узором", либо просто закрашены, а дверной проем замаскирован занавес­кой из пластиковых полосочек, за которой виднеется полу­темное помещение, в котором нет ни столов, ни стульев. Уз­кая полка, расположенная примерно на высоте груди, служит для того, чтобы записывать ставки, а также чтобы присло­няться к ней в мрачных раздумьях по поводу своего проигры­ша. Пол предназначен исключительно для того, чтобы на не­го бросали окурки. "Игорнаялавка" прекрасно иллюстрирует английское национальное стремление получать удовольствия самым неприятным для себя способом. Разочарование, кото­рое испытываешь, поставив на проигравшего, несколько смягчает лишь осознание того, что тебе не нужно возвра­щаться в это отвратительное место, чтобы забрать выигрыш.

Зато день, проведенный под открытым небом на ипподро­ме, особенно в праздничной атмосфере ежегодных "класси­ческих скачек", таких как "Дерби" или "Гранд Нэшнл", безус­ловно доставит вам удовольствие.

Отпуск

Один раз в год большая часть англичан берег продолжитель­ный отпуск и проводит его вместе с семьей. До того, как ста­ло популярным передвижение по воздуху, английская семья обычно проводила свой отпуск на одном из множества при­морских курортов. В июле-августе длинные вереницы "ости­нов", "роверов" и "фордов" ползли по извилистым и узким ан­глийским дорогам к раскинувшимся на берегу моря городкам. Там в лавчонках на набережной продавались ведра, лопатки, надувные матрасы, непристойные открытки, сахарная вата, марципаны, леденцы на палочках, и разумеется жареная ры­ба с картошкой.

Морской ветерок раскачивал разноцветные палатки в кем­пингах на берегу, и английские семьи целые дни проводили на пляже. В итоге им, похоже, даже начинали нравиться таю­щее мороженое, протекающие термосы и песок, попадающий абсолютно во все.

Теперь же англичане начинают свой отпуск в аэропортах Гэтуика, Стэнстеда, Льютона, Манчестера, Бирмингема или Хитроу, откуда самолеты уносят их в Испанию, в Грецию, на Кипр, во Флориду или еще в какие-нибудь солнечные края, где им по-прежнему твердо гарантированы все те же прелест­ные "английские" аркады, непристойные открытки, которые можно послать домой, и внушающий доверие запах жареной рыбы с картошкой.

Там англичане ведут себя так, словно находятся й Боньоре, Блэкпуле или Брайтоне - держатся вместе, не обращая внима­ния на существование аборигенов и выбрав для себя какой-то определенный уголок пляжа. Там, точно за невидимой стеной, они и проводят большую часть дня, валяясь на солнце. По ве­черам они пьют, танцуют и вовсю расслабляются на дискоте­ках.

Местные жители, по-видимому, нужны для того, чтобы ор­ганизовать отдых англичан, которые считают, что отпуск дей­ствительно удался, только в том случае, если возвращаются домой с красным облупленным носом, расстроенным мест­ной пищей и алкоголем желудком и таким ощущением, что теперь пора и отдохнуть.

КУЛЬТУРА

Англия - страна Шекспира, Мильтона, Байрона, Диккенса и Беатрикс Поттер. Первый из этого ряда - общепризнанный гений, настоящий титан в области литературы, в течение уже четырех веков служащий несравненным эталоном для всех писателей земного шара. Следующие трое - писатели тоже вполне достойные и всеми уважаемые; их книги имеются почти в каждой домашней библиотеке. Но лучше всего англи­чанам известно творчество последней писательницы, ибо все вышеперечисленные авторы писали о людях, а книги Беат­рикс Поттер посвящены животным.

Так что одно лишь упоминание о кролике Питере, миссис Тигги-Уинкль или Джереми Фишере мгновенно вызывает от­клик в сердцах английских читателей, а вот терзания Гамлета, Кориолана или Отелло хоть и заставят лучшую и наиболее интеллектуальную часть читательской аудитории несколько напрячь свои умственные способности, однако оставляют их души холодными как лед.

Если у представителей иных народов дух захватывает, ког­да они читают о том, как Генрих V обратился во время битвы при Азенкуре к своим воинам, призывая их к оружию, или как Джульетта со слезами на глазах молила своего возлюбленно­го Ромео, то английских читателей всех возрастов более все­го волнует история о том, как Джемима Пудлдак, перехитрив лису, поправила свой чепец да и удрала от своих кастрюль на волю, чтобы порадоваться еще одному солнечному деньку. Буквально на пятки Беатрикс Поттер наступает Александр Милн, чью книгу "Винни-Пух" всегда выдают за "детскую", хотя она написана взрослым человеком для других абсолют­но взрослых людей. Впрочем, эти взрослые, прочитав "Вин­ни-Пуха" хотя бы раз, читают его потом всю жизнь.

Если не считать тех книжек "для детей и юношества", где главный герой имеет все же антропоморфный облик, то есть более всего похож на человека, англичане хранят свою лите­ратурную традицию, практически не будучи с нею знакомы­ми. Они обращаются с собственной литературой примерно как с парадным чайным сервизом: приятно сознавать, что он У тебя есть, но тебе даже в голову не придет хоть раз действи­тельно им воспользоваться.

Телевидение

Для подавляющего большинства англичан телевизор - един­ственная возможность как-то расширить свой "культурный" кругозор. Англия стоит на первом место в мире по культуре видеозаписи - и видеомагнитофонов у англичан больше, чем у жителей любой другой страны.

Английское телевидение, естественно, специализируется на спортивных передачах. Поистине героические битвы слу­чаются между телекомпаниями за получение эксклюзивных прав на показ наиболее популярных спортивных соревнова­ний. Но даже англичанам маловато одного лишь спорта. Раз­вивая и без того свойственный английским зрителям дух со­перничества, телевизионщики показывают огромное количе­ство всяких шоу-конкурсов с опросами и играми. Кроме того, телеканалы представляют целую россыпь различных новост­ных и дискуссионных программ. Порой по телевизору идут и новые мелодраматические сериалы. Впрочем, сериалам анг­лийского производства удается вытеснять импортные мыль­ные оперы и всякие мини-сериалы, которые тоже достаточно популярны. В остальном по телевизору крутят старые филь­мы, смотреть которые англичанам никогда не надоедает.

Программы, предназначенные для малочисленных интел­лектуалов, показывают поздно ночью, чтобы не травмировать остальных зрителей.

Пресса

Если француз по дороге на работу обычно читает какой-ни­будь роман, то англичанин читает газеты. Невероятный аппе­тит, с которым англичане поглощают всевозможные печат­ные новости, сплетни и скандалы, не имеет себе равных. Ан­глийский газетный рынок привлекает предпринимателей со всего света, и они борются не на жизнь а на смерть, желая за­владеть авторскими правами и ухватить кусок пожирнее.

Что совершенно непонятно. Ведь пресса явно не может со­перничать по скорости освещения событий с радио и телеви­дением. Возможно, это связано с тем, что англичане предпо­читают свои новости, как и свой климат, так сказать, в холод­ном виде. А также, возможно, потому, что втайне они считают новости, поданные как бы в ретроспективе, более реальными и надежными. И, кроме того, они ужасно любят решать опуб­ликованные в газетах кроссворды.

Искусство

Английский театр живет сегодня в основном за счет новой постановки старых мюзиклов. Билеты на эти спектакли рас­продаются заранее и по записи. Как и на последние спектак­ли Эндрю Ллойда Уэббера (написавшего рок-оперу "Иисус Христос - суперзвезда" и мюзикл "Кошки"). Вот за это англи­чане готовы платить. Ну а если бы Ллойда Уэббера да соеди­нить с Беатрикс Поттер, так и вовсе ни одного билетика ку­пить было бы невозможно.

В кинематографе положение дел несколько лучше. Слухи о его кончине, распространившиеся лет тридцать назад, оказа­лись сильно преувеличенными - даже иностранные фильмы в кинотеатрах смотрят каждую неделю тысячи англичан. Но это, скорее, потому, что англичане любят семейные "выходы из дому".

Таская за собой детей, они непременно желают посетить все музеи и картинные галереи, потереться среди иностран­цев и купить различные сувениры и репродукции знамени­тых полотен. Если же их просят высказать свое мнение о том или ином произведении искусства, они обычно начинают нервничать, не без оснований подозревая, что в данном во­просе разбираются весьма неважно. В целом англичане от­четливо предпочитают большие полотна с изображениями людей или животных и принадлежащие кисти таких худож­ников, как Лэндсейр. Если картина представляет собой иллю­страцию к какому-нибудь историческому сюжету, тем лучше. Если англичанин не в состоянии понять изображенное на по­лотне, он просто не удостаивает вниманием эту картину.

Себя англичане видят скорее в роли меценатов, а не худож­ников; большинство из них вообще считает культуру роско­шью, а чрезмерная роскошь, как известно - вещь опасная.

Читать дальше

 

 

Категория: Народы, традиции, обычаи | Добавил: magnitt (24.07.2010) | Автор: Тимур
Просмотров: 4648 | Рейтинг: 5.0/1 |
Всего комментариев: 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]