Туристический центр "Магнит Байкал"
                                                                                
                                                                                                                                   
Четверг, 17.08.2017, 05:50
Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход




Главная » Статьи » Полезная информация » Народы, традиции, обычаи


Эти странные англичане -5

 

ТРАДИЦИИ И ОБЫЧАИ

 

Семейные сборища

 

Хотя англичане, по сравнению с прочими народами мира, весьма мало ориентированы на семью, они и помыслить не могут о том, чтобы провести Рождество где-нибудь еще, кро­ме своего родного "гадюшника", который они называют так­же "лоном семьи". Это ежегодное сборище родственников обычно кончается слезами, и чтобы оправиться от подобно­го потрясения, многим требуется не менее полугода. Но тра­диция есть традиция, и уже в начале октября английские се­мьи начинают планировать очередное семейное Рождество, напрочь позабыв моральный ущерб, нанесенный им в про­шлом году.

 

А вообще, если не считать Рождества, члены семьи стара­тельно, точно выполняя религиозный обет, весь год избегают друг друга и видятся разве что в случае совершенно непред­виденных обстоятельств, вроде крещений, свадеб и похорон, из которых крещения и похороны, будучи наименее продол­жительными, наиболее популярны. Свадьбы отличаются от сражений в крикет только униформой участников.

 

Планировать такое кошмарное событие, как английская свадьба, начинают заранее. Как и спорить по этому поводу. Даже если английские книги по этикету и пытаются как-то помочь родственникам жениха и невесты, совершенно опре­деленно указывая, кто должен платить за организацию свадь­бы и платье невесты, кто - за цветы, кто - за церковь, хор и ор­ганиста, кто - за машины и организацию приема, кто - за уго­щение и фотографов, а кто - за вызов "Скорой помощи", ор­ганизаторы торжества все равно начнут задолго до свадьбы яростно спорить по каждой из перечисленных выше статей расхода; спорить они будут и во время свадьбы, и даже после нее.

 

Ни малейшего удивления у переживших это событие не вызывают сообщения в газетах о том, что отец невесты, на­пример, возбудил судебный иск против родителей жениха, ибо родители "счастливых молодоженов", все еще пребываю­щих в свадебном путешествии, так и не сумели сами разо­браться, кто и за что должен платить.

 

Тем удивительнее, что семейные сборища здесь все еще случаются. И это свидетельство безусловного торжества на­дежды над горьким опытом.

 

Гай Фокс

 

Именно так звали одного католика, который в 1605 году по­пытался взорвать здание Парламента с целью убить короля Якова I. В память о том "Пороховом заговоре" 5-го ноября ан­гличане непременно устраивают фейерверки и жгут гигант­ские костры из всякого мусора, сжигая на них чучело выше­упомянутого неудачника. Его попытка совершить террорис­тический акт отмечается не потому, что преступника успели обнаружить прежде, чем он сумел убить короля (который, кстати, был чрезвычайно непопулярен), а потому, что спасли чуть было не нарушенный им статус-кво.

 

СИСТЕМЫ

 

Общественный транспорт

 

В Англии считают, что поезда никогда и никуда не отправля­ются вовремя, кроме тех случаев, когда сам пассажир опазды­вает на пару минут. Сезонные скидки - а ценовая шкала желез­нодорожных билетов чрезвычайно разнообразна - возмож­ны, но только не тогда, когда именно вы собрались куда-ни­будь ехать.

 

Городские автобусы прибывают на остановку один за дру­гим, но с большим перерывом - чтобы пассажиры могли вдо­воль их подождать. Зато потом, буквально за мгновение до то­го, как начнется настоящее сражение за места в первом авто­бусе, следом за ним появляются сразу еще три или четыре, следующие тем же маршрутом. В общем всегда - то до отвала, то ничего.

 

Какой бы вид транспорта вы ни выбрали, все равно ока­жется, что вы всегда куда-то опоздали. А все потому, что, во­преки распространенному мнению, англичане по природе своей отнюдь не так уж пунктуальны. Здесь считается даже проявлением вежливости прибыть куда-то минут на пятнад­цать позже назначенного вам времени. Возможно, англий­ский транспорт просто помогает вам так или иначе придер­живаться этого негласного правила. Все это части одной и той же системы.

 

Не совсем проезжая дорога

 

Практически каждый англичанин старше 17 лет либо сам вла­деет автомобилем, либо имеет к нему какое-то отношение -во всяком случае, часто им пользуется, особенно для корот­ких поездок за город. Это приводит к невероятным пробле­мам с проездом по городским улицам и с парковкой, а в ито­ге - к чудовищным автомобильным пробкам. Средняя ско­рость в плотно застроенных городских кварталах сегодня составляет 11 миль в час - медленнее, чем ездили в прошлом веке кареты, влекомые лошадьми.

 

Англичане терпеть не могут дорожных ухабов и постоян­но заботятся о своих шоссе, огораживая значительные их участки цепочкой из красных и белых конусов и превращая проезжую часть в настоящую ловушку. Обладатели сезонных автобусных билетов, которым приходится регулярно ездить из пригородов в Лондон и обратно, могут, конечно, если они никуда не спешат, позвонить ремонтникам на специальную "горячую линию", чтобы уяснить для себя точные географи­ческие пределы запретной территории. Целые городки раз­личных бытовок и палаток вырастают на обочинах шоссе, когда к рабочим-дорожникам присоединяются ремонтники из газовых, электрических, водоснабжающих, телефонных компаний и компаний кабельного телевидения, что случает­ся с поразительной регулярностью. Когда последние предста­вители перечисленных организаций сворачивают наконец свои палатки, их место снова занимают дорожные рабочие, и так без конца.

 

Левостороннее движение - тоже английская традиция, а потому не подлежит обсуждению. Этот обычай зародился еще в те времена, когда основным средством передвижения была лошадь, и всаднику нужно было держаться левой сторо­ны, дабы иметь возможность правой рукой вовремя выхва­тить меч и защитить себя от едущего навстречу противника. В наши дни англичанин в основном высовывает правую руку открытое окно автомобиля, желая жестами подкрепить свои облегчающие душу инсинуации в адрес других водителей.

 

Англичане, надо заметить, на редкость хорошо ведут себя на проезжей части. Они редко пользуются звуковым сигна­лом и охотно уступают друг другу дорогу. Педантично соблю­дая правила дорожного движения, они непременно притор­мозят на пешеходном перекрестке со светофором-автома­том, даже если вблизи не видно ни одного пешехода. Если же кто-то все же появится, они, пронзительно визжа тормозами, замирают на месте и терпеливо ждут, пока человек перейдет через улицу. Все это вызывает законное удивление у иност­ранцев, которые, видно, привыкли к возможности того, что их могут переехать еще на тротуаре, прежде чем они, точно испуганные кролики, бросятся перебегать на ту сторону.

 

Хорошее образование

 

Тех английских детей, чьи родители достаточно состоятель­ны, чаще всего отдают в какую-нибудь "паблик-скул" (что на самом деле означает вовсе не "публичную" школу, а частную), то есть в закрытую школу, обычно с интернатом. Родители та­ких детей весьма положительно относятся к пребыванию своего чада в интернате, полагая, что чем дальше дети от до­ма, тем они лучше развиваются.

 

Хотя в Англии и есть небольшое количество смешанных частных школ, большая их часть все же принимает учеников только одного пола, чтобы они с раннего возраста получили возможность в какой-то степени приобщиться к монашеско­му или тюремному образу жизни.

 

Альтернативой "паблик-скул" является государственная бесплатная публичная (на сей раз это название соответствует действительности) дневная школа. В таких школах, правда, периодически не хватает преподавателей (слишком низкая зарплата), оборудования и канцелярских принадлежностей (нехватка фондов обеспечения), учеников (хронические про­гулы) и помещений (каждый день сгорает по крайней мере одна школа). Кроме того, эти школы являются неким полиго­ном для испытаний переменчивых взглядов философов от образования и школьных методистов.

 

Однако, отдают ли англичане своих детей в школу государ­ственную или частную, забота у них все равно одна: ребенок должен получить "хорошее образование", то есть обрести ощущение того, что после окончания школы жизнь полно­стью в твоих руках и перед тобой открываются головокружи­тельные возможности. Но, как и во многих других случаях, "получаешь то, за что платишь", так что англичане понимают: если не платишь ничего, так ничего и не получишь.

 

ПРЕСТУПЛЕНИЕ И НАКАЗАНИЕ

 

Английский "бобби", всегда находящийся на своем посту и всегда готовый дать вам вежливый ответ, если вы спросите у него, как пройти туда-то или который час, действительно су­ществует. А в целях самосохранения английские "бобби", в от­личие от полицейских в других странах, предпочитают пола­гаться не на оружие, а на радиопереговорное устройство, га­зовый баллончик и телескопическую дубинку.

 

Их сомкнутые ряды украшают каждое мероприятие под от­крытым небом и обеспечивают участникам приятное ощу­щение надежной защиты. "Бобби" всегда и повсюду под рукой - кроме, как замечают сами англичане, тех случаев, когда они вам действительно необходимы.

 

Англичане, рассчитывая, что их полицейские - это настоя­щие рыцари без страха и упрека, бывают потрясены до глуби­ны души, когда обнародуются факты страшной жестокости или чудовищной коррупции в полиции, хотя все знают, что подобные случаи являются основой сюжета для многих бое­виков, которые без конца показывают по телевизору. Но анг­личане убеждены: жизнь никогда не должна уподобляться ис­кусству!

 

Официальные данные об уровне преступности в стране выглядят вполне обнадеживающе: 4,6% взрослых граждан Ан­глии становятся жертвами краж, 2,55% - краж со взломом и 0,75% - жертвами насилия, но всего 0,01% населения страны являются жертвами убийств. С другой стороны, каждый год совершается 1,3 млн. краж, так или иначе связанных с автомо­билями - самый высокий показатель в Европе. Число же незарегистрированных преступлений еще менее утешительно.

 

Так, треть всех жертв краж (в том числе и со взломом!) и ван­дализма даже не утруждает себя сообщением о совершенном преступлении, будучи уверенной, что "это вряд ли заинтере­сует полицию" или что "вряд ли полиция будет в состоянии что-нибудь сделать", а 47% жертв насилия и вовсе заявляют, что уже "позаботились обо всем сами".

 

Способность полиции разобраться в том или ином пре­ступлении зависит от конкретного случая: например, убийст­ва раскрываются на 93%, хотя общее количество раскрытых преступлений составляет всего около 26%. Есть даже такая циничная шутка, будто полицейские всю жизнь только и де­лают, что наугад останавливают сотни тысяч автомобилей в надежде обнаружить за рулем хотя бы несколько человек, ко­торые чересчур много выпили.

 

Основной упор в работе современной английской поли­ции делается на предотвращение преступлений; при этом они, в частности, ссылаются на успешное использование дан­ных с видеокамер, расположенных в общественных местах (особенно если не забывают вставить кассету). Вот отличный пример: сорок магазинных воров были задержаны за один только месяц в Ромфорде, графство Эссекс, пока наблюдение с помощью видеокамер не положило конец притоку в город преступных элементов. Воровство практически прекрати­лось. Что было хорошо для Ромфорда, то плохо сказалось на соседнем Апминстере, куда разом хлынули все ромфордские магазинные воры.

 

Тюрьма

 

С тюрьмами у англичан действительно серьезные проблемы. Они будто только сейчас проснулись и поняли, каково поло­жение дел: тюрьмы перенаселены, там царят грязь и запущен­ность, да и вообще все неуклонно приходит в упадок. Недав­ние реформы, правда, привели к некоторым улучшениям: в частности, установка в камерах унитазов наконец-то положи­ла конец такому позорному явлению, как "вывод на оправку", однако тюрьмы переполнены по-прежнему, и даже стоящие па приколе баржи используются порой в качестве тюрем.

 

Еще одна проблема состоит в том, что англичане никак не могут решить, для чего же, собственно, предназначена тюрь­ма: то ли чтобы просто "исключить из оборота" плохих лю­дей, то ли чтобы их "переделать" в хороших, то ли чтобы "этим гадам" свет показался не мил. Общественность прямо-таки в ярость приходит, когда газеты публикуют материалы о том, что английские тюрьмы напоминают "роскошные оте­ли", а наркотики внутри тюремных стен куда доступнее, чем за ними, или же о том, что в очередной раз кому-то из хоро­шо известных преступников "удалось уйти", скажем, на маши­не, увозящей грязное белье из прачечной. Самое последнее решение английских властей - приватизировать тюрьмы, а затем передать управление ими под эгиду американских "судебно-исправительных органов". Англичане полагают, что в таком случае анализировать и критиковать недостатки пени­тенциарной системы, ставшей практически американской, им будет значительно легче.

 

Закон

 

Английский закон, как и многое другое в жизни англичан, ос­новывается на прецеденте. Это означает, что и в наши дни все определяют решения, принятые по тому или иному вопросу когда-то давно.

 

Право предстать - в случае любого преступления - перед судом присяжных заседателей составляет основу гражданско­го английского права. В таких случаях вина считается уста­новленной, только если она доказана, и доказательства "не допускают никаких разумных сомнений", иначе приходится признать подсудимого невиновным (или, по крайней мере, не считать его уголовным преступником). Англичанам прият­но думать, что подобное их отношение к понятию "презумп­ция невиновности" демонстрирует всему миру, какой они за­мечательный, добрый народ и как доверяют людям.

 

Вот, собственно, и все, что известно большинству англи­чан о законах своей страны (точнее, все, что они об этих за­конах желают знать); остальная же часть английского права для среднего англичанина просто непостижима.

 

В уголовных судах правосудие вершат, как бы участвуя в представлении костюмированной исторической драмы, и при этом все участники спектакля - члены судебной колле­гии, обвиняемые, свидетели, виновные и невиновные - ловко жонглируют правдой и ложью,отважно пытаясь установить либо первую, либо вторую. А затем стараются - если вина за­ключенного доказана - вынести ему такой приговор, который действительно соответствовал бы его преступлению. Предме­том особой гордости представителей английской системы правосудия является то, что вынесение таких приговоров все же порой случается.

 

ВЛАСТЬ И БЮРОКРАТИЯ

 

Конституция

 

Англичанам приятно думать, что государственные власти уп­равляют ими с их же согласия. Как бы ни складывались реаль­ные обстоятельства, англичанину необходимо чувствовать, что он сам хозяин своей судьбы. Он весьма неприязненно от­носится к каким бы то ни было попыткам контролировать его жизнь и деятельность и упорно придерживается того за­блуждения, будто делает все исключительно по собственному желанию.

 

Английская конституция, которая составила основу совре­менной конституции Великобритании после слияния всех составных частей Соединенного Королевства воедино, явля­ется в самом прямом смысле законом неписаным, то есть ос­нованным па комплексе древних традиций, исторических конвенций и правил. Как и во многом другом, жизнь совре­менной Англии идет по тем же законам, что и всегда в про­шлом.

 

Англичане гордятся тем, что их "Билль о правах", заложив­ший основы конституционной монархии, не провозглашает свободу отдельной личности. Да и зачем им, англичанам, та­кая свобода? Они полагают, что наличие у каждого списка то­го, чего он делать не может, дает чересчур большой простор для граждан с богатым воображением, и они начинают меч­тать о вещах, которые власти просто еще не успели признать незаконными. Тогда как наличие списка всего того, на что ты имеешь полное право (как в Америке), предоставляет властям широчайшие возможности для придумывания причин, кото­рые позволили бы им упрятать тебя за решетку.

 

Монархия

 

Несмотря на расхожее мнение, будто собственный королев­ский двор - дело весьма дорогостоящее, содержание королев­ской семьи обходится каждому гражданину Соединенного Королевства всего в 6 пенсов ежегодно - то есть вряд ли до­роже, скажем, объявления импичмента президенту.

 

Английский монарх - не только высшее лицо в государст­ве, но и глава церкви, а также номинальный глава правитель­ства. Даже требования об уплате налогов приходят в конвер­те со штампом "Служба Ее Величества" - то есть и почта в Ан­глии является королевской. Голова английской королевы кра­суется на каждой почтовой марке (без указания названия са­мой страны) - и это тоже очень по-английски. И вовсе не по­тому, что англичане считают, будто каждый человек в мире тут же узнает, чей это профиль изображен на марке, по про­сто потому, что марку изобрели именно они.

 

Правительство

 

Английский парламент состоит из двух палат - палаты общин (где избрание прямое) и палаты лордов (в которую избирают в виде поощрения или награды и в которой должности насле­дуются). Впрочем, предпринимались и кое-какие шаги для от­мены назначения пэров в палату лордов по наследству. Те, ко­го это непосредственно касается, считают подобные идеи ис­ключительно несправедливыми, но отнюдь не потому, что при отмене закона о наследовании мест в палате потеряют и право баллотироваться туда, а из-за того, что в таком случае сразу перестанут быть членами Клуба.

 

Помимо парламента, высшего органа законодательной власти, в стране имеется и правительство, подразделяющееся на различные советы - советы графств, городские советы, со­веты районные или окружные, муниципалитеты небольших городов, приходские советы и т.д., которые получают при­мерно 80% своих поступлений из центральных фондов и до­бирают остальное за счет местных налогов - что ярко прояв­ляется в том, что они ведут дела на местах, как им самим бог на душу положит.

 

Отношение к бюрократии у англичан двойственное. Они понимают, что это зло неизбежно, однако врожденная пря­мота и независимость их характера требует, чтобы они со­противлялись всяческому вмешательству бюрократов в их личную жизнь. Впрочем, в одном англичане - и бюрократы, и небюрократы - единодушны: может, бюрократия и мешает порой жить, но все равно ни одна из бюрократий Континен­та английской бюрократии и в подметки не годится!

 

Политика

 

Жители Англии хорошо понимают, что политики всегда пре­следуют только собственные цели и доверять им нельзя, но, тем не менее, считают английских министров образцом вы­сокой нравственности, а если тем не удается соответствовать понятию образца, то ожидают от них единственно достойно­го поступка: подачи в отставку.

 

В глубине души англичане весьма консервативны и не лю­бят перемен, а потому перемены у них случаются крайне ред­ко. В Вестминстере (это здание специально построено в XIX в. так, чтобы выглядеть на 500 лет старше) английские поли­тики ведут свои дела со всем присущим древнему английско­му парламентаризму историческим великолепием и в соот­ветствующих костюмах.

 

Ничего удивительного, что на политической сцене Англии доминируют две партии, имеющие не какое-нибудь напы­щенное и ничего не значащее название, вроде "Республикан­ской партии", "Христианских демократов" или "Солидарнос­ти", но называющиеся вполне достойно и просто: Консерва­тивная и Лейбористская. Первая - отголосок неизменного свойства английской натуры. Вторая - оплот пуританской трудовой этики с ее воспеванием труда как такового (то есть труда ради самого трудового процесса). Прибавка прилага­тельного "новый" к слову "труд" некогда превратила драчли­вую рабочую партию в политически корректную и тоже до­статочно консервативную.

 

Превращение же части Либералов, то есть третьей партии, некогда бывшей частью одной из "двух великих" партий анг­лийской буржуазии, в либерал-демократов привело к удвое­нию их представительства в Парламенте. Не так давно всех членов парламента от партии Либералов можно было посадить в одно такси. Теперь же для них потребовался бы, навер­но, целый автобус, хотя еще и не двухэтажный.

 

БИЗНЕС

 

Без лишней спешки

 

В деловых кругах разных стран мира английские бизнесмены порой кажутся дилетантами. Они, похоже, до сих пор предпо­читают полагаться в делах на некое "чутье", не доверяя ино­странным методам анализа и организации труда. Вот почему их иногда недостаточно серьезно воспринимают в мире биз­неса.

 

Английская манера решать практические вопросы необы­чайно демократична. Любое решение должно приниматься коллегиально, то есть какой-нибудь комиссией. Так что если вы вздумаете связаться по телефону с кем-то из представите­лей английских деловых кругов, вам каждый раз будут отве­чать: "он (или она) па совещании" - или: "у него важная встре­ча". На этих встречах члены комиссий заседают до бесконеч­ности, пытаясь достичь консенсуса, вместо того, чтобы при­нять конкретное решение.

 

Некогда широко распространенное мнение о том, что ан­гличане работают больше и усерднее прочих, ныне сильно пошатнулось, ибо статистика доказала, что в среднем немцы работают 44,9 часа в неделю, итальянцы - 42,4, а англичане -всего 42. Разумеется, последние тут же заявили, что у немцев и итальянцев, во-первых, значительно больше праздничных и выходных дней, а, во-вторых, важно не количество рабочих часов, а качество работы.

 

Англичане очень гордятся собственной способностью не­пременно, пусть кое-как, ошибаясь и пугая, но все же дово­дить дело до конца "без лишней спешки", то есть действовать, не особенно беспокоясь о дисциплине или планировании. В прошлом подобное отношение к работе служило англичанам весьма неплохо, а ведь именно в прошлом для них заключе­ны все те уроки, которые они мечтают усвоить.

 

В хорошей компании

 

Английские компании и нынче повсеместно организуются по старинке. То есть в основе их лежит концепция многослой­ной пирамиды, на вершине которой председатель и исполни­тельный директор компании, а в основании - скромные слу­жащие.

 

Кое-что в Англии вообще никогда не меняется. Опросы вы­пускников английских университетов показали, что те, кто закончил независимую (то есть частную) "паблик-скул", авто­матически получают лучшие и более высокооплачиваемые места, чем те, кто закончил государственные школы. Как ни пытались разрушить традиционный "круг старых однокаш­ников", он по-прежнему неколебим как скала. И "галстук старого однокашника" по-прежнему считается достойным любых капиталовложений.

 

Просто подчиняясь приказу

 

Поскольку англичане терпеть не могут, когда им указывают, что и как нужно сделать, любой приказ следует отдавать с должной долей вежливости, что представители многих дру­гих народов находят абсолютно неуместным.

 

Если вы, следуя английской традиции, выразите свой при­каз в форме просьбы, то непременно добьетесь желаемого результата. Но попробуйте выразить его именно в форме приказа, без малейшей уступки собственной воле каждого из ваших подчиненных, и англичане тут же нахально объявят перерыв в работе и примутся пить чай.

 

Экономия времени

 

В целом англичане обожают пунктуальность и стремятся к пей, но отнюдь ею не одержимы. Время ведь можно измерять в сколь угодно малых условных единицах: например, выраже­ние "Один момент!" означает меньший промежуток времени, чем "Секундочку!", но все же не такой маленький, как "Момен­тально!". С другой стороны, брошенное вам "Подождите ми­нутку!" может растянуться и на пять или шесть минут, а Дайте мне минут пять!" обычно означает четверть часа. (Кстати, часы в общественных местах тоже, видимо, "подпи­сались" под общими принципами демократии и как бы делят работу по отсчету времени между собой - каждые часы пока­зывают свое собственное время - плюс-минус пятнадцать ми­нут от реального.)

 

Читать дальше

 

 

Категория: Народы, традиции, обычаи | Добавил: magnitt (24.07.2010) | Автор: Тимур
Просмотров: 3513 | Рейтинг: 5.0/1 |
Всего комментариев: 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]