Туристический центр "Магнит Байкал"
                                                                                
                                                                                                                                   
Четверг, 27.04.2017, 15:06
Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход




Главная » Статьи » Полезная информация » Народы, традиции, обычаи


Эти странные испанцы - 3

Вождение автомобиля

 

Водить машину в Испании небезопасно для жизни.

 

И сразу по нескольким причинам. Основная заклю­чается в том, что испанцам нравится водить машину, и они садятся за руль с ужасающим энтузиазмом ше­стилетнего мальчугана, впервые увидевшего электро­мобиль в парке аттракционов.

 

Во времена Франко автомобилей было мало. В го­родах люди ездили преимущественно на обществен­ном транспорте или ходили пешком; деревенские жители передвигались на мулах или повозках, запря­женных лошадьми. Позже мулы были вытеснены ве­лосипедами с моторчиками. Когда наступила эпоха автомобильной промышленности, вся Испания бро­силась покупать машины. Шестидесятилетние стари­ки, никогда не сидевшие за рулем, заполонили улицы на «Мерседесах»,  или «Ауди». Молодежь же предпочи­тала «Рено-турбо» за их грохот и треск

 

Вся страна в такой спешке бросилась осваивать но­вые автомобильные дороги, которыми правительство довольно быстро опутало всю страну (а поездка по крупной магистрали здесь - настоящее удовольствие), что никто и не вспомнил о правах, об экзаменах и о страховке. Вполне возможно, что в деревнях и не­больших городах, где отношения с дорожной поли­цией намного менее формальные, чем в крупных, прав не имеет добрая половина населения.

 

Во время больших праздников, когда половина го­родского населения садится за руль, чтобы навестить вторую половину городского населения, показатели смертности на дорогах достигают ужасающих разме­ров. Больше всего страдают дисциплинированные ту­ристы из североевропейских стран, которым и в го­лову не приходит, что правила дорожного движения могут быть нарушены просто из-за их незнания или невнимательности.

 

Список жертв на испанских дорогах возглавляют немцы и французы, а все из-за их наивности: они по­чему-то полагают, что на красный свет надо останав­ливаться, а показав левый поворот, - поворачивать налево.

 

Англичане, более осторожные от природы, имеют обыкновение не доверять водителю, едущему впере­ди, и потому реже попадают в дорожные переделки.

 

Сплошная полоса посреди дороги, запрещающая обгон, в Испании вовсе не означает, что двадцать не­нормальных испанцев не обгонят вас только для то­го, чтобы доказать, что «Сеат Панда» ничем не уступа­ет «Феррари» со швейцарскими номерами, который только что со свистом пронесся мимо вас, презрев всякое ограничение скорости.

 

«Зебра» не дает пешеходу никакого преимущества; ее предназначение - показать, что муниципалитет в курсе того, что пожилым людям может понадобиться перейти на другую сторон улицы, и потому он нари­совал белые полоски на асфальте, дабы довести это до сведения автомобилистов. На «зебре» пешеход имеет право перейти улицу только тогда, когда авто­мобилист снизойдет до того, чтобы его пропустить. Испанцы, пребывающие в здравом уме, ни за что не рискнут перебираться на другую сторону улицы по «зебре» - они знают по собственному опыту, что пред­писывающий знак действует на водителя, как красная тряпка на быка.

 

Здесь уместно заметить, что сами испанские пеше­ходы представляют собой источник не меньшей опасности, чем автомобилисты, ибо испанцы прези­рают опасность. Ступив на проезжую часть, испанец, будь то мужчина или женщина, ребенок или старец, видит перед собой не «Пежо 204», а бьющего копы­том быка, и смело вступает с ним в бой.

 

С ловкостью тореро он уворачивается от летящей на него машины, и, закружившись в вихре бандериль­еро (участник корриды, вонзающий в быка дротики), в целости и сохранности выплывает на противопо­ложной стороне улицы, не желая и слышать о том, что стал причиной столкновения сразу нескольких автомобилей.

 

В течение целых двух недель после вступления в силу закона о ремнях безопасности и шлемах мото­циклисты гарцевали в новеньких, с иголочки, касках, а автомобилисты прилежно пристегивались. Это бы­ло весело.

 

Однако очень скоро ремни безопасности переста­ли быть забавными, особенно после крепкого кофе с пончиком, а от шлемов пришлось отказаться, потому что они стали причиной хаоса. Пако вдруг сообразил, что когда он вихрем несется на своей «Ямахе», то в шлеме его не узнает даже родная мать; а друзья пере­стали махать ему руками или - что еще хуже - узнают его с большим опозданием, и, чтобы помахать в от­вет, ему приходится поворачиваться всем корпусом, что чревато шумным столкновением с впереди иду­щей машиной, чей водитель может ударить по тормо­зам, чтобы не раздавить двенадцатилетнего «матадо­ра».

 

Но это еще что. Вот, например, Соледад, купившая шлем цвета розового гибискуса, и Консепсьон, щего­лявшая в голубом, как лаванда, решили как-то ими по­меняться, потому что они не очень подходили к цве­ту их одежды, и - о ужас! - все их стали путать. В результате последовавшего хаоса начались нескончае­мые аварии.

 

Но теперь все под контролем. О ремне безопасно­сти и о шлеме больше никто и не вспоминает. Они перестали быть занятными.

 

Итак, если вы за рулем и хотите выжить, забудьте о правилах дорожного движения и полагайтесь только на свои инстинкты.

 

Если же вы пешеход, но тоже желаете выжить, то не ходите по улицам.

 

Радио и телевидение

 

Испанцы занимают второе место в Европе, после ан­гличан, по количеству телезрителей. Телевизор есть почти в каждом доме. Даже в Андалусии с ее жарким летом сначала покупают телевизор, а потом уж холо­дильник.

 

Испанское телевидение вещает на девяти каналах, но в большинстве районов страны ловятся только пять. Особой популярностью пользуются всякого ро­да викторины и ток-шоу.

 

Испанские и мировые новости всеохватывающи и включают в себя сюжеты по искусству, балету и опе­ре. Ведущие программ новостей, мужчины и женщи­ны, привлекательны и жизнерадостны, даже когда ве­щать приходится о неприятных новостях.

 

Северо- и южноамериканские мыльные оперы, из­вестные здесь как "кулебронес" (гигантская змея), а также американские, британские и испанские коме­дии перемежаются рекламой бесконечных автомоби­лей, расходящихся с огромной скоростью, потому что ролики взахлеб расписывают ощущения опасно­сти, которые поджидают человека, севшего за руль.

 

Поскольку секс здесь не является запретной темой, то цензура на телевидении отсутствует. Посему за страстным совокуплением веселых любовников мо­гут наблюдать все, кому не лень, и в любое время дня и ночи. В результате молодежь зевает от скуки за в об­щем-то драматичным фильмом, в то время как их ро­дители пускают звук на полную мощность, чтобы на­сладиться вздохами, бормотанием и стонами сладо­страстия.

 

Время показа различных программ, хотя и печата­ется в газетах, сильно отличается от издания к изда­нию, и очень часто не соответствует действительнос­ти. Если в программе значится, что вечерние новости начинаются в десять часов, то это вовсе не значит, что они начнутся в десять часов. Нередко ведущие по­являются на экране в пять, десять и даже пятнадцать минут одиннадцатого - все зависит от того, что рас­сказывал им приятель за кофе в буфете.

 

Бывает, что программу задерживают на целый час без всяких объяснений и извинений. Другие вообще не выходят в эфир, а это значит, что три миллиона человек по всей стране разочарованно и более или менее синхронно пожмут плечами.

 

Радио в Испании - мадридское и местное - чрезвы­чайно говорливое и пульсирует «роком на местных корнях». Рассчитывать на спокойную музыку не при­ходится даже во время сиесты, ибо диск-жокеи пере­ключаются на автопилот, а сами затыкают себе уши и спокойно укладываются спать.

 

Секс

 

Секс в Испании присутствует всюду и везде.

 

В Испании нет запретных тем. Считается, что мужчины и женщины в равной степени обожают зани­маться любовью. Отсюда - столь незначительное ко­личество преступлений на половой почве. Извраще­нец здесь - пуританин, которому с раннего детства твердили о грехе плоти, или человек, воспитанный в английских традициях.

 

Испанцы выпускают половой пар в течение всей жизни просто потому, что так нужно, и общество не видит в этом ничего плохого, поскольку это приятно.

 

Церкви более не позволено мешать людям зани­маться сексом. Римские эдикты пренебрегаются, а во многих затерянных деревушках, куда двадцатый век только-только дошел, местное население всячески подсовывает своему священнику любовницу, дабы не волноваться, когда дочери ходят на исповедь.

 

Искусство «пиропеар* (то есть говорить компли­менты) для испанских кабальеро старшего поколе­ния представляет собой идеальную возможность по­знакомиться с понравившейся дамой. Говорить ком­плименты в Испании умеют все мужчины, а женщины - их грациозно выслушивать. Здесь все уверены в том, что лестью можно добиться чего угодно. «Пиропо* (флирт) - самый надежный способ дать женщине по­нять, что она желанна. «Пиропо» чрезвычайно разно­образен, и прибегают к нему для того, чтобы галант­но и во весь голос расписать впечатление, произве­денное женщиной на мужчину. Например: «Шейка твоя столь тонка, что по ней проходят волны от глот­ков воды, которую ты пьешь...»

 

Испанцы помоложе, однако, частенько отказыва­ются от столь элегантного красноречия в пользу бо­лее откровенного восхищенного свиста. До тех пор, пока испанец не влюбится по-настоящему, он будет всячески утверждать свое мужское начало, отмахива­ясь от сентиментальности и рассчитывая до послед­ней минуты время своего общения с новой подругой. Как дон Хуан Тенорио:

 

День, чтобы завоевать ее сердце. День, чтобы заманить ее в кровать. Еще один, чтобы бросить ее. Час, чтобы забыть, И два дня, чтобы найти другую.

 

Завидев испанку в необычно смелом одеянии, ис­панец оживится до крайности, но, скорее всего, огра­ничится восклицанием: «Раз уж ты не продаешь свои прелести, то хоть прикрой». По отношению же к ино­странке он поведет себя иначе.

 

Девушек в Испании оберегают. Считается, что они должны сохранять невинность как можно дольше. На иностранок же смотрят, как на легкую добычу.

 

Возглавляют список англичанки, которые сюда ездят чаще, и  видимо, потому, что их здесь больше, чем американок, которые идут сразу за англичанками. Немки относятся к этому делу чересчур серьезно; скандинавки слишком распущен­ны, а француженки слишком говорливы, да еще все время что-то сравнивают. Но больше всего испанцы любят бразильянок, аргентинок, колумбиек и вообще всех южноамериканок - эти умеют помучить жажду­щего их, но никогда не обманут его надежд.

 

С точки зрения испанки, иностранец мало что мо­жет ей предложить, чего она не может найти дома. Так что решающим и здесь могут оказаться нефизи­ческие качества, вроде чувства юмора или денег.

 

Сирены автомобилей, треск мотоциклов, грохот отбойных молотков, визг мотопил и беспрестанные крики не производят на испанцев никакого впечатле­ния; но стоит им на пустынной ночной улице услы­шать звуки страстного совокупления, доносящиеся с балкона или сквозь полуприкрытые ставни, как они обязательно остановятся и прислушаются.

 

ЕДА И НАПИТКИ

 

Поскольку испанцы не любят говорить о времени и никогда ничего не планируют, о часе обеда или ужи­на можно только догадываться.

 

Если вы иностранец и неосторожно решили устро­ить званый ужин, то приглашайте своих испанских друзей за два часа до начала.

 

Избегайте изысканных горячих блюд, вернее, избе­гайте горячих блюд вообще, ибо, если так случится, что ваши гости придут вовремя, они будут так долго рассказывать, как им это удалось, что горячее блюдо, дымящееся у них под носом, станет холодным.

 

Пунктуальность, вернее, отсутствие таковой, на­столько развито у испанцев, что пронизывает собой всю их жизнь. Любой метрдотель скажет вам, что за­каз, сделанный на определенный час, для него ниче­го не значит. Двигаться он начинает, только когда ви­дит перед собой живых людей, да и то только тогда, когда они уже повяжут салфетки.

 

Кухня в испанских ресторанах никогда не закрыва­ется раньше трех утра.

 

Именно непунктуальность испанцев лежит в осно­ве того, что их национальным блюдом является паэлья (см. выше). Не верьте, если они будут говорить вам о старинных рецептах, восходящих еще к перио­ду оккупации Испании маврами. Паэлью испанцам послал сам Господь, ибо составные части ее могут быть приготовлены загодя, а потом лежать себе пре-спокойненько в ожидании гостей. И когда, наконец, те объявятся, за каких-то двадцать минут, пока они поглощают «гаспачо» (холодный суп из помидор, лу­ка, огурцов, хлеба, оливкового масла и чеснока), эти ингредиенты, ко всеобщей радости, соединяют во­едино.

 

Поскольку паэлья - это смесь из жареного цыплен­ка, вареной рыбы, полусырого кальмара, сырых кре­веток, помидоров, гороха, красного перца, зеленого перца, старых шнурков, шафрана и риса, то никто не может быть уверен в том, какой, собственно, у паэльи должен быть вкус. Так что никто не жалуется, если она вдруг окажется недоваренной или переваренной.

 

Испанцы, в общем и целом, менее требовательны к еде, чем французы и итальянцы.

 

Испанцы потребляют огромное количество жаре­ной рыбы, креветок, запеченной свинины, жареного кальмара, запеченных не решетке сардин, запечен­ных на шампуре цыплят, жареного перца, жаренных на решетке анчоусов, запеченных на шампуре осьми­ногов и копченого окорока без соуса, который здесь не пользуется большой популярностью.

 

Обычно день начинается со свежезапеченного хле­ба, который испанцы обмакивают в оливковое масло с чесноком, и черного кофе, частенько с каплей брен­ди или анисовой настойки. Дети обычно завтракают «чурро» (Крендельки из теста), которые они обмаки­вают в густой горячий шоколад.

 

На обед (который никогда не бывает раньше трех часов) обычно паэлья или картофель фри. Этот кар­тофель («пататас фритасо) соперничает с паэльей. Его, пожалуй, тоже можно назвать национальным блюдом именно потому, что и его можно пригото­вить заранее, а затем только бросить в кипящее олив­ковое масло, когда гости начнут жаловаться на голод. «Пататас фритас* подают абсолютно со всем, включая и паэлью.

 

На ужин, который никогда не подается раньше де­сяти вечера, - смотри обед.

 

«Тапас» - легкая закуска от оливок до яйца под май­онезом, от анчоусов с пикулями до винегрета, от коп­ченой колбаски до жареной козлятины, которая по­дается в течение всего дня в большинстве баров - ре­шает все проблемы питания.

 

Большинство работающих горожан уже разучи­лись питаться нормально. Они сидят по барам, жуют «тапас* и запивают их ледяным пивом. В результате вечером они возвращаются домой без аппетита, чем освобождают жену от необходимости бросать уже го­товые «пататас фритас» в кипящее оливковое мас­ло. Впрочем, она тоже не очень голодная, потому что тоже перехватила «тапаа» с ледяным пивом с подру­гой в магазине.

 

Ужин в ресторане

 

Поход в ресторан не считается чем-то особым, если, конечно, у вас не целая компания друзей или родст­венников.

 

Выбор блюд доставляет испанцам массу удовольст­вия и занимает столько времени, что официант пре­дусмотрительно ставит перед гостями огромное блю­до с копченым окороком и сыром из Ла-Манчи.

 

Если в ресторане ужинает семья, то блюда выбира­ет отец или дед. А поскольку он обожает слегка под­жаренные в оливковом масле с чесноком и красным перцем креветки в качестве закуски, то он закажет их всем. На что его жена тут же возразит, что детям, ко­их может быть от пяти до десяти, лучше заказать чес­ночный суп с виноградом, а свояченица с мужем хо­тят салат из кабачков, помидоров, перца и тунца с оливковым маслом и чесноком.

 

Если же папа любит рыбу, то он может выбрать «чанкетес», то есть поджаренных в оливковом масле мальков, - блюдо, запрещенное законом из природо­охранных соображений, но подаваемое в большинст­ве испанских ресторанов; его с удовольствием пожи­рают даже высшие чины полиции и кабинета минис­тров.

 

Трое из его дочерей, которые уважают закон, отка­жутся от мальков и закажут омлет с помидорами, кар­тофелем и копченым окороком, приготовленный в оливковом масле и сдобренный чесноком, а дедушка, у которого болят зубы, закажет себе пирог с варены­ми бычьими яичками просто чтобы досадить тем са­мым трем дочкам, которые так обеспокоены экологи­ческими проблемами.

 

Бабушка попросит куропатку, сваренную в густом шоколадном соусе и сдобренную оливковым маслом и чесноком, потому что она, видите ли, не ела это традиционное испанское блюдо со времен граждан­ской войны, а ее внуки, которые только и думают о том, как бы побыстрее расправиться с едой и бежать играть во дворе, выберут яйца и картошку фри, но по­лучат черный пудинг, зажаренный в оливковом масле и сдобренный чесноком с тыквой, потому что их те­тушка очень хочет его попробовать, но уже заказала себе жареных мидий под майонезом, в оливковом масле и с чесноком.

 

Для того, чтобы проглотить все это, будет заказано красное вино, белое вино, пиво, лимонад или сок и кока-кола, а завершит этот ужин, в течение которого все не раз передумают и не раз обменяются тарелка­ми, десерт, и можно быть почти уверенным, что это будет пирог с фруктами, который способствует пи­щеварению.

 

Отец, возможно, закажет себе яблочный пирог, ма­ма - кокосовый пирог, пятеро детей - пирог на сгу­щенном молоке, дедушка - апельсиновый пирог, ба­бушка - грушевый пирог, мальчики получат манный пирог, нравится он им или нет, а оставшиеся дядюш­ки и непрямые родственники - ванильный пирог. В качестве варианта может рассматриваться пирог на оливковом масле с чесноком.

 

Напитки

 

Испанцы пьют не для того, чтобы дать выход чувст­вам, потому что они их и так не сдерживают, а пото­му, что хотят пить или потому, что хотят напиться.

 

Пить они начинают в два часа утра и делают это в большинстве диско клубов и ночных клубов до от­крытия большинства контор, - то есть до десяти трид­цати утра.

 

Особой популярностью пользуется ледяное пиво, джин с тоником, холодное белое вино, ледяное крас­ное вино. Херес здесь пьют меньше, чем можно было бы ожидать, бренди хорош для выведения пятен, а анис (сладкий и горький) рассматривается как сред­ство от несварения желудка. Сангрия - это напиток для туристов, изготавливаемый из вина, слитого из бокалов, недопитых накануне.

 

Что где купить

 

Часы работы магазинов в Испании могут запутать ко­го угодно. Обычно магазины открываются где-то между десятью и двумя часами дня, а затем между пя­тью и восемью или девятью вечера в зависимости от города, деревни или поселка и отношения к жизни его владельца.

 

Крупные магазины в больших городах открыты це­лый день, но руководству приходится прибегать к сложной вахтенной системе, дабы обеспечить весь персонал сиестой.

 

Гигантские супермаркеты пока еще в новинку, и большинство испанцев ходят туда, чтобы весело про­вести время и поглазеть на миллионы разноцветных велосипедов, подвешенных прямо у них над голова­ми. Как правило, они здесь ничего не покупают, хотя кое-кто и может отважиться взять коробку сырного бисквита, если ему вдруг ее предложат.

 

В других магазинах продается все.

 

Конечно, когда они открываются, они заявляют о некой специализации, например, на обуви, но кто га­рантирует, что владельцу не захочется попробовать торговать яйцами, снесенными его курицей? И пош­ло-поехало. В мясных лавках продают рыбу, в рыб­ных - молочные продукты, молочные магазины тор­гуют хлебом, хлебные - майками, бутики продают жвачку, а магазины канцелярских принадлежностей -овощи.

 

Все это превращает хождение по магазинам в сложное изнурительное занятие, в котором никто не знает наверняка где, за сколько и что можно купить. Большинство испанок ходят покупать в магазин к двоюродной сестре или в ближайший магазин тетуш­ки сестры дядюшки их соседки. Это необходимо, что­бы было куда пойти пожаловаться, если вдруг бата­рейка от фонаря, которым они никогда не пользуют­ся, сядет.

 

ЗДРАВООХРАНЕНИЕ И ГИГИЕНА

 

Есть испанцы, которым доставляет удовольствие хо­дить по врачам; но есть и такие, что боятся их как ог­ня. Многие даже не представляют, что, собственно, у них болит, даже если им об этом расскажут, и потому полностью полагаются на эзотерические знания вра­ча или на совет соседа.

 

Фармацевты здесь знают свою работу и, как прави­ло, легко ставят диагноз по симптомам и предписыва­ют одну или три таблетки и даже предлагают замени­тели. А если это не поможет, то они с удовольствием предложат вам другой рецепт и так до тех пор, пока пациент не выздоровеет... или не умрет. Испанские фармацевты желают вам добра. На больницы здесь смотрят как на дома отдыха или пансионаты, и жаловаться на плохое состояние здоровья здесь не принято. Медсестры и врачи, в большинстве своем, пребывают в счастливом студен­ческом возрасте и так и порхают по больнице, весело перемывая косточки коллегам, допустившим грубые ошибки, или посмеиваясь над сальными анекдотами.

 

Коляски с умирающими пациентами перевозятся в операционные с такой скоростью, какая не снилась и участникам гонок «Формулы-1», но несчастный, кото­рого угораздит попасть сюда в результате автокатаст­рофы, причиной которой он сам и явился из-за не­внимательности или слишком большой дозы спирт­ного, не может рассчитывать здесь на доброе отно­шение.

 

Гигиена

 

С появлением телевизионной рекламы, где пышно­грудые девушки рекламируют все, от автомобилей и страховки до презервативов, женщины в Испании стали выбривать подмышки, а все население - регу­лярно чистить зубы. Биде стало неотъемлемой часть ванной комнаты любого дома, но при этом они снаб­жены вращающимися кранами, расплескивающими воду во всех направлениях.

 

Обычный шкаф в ванной здесь похож на обычный шкаф в ванной в любой части мира, с единственной разницей - презервативы здесь не прячут. Дети наду­вают их, как шарики, и это считается нормальным и смешным.

 

Испанки помешаны на чистоте и метут постоянно и везде, в любое время дня и ночи. Бывает, что, запри­метив пылинку или соринку в углу, где ее быть не должно, они могут даже прервать разговор, и не про­сто разговор, а телефонный.

 

Возможно, что швабра была придумана специаль­но для Испании неким хитрым мавром в тот самый день, когда пол в Альгамбре был вымощен плиткой. С тех самых пор не было и нет в Испании домохозяй­ки, достойной своего стирального порошка, которая хоть на мгновение не появилась бы на людях со шва­брой и ведром. Все - даже половые коврики - тща­тельно стирается и вывешивается для просушки. Де­ревянные полы, салоны автомобилей и кусочек тро­туара перед домом тоже моются со стиральным по­рошком.

 

В Андалусии, например, побелка и без того бело­снежных фасадов домов является неотъемлемой час­тью жизни. Серое пятно на фасаде, если им вовремя не заняться, может стать причиной инфаркта.

 

ЧУВСТВО ЮМОРА

 

Основным источником испанского юмора является пренебрежительное отношение к опасности.

 

Нередко можно встретить человека, смеющегося над тем, как он дошел до столь плачевного, часто на грани смерти, состояния, из-за того, что не вовремя оказался в какой-то толчее. Отсюда такой дикий ус­пех ежегодного праздника, когда быков выпускают на улицы Памплоны, дабы они преподали рогами урок всякому, кто возымел иллюзии стать тореро, но не су­мел правильно рассчитать расстояние. Это смертель­ное развлечение повторяется из года в год, и все ради сомнительного удовольствия быть поднятым на рога.

 

Точно так же всякая неполадка, например, при за­пуске фейерверка, вызывает взрыв восторга.

 

Испанцам импонируют английский юмор и спо­собность англичан смеяться над собой, не теряя при этом своего лица. Они ценят иронию, но редко при­бегают к ней сами.

 

Секс считается самым смешным предприятием в жизни человека, и сальные шутки звучат на каждом шагу, часто даже в семейных шоу по телевизору. Дети, конечно, не пропускают мимо ушей ни одной, и взрослые вынуждены признать, что подобные шутки часто слышатся и в школе.

 

Не менее популярен и черный юмор. Поскольку испанцы не очень-то жалуют другие страны, то и в шутках своих он не выходят за преде­лы национальных границ. Высмеивая скупость и ту­пость, испанцы рассказывают анекдотъг про каталон­цев, как англичане про шотландцев, хотя каталонцы, в свою очередь, рассказывают те же самые анекдоты, но про арагонцев.

 

Но основным источником анекдотов является не­большая деревушка Лепе на юго-западе Андалусии. Так, известная шутка: «Сколько нужно ирландцев, бельгий­цев, американцев и так далее, чтобы вывинтить лам­почку из патрона?» - «Четверо. Один, чтобы держать лампочку, и трое, чтобы поворачивать стул», здесь зву­чит так «Сколько жителей Лепе нужно, чтобы...»

 

Подобная репутация пошла, видимо, с того самого дня, когда учитель из Мадрида спросил самого спо­собного ученика самого продвинутого класса в един­ственной школе в деревне: кто украл у испанцев ска­лу Гибралтар? А в ответ услышал: «Только не я, сень­ор». Когда же учитель рассказал об этом случае дирек­тору, тот заверил его, что если уж мальчик сказал, что это не он, значит, не он, поскольку он очень честный мальчик

 

Однако жители Лепе далеко не дураки. Настолько, что их мэр зазывает туристов самим убедиться в ту­пости его жителей.

Читать дальше

Категория: Народы, традиции, обычаи | Добавил: magnitt (24.07.2010) | Автор: Тимур
Просмотров: 2089 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]