Туристический центр "Магнит Байкал"
                                                                                
                                                                                                                                   
Пятница, 20.10.2017, 01:54
Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход




Главная » Статьи » Полезная информация » Народы, традиции, обычаи


Эти странные японцы 10
СИСТЕМЫ
Япония сама по себе система. Ее основа - стремление нации к сплоченности. Как в большой корпорации, где люди знают друг друга, понимают друг друга, заботятся друг о друге и идентифицируют себя, каждый с каж­дым, - так что поведение одного влияет на всех Распро­странение информации - своего рода смазка для обще­ственной машины. Цель - обеспечить счастье как мож­но большему числу людей.
Сохранившие невинность
Япония - одно из самых безопасных мест в мире. Япон­цы могут наслаждаться редкой возможностью спокойно гулять по улицам после наступления темноты, не боясь быть ограбленными. Высококлассные спортивные ма­шины припарковываюся на ночь прямо к тротуару, вме­сте с радио, навигационной системой и даже компьюте­ром - и все это буквально выставлено напоказ. Совер­шенно не обязательно ставить на дверцу дюжину зам­ков. Машины находятся в такой же безопасности, как и Дома, как бы ни были беззаботны их владельцы. Бродяги не попрошайничают. Они - уличные философы. Они повернулись спиной к обществу, презрев корпоративно-бойцовский дух с клаустрофобной лояльностью, и сидят себе в своих «ходячих» домах-ящиках, погрузившись в думы и сладкие мечты.
Уровень преступности низок не только потому, что процент раскрываемости преступлений высок, но и по­тому, что стыд от того, что ты подвел свою группу и те­перь будешь изгоем, гораздо страшнее перспективы по­пасть в тюрьму.
Так что полиции практически нечего делать. На каж­дого полицейского в Японии приходится по 559 жите­лей; его это особенно не беспокоит, потому что крайне редко что-то вообще происходит. Весь остальной мир содержит гораздо большее число полицейских относи­тельно общего числа жителей. В Британии один поли­цейский приходится на 384 человека, в США - на 379 че­ловек в Германии - на 288, в Италии и Франции - на 268.
Полицейские участки представляют собой крошеч­ные посты (кобан), где сидит парочка дружелюбных блюстителей закона, всегда готовых объяснить, как пройти в нужное вам место (даже если они этого и не знают), и присмотреть за потерявшимися детьми и за­блудившимися стариками. Хотя их способность спра­виться с серьезными преступлениями крайне редко под­вергается реальной проверке, преступления все же рас­крываются. Мера наказания практически за каждый вид преступления весьма высока, возможно из-за того, что тесно связанные общества не терпят нарушителей общепринятых правил, и частично потому, что японская полиция весьма умело вынуждает признаваться тех, кого все-таки арестовывает.
Пресловутое чувство безопасности делает японцев ужасно беззаботными. Они разгуливают по городу, не замечая, что у них расстегнут рюкзак Они оставляют сумки на стульях, когда идут в салат-бар. Они также очень доверчивы и пребывают в состоянии невинности, давным-давно утраченной в большинстве стран. А пото­му японцы - легкая добыча для всякого рода ловкачей и обманщиков, которые встречаются им во время путеше­ствий за границей. Путешествующий японец - это кош­мар для каждой принимающей страны. Сопровождаю­щие японских групп - вечные страдальцы. Они «пасут» свои стада непуганых туристов с утра до вечера, и их нервы постоянно на пределе, а психика - на грани пол­ного истощения. В результате они тоже начинают остав­лять свои вещи без присмотра.
Там, где улицы без названий
Улицы в Японии по большей части не имеют названий. Приглашая кого-то в дом, японцы посылают факсом схему проезда или рассчитывают на навигационную си­стему в машине гостя, которая передает информацию о движении на дорогах и инструкции относительно мар­шрута следования через спутники. «Поверните направо у магазина полуфабрикатов, пропустите три светофора, затем поверните налево у знака «STOP» в узкий проулок далее поезжайте вперед, пока не увидите табачную ла­вочку по правой стороне...»
Японские адреса зависят от того, где вас угораздило поселиться. Чтобы это понять, нужно посмотреть на Японию с воздуха. Вся страна разделена на префектуры. Внутри префектур находятся более мелкие округа. Окру­га в свою очередь разбиты на еще более мелкие участки. Внутри участков есть свое деление на совсем крошеч­ные секции, которые идут под номерами. И внутри «номеров» стоят также пронумерованные дома, только про­нумерованы они далеко не всегда по порядку. Часто но­мера даются в зависимости от даты постройки. Ну что ж, конечно, ведь это так логично! Дом, который возведен первым, имеет номер один, построенный вторым - но­мер два и так далее. Поэтому каждое строение имеет свое название, и номер четко написан на каждом доме.
Постовым, разносчикам газет и прочим службам до­ставки требуется немалый опыт, чтобы найти нужное здание. Добраться до цели на машине - кошмарная за­дачка для любого, включая водителей такси. На каждом полицейском посту висит огромная подробнейшая кар­та участка, которую полицейские показывают тем, кто заблудился.
Там, где улицы без царя в голове
Столько всего втиснуто в ограниченное пространство японских улиц, что временами они похожи на калейдо­скоп. Ни одно здание архитектурно не связано с сосед­ним. Формы, размеры, краски: все случайно, все хаотич­но.
Пластиковые цветы кричащих расцветок венчают столбы электропередач и фонари в торговых районах. А ниже на тех же столбах не менее яркие объявления ука­зывают на жилые дома или дома свиданий. Лампы на фонарях тоже имеют ошеломляющие оттенки розового, оранжевого или зеленого. Крошечные флаги разных на­ций гирляндами висят поперек улицы. Тенты с рекламой сигарет, привлекая внимание, соседствуют с рядами тор­говых автоматов. На Рождество или День святого Вален­тина все заливается ярко-красным светом.
Японские улицы не только кричаще яркие, они еще и ужасно шумные. Торговцы горячей картошкой и хлебом разъезжают по улицам в мини-фургончиках, вещая в ме­гафоны, включенные на полную громкость. Во время выборов территорию захватывают политики и, разъез­жая в мини-автобусах, размахивают руками в белых пер­чатках (избиратели жаждут чистых политиков, а поли­тики жаждут, чтобы все видели, какие они чистые). Их имена, призывы и обещания проникают сквозь окна и бьют по барабанным перепонкам.
Местные органы управления тоже не дремлют и от­дают на откуп магазинам все оформление улиц. Рек­ламные щиты и доски для афиш поражают воображе­ние: «Зона, свободная от краж. Грабителям вход воспре­щен».
Прочие заявления гласят: «Город с безопасным улич­ным движением», «Мирный город, свободный от ядерно­го оружия», «Город, где женщины участвуют в самоуправ­лении наравне с мужчинами» - и так далее. Сойдет лю­бая комбинация слов, имеющая отношение к счастью, детям и молодости.
ОБРАЗОВАНИЕ
Японская система образования как блины печет моло­дых людей, прекрасно разбирающихся в математике и технике. В 1994 году 95,7% юношей и девушек пошли учиться в колледжи. Около 40% молодых японцев и 20% японок поступили в университеты. Тем не менее офици­альное образование в Японии не стимулирует творчес­кое воображение. Школа - это место, где большинство учеников получает определенный набор фактов и опре­деленный уровень знаний в определенный отрезок вре­мени.
Школа - это ад
В обществе, где каждый должен быть похож на всех, ма­лейшее отличие становится поводом для издевательств и преследований: например, неуспехи в спорте или про­вал на экзамене, или даже факт проживания с семьей за границей. Издевательства (идзим) - настоящая пробле­ма в Японии, особенно в школах. Ученики компенсиру­ют свое напряжение тем, что избирают жертву среди своих школьных товарищей и превращают ее в объект для насмешек и физических мучений.
В 1995 году было отмечено 60 тысяч случаев идзим в начальной, средней и высшей школе. Порой травма оказывалась столь сильной, что школьники отказыва­лись посещать класс. Оскорбления, насмешки, бойкот, вымогательство - список не слишком приятен. Учителя тоже позволяют себе оскорблять учеников, причем ино­гда в физической форме. Нередко жертвы школьных са­дистов кончают жизнь самоубийством.
Пытаясь предотвратить идзим, некоторые школы стали возвращать ученикам экзаменационные работы, не проставляя оценок
Экзамены - это ад
Попасть в университет - вот к чему стремятся все япон­ские дети. Университетское образование - необходимое условие для получения хорошей работы.
Как только цель определена, все начинает прокручи­ваться назад. Чтобы попасть в хороший университет, нужно ходить в хороший колледж Чтобы попасть в хо­роший колледж, нужно ходить в хорошую среднюю школу. Хорошая средняя школа невозможна без хоро­шей начальной школы, а хорошая начальная школа под­разумевает специальный детский сад. В специальный детский сад невозможно попасть без специального (и очень дорогостоящего) обучения в многочисленных ча­стных заведениях (дзюку), которые существуют для од­ной единственной цели - протащить детей через все вступительные экзамены.
Поскольку подобное вспомогательное обучение на каждом уровне образования является насущной потреб­ностью и средством достижения заветной цели, его уже сложно считать вспомогательным. Дети, которые наме­рены заниматься серьезным делом, в альтернативной школе так сильно обгоняют школьную программу, что им нет нужды слушать разглагольствования учителей на обычных занятиях. В классе они делают домашнее зада­ние для дзюку. Или спят, поскольку у них не хватает сил на посещение двух школ ежедневно.
Если вы провалились на экзаменах в университет, несмотря на подобную 24-часовую подготовку, альтер­нативная школа мгновенно становится основной. В дзюку есть ежедневные курсы для молодых абитуриен­тов, намеревающихся вновь сдавать экзамены в уни­верситет на следующий год, а также через год. Вы обре­чены посещать дзюку, пока не добьетесь поставлен­ной цели.
Университет - это стартовая площадка
Повторные попытки поступления в вуз стоят затрачен­ный усилий, ибо однажды вы наконец попадаете в уни­верситет - и ада больше не существует. Японский уни­верситет с лихвой вознаградит за пролитые ради него пот и слезы. Экзамены вовремя сессий - по большей ча­сти формальность. От докладов тоже требуется форма, а не содержание. Можно целыми днями играть в теннис и все равно получить диплом.
Студенты университетов с мобильными телефонами в руках бегают с мероприятия на мероприятие: занима­ются спортом, музыкой, искусством, театром, ходят на всевозможные курсы, подрабатывают на стороне. Дру­жеские связи, которые заводятся в этой стране академи­ческого безделья, частенько поддерживаются всю жизнь, а романы частенько кончаются браком.
Но это не совсем рай. В реальности это стартовая площадка, на которой вы ожидаете запуска в мир взрос­лой Японии. Если вы выбрали неверную траекторию, она может снова вернуть вас в ад.
ПРАВИТЕЛЬСТВО
Современная японская конституция писалась в 1947 го­ду под бдительным надзором американцев. Согласно конституции, «император является символом государст­ва и единства японской нации, а его статус определяет­ся волей всего народа, которому принадлежит суверени­тет».
Парламент состоит из Палаты представителей и Па­латы советников. Большую часть послевоенной эпохи в японском политическом мире доминировала Либе­рально-демократическая партия (ЛДП), у которой было постоянное и предсказуемое большинство в парламен­те.
Говорят, что ЛДП похожа на Священную Римскую империю. Империя не была ни священной, ни рим­ской, ни вообще империей. Так же и ЛДП не является ни либеральной (поскольку относится к правому кры­лу), ни демократической (ею руководит теневая элита, совершающая политические сделки в прокуренных ка­бинетах), ни даже партией, поскольку изначально она состояла из двух партий - либералов и демократов, а теперь являет собой свободный союз пяти или шести фракций.
Ситуация драматическим образом переменилась, когда в 1993 году ЛДП скинули с пьедестала и она пере­шла в оппозицию. Потом она возвращалась во власть, но в японской политике постоянно продолжаются подвиж­ки. Партии формируются, распадаются, смешиваются и отделяются в мгновение ока. Для всех уже не хватает на­званий.
За время доминирования ЛДП последовательность так и не стала отличительной чертой японской полити­ческой жизни, даже в годы стабильности, что предшест­вовали процессу радикальных изменений. В период между 1945 и 1996 годами в Японии сменилось 24 пре­мьер-министра, при среднем сроке правления в 2,1 года.
Это очень многое говорит о природе японской полити­ки, где премьерство означает лишь то, что премьер-ми­нистр - только первый среди множества равных в по­стоянно меняющейся системе раздела властного пирога. Как и во всех сферах Японии, группа - это все, а инди­вид - ничто.
ЯЗЫК
Японский язык считается самым трудным в мире. Воз­можно, для самих японцев он труден не менее, чем для всех остальных. Одна из трудностей заключается в нали­чии разных форм речи, выражающих вежливость, по­чтение и формальность. Все три тесно связаны между собой, но при этом совершенно различны.
Письменный японский и устный японский тоже су­щественно отличаются друг от друга, особенно в бизне­се. Если вы будет говорить так как пишете в деловой корреспонденции, вас примут за пришельца из прошло­го века. С другой стороны, если вы напишете деловое письмо так как говорите в обычной жизни с близкими друзьями и давними коллегами, то скорее всего получи­те уведомление об увольнении - написанное, разумеет­ся, по всей форме.
Конечно, такого сорта различия есть и в других язы­ках, но самое кошмарное в японском языке - это нали­чие своей отдельной лексики для каждого стиля речи -вежливого, почтительного, формального и неформаль­ного. Но если вы овладели этой премудростью, то сам черт вам не брат. Вы, к примеру, уже не задумаетесь над тем, как правильно пригласить гостей к трапезе. Если вы назубок помните нужные фразы и поздравительные клише по поводу смены времен года, то вам не придется ломать голову, как начать деловое письмо.
Иностранцы, изучающие японский язык, не долж­ны забывать о различиях между мужской и женской формами речи. Многие мужчины-иностранцы, говоря по-японски, вызывают смех окружающих, потому что учили язык у своих подружек-японок. Для иностранки употребление грубых мужских форм будет еще позор­ней.
Как существует множество способов выразить одну и ту же мысль или понятие, точно так же одно выражение может служить на все случаи жизни. Слово «долю» озна­чает: «спасибо», «привет», «здорово», «давненько не виде­лись», «ужасно извиняюсь», «хорошо-хорошо» - и прочее. Нет способа сказать четко «да» или «нет» - по край­ней мере так как эти слова понимаются на Западе. «Хай» чаще всего переводят как «да», однако на самом деле оно означает: «Я слышал вас и понял вас, и теперь думаю, что ответить». Иностранцы зачастую принимают «хай» за согласие, тогда как на самом деле за ним скры­вается прямо противоположное.
Есть способ сказать обыкновенное «нет» - только в тех случаях, когда отказ не вызовет обиды. Но японцы знают, когда они подразумевают «нет», даже если не про­износят его вслух «Я подумаю об этом» - это форма очень твердого отказа. А уж если японец втянет воздух между стиснутыми зубами и затем выпустит его с глубо­ким выдохом: «Са-а-а-а-а...» - это знак того, что нужно все начать сначала.
Далее письменный японский. В Японии не было сво­ей письменности, пока в 6-м веке буддийские монахи не привезли из Китая священные сутры. К несчастью для всех, очень скоро стало ясно, что иероглифы, идеально подходящие для китайского языка, где нет окончаний, абсолютно не годятся для японского письма. В итоге ре­шение было найдено: придворная знать начала говорить по-китайски, чтобы можно было записать их слова. Но это тоже сработало плохо, и в течение последующих ве­ков появился языковой гибрид: к каждому китайском ие­роглифу добавилось по меньшей мере два разных чте­ния. Они употреблялись в зависимости от контекста: когда нужно, брали китайский вариант, в других случая^ более подходил японский.
Чтобы бегло говорить и читать по-японски, нужно знать китайские иероглифы - кандзи,- используемые 8 японском языке (минимум составляет 2 ООО; образоваванные японцы знают 5 000 и даже 80 000 иероглифов, в не­которых из которых более 30 черточек). Плюс две сло­говые азбуки - хирагана и катакана: первая для запи­си исконно японских вещей и понятий, вторая - для за­имствованных предметов и иностранных имен. Но это ~ слишком простое объяснение гибридной фонетики я пиктографиии письменного японского языка.
Возможности его беспредельны, и в нем на каждом шагу ловушки и западни.
Миссионеры, пришедшие в Японию из Европы в 19 веке, были убеждены, что японский язык - это изобрете­ние дьявола, препятствующего им в их работе. Совре­менные студенты, изучающие японский, - будь то ино­странцы или сами японцы, - могут верить или не верить в дьявола, но, без сомнения, испытывают те же чувства-

 

Категория: Народы, традиции, обычаи | Добавил: magnitt (25.09.2010) | Автор: Тимур
Просмотров: 2466 | Рейтинг: 5.0/3 |
Всего комментариев: 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]