Туристический центр "Магнит Байкал"
                                                                                
                                                                                                                                   
Четверг, 17.08.2017, 05:41
Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход




Главная » Статьи » Полезная информация » Народы, традиции, обычаи


Эти странные немцы - 5

 

ПРАВИТЕЛЬСТВО И БЮРОКРАТИЯ

 

Германия не только земля страха (Angst), но и земля зе­мель. До объединения в ней насчитывалось 10 земель (Lander), а с Берлином -11, теперь же, вместе с Новы­ми федеральными землями, их стало 16.

 

Каждая земля является политически суверенным ре­гионом, обладая всеми властными и ответственными полномочиями, предоставляемыми ей конституцией, и каждая имеет в Бонне своего рода полномочного

 

представителя, наделенного правом защищать ее инте­ресы на федеральном уровне.

 

В компетенцию федерального правительства входят внешняя политика, безопасность, налоги и телекомму­никации; правительства земель отвечают за образова­ние, страхование, радиовещание и органы власти на местах. Федеральное и земельное правительства делят поровну налоговые отчисления, хотя, по закону, ни од­на из земель не имеет права быть значительно богаче или беднее другой. Если это происходит, излишки де­лятся между другими землями.

 

Высшим законодательным органом страны является бундестаг (Bundestag), то есть парламент. Он избирает канцлера (что равнозначно должности премьер-мини­стра), который, как правило, является лидером партии, обладающей большинством мест в парламенте, и га­рантирует партиям меньшинства право на получение информации и запросы в комитеты по любым сомни­тельным делам, нуждающимся в расследовании.

 

Бундесрат (Bundesrat), верхняя палата, состоит из представителей земель, хотя земли могут оказывать свое влияние и через депутатов нижней палаты бунде­стага на уровне принятия федеральных законов. Для принятия одних законов одобрение верхней палаты необходимо, для других - нет. Там, где одобрения верх­ней палаты не требуется, она может опротестовывать утвержденный парламентом законопроект и даже уст­раивать заседания комиссии с участием представите­лей обеих палат для выработки компромиссного ре­шения.

 

Немецкий суд - это, как правило, земельный суд, за исключением пяти верховных судов и федерального конституционного суда, который призван гарантиро­вать совпадение всех законов с Основным законом (Конституцией), который принимается одновременно с провозглашением Республики.

 

Президент Республики избирается раз в пять лет, и никто не может занимать эту должность дольше, чем два срока.

 

Вся система отношений земель (Lunder) с централь­ным правительством (Bund) призвана отвечать как высшим интересам всей Германии, так и интересам ре­гиональных политиков и большинства рядовых граж­дан. На местах, на уровне земель, есть много блиста­тельных и коварных политиков, которые совершенно не горят желанием выходить на федеральную сцену.

 

Бюрократия

 

Бюрократ - это бог. Безжалостный и карающий, суро­вый, мелочный и капризный, поддерживающий наци­ональное единство с помощью бюрократической во­локиты. А разве кто-то в этом сомневается?

 

ПРЕСТУПЛЕНИЕ И НАКАЗАНИЕ

 

Не удивительно, что немцы помешаны на порядке. «Порядок превыше всего» - любимая их присказка. Для того, чтобы все было в лучшем виде, немцы готовы одобрить заведомо жесткую политику и крайне суро­вые законы.

 

Неукоснительное соблюдение установленных пра­вил может привести к полному абсурду. Например, че­ловек перешел улицу на красный свет (было 2 часа но­чи и улица была пустой). На полпути он был сбит мчавшимся автомобилем, который даже не пытался притормозить или объехать его. Вызвали полицию, пострадавшего увезла «скорая помощь», а водитель сбивший его машины был просто отпущен даже без предупреждения. Единственный свидетель происшест­вия (иностранец), возмущенный увиденным, спросил полицейского, что будет с пострадавшим. Ответ полицейского: «Если он выживет, ему придется заплатить штраф 50 марок».

 

За поддержанием порядка следят разные местные органы. Если вы нахально бросили обертку от конфе­ты посреди улицы и, пытаясь улизнуть, добрались до границы соседнего региона, ваше дело передадут по­лиции той земли, на территории которой вы соверши­ли преступление.

 

Немец обязан всегда иметь при себе документы, удо­стоверяющие личность, в противном случае его могут арестовать и задержать на шесть часов, пока кто-ни­будь не принесет ему удостоверение. Если кто-то пере­ехал в другой дом, пусть даже на той же самой улице, он обязан в течение ближайших дней зарегистриро­вать свой новый адрес. Ни один гражданин Германии не может долго скрываться от длинной руки закона.

 

Немецкий закон можно сравнить с ночным кошма­ром, который постоянно тебя преследует. Один граж­данин был оштрафован только потому, что, убеждая полицейского, позволил себе при обращении к нему употребить слово «Mensch-> (дословно: «человек»). Ни­кому не придет в голову сомневаться, что полисмены тоже люди. Но полицейским следует быть очень бди­тельными, ведь если их заподозрят в том, что они об­ладают хоть малейшим чувством юмора, их просто уволят.

 

Законность и порядок действуют даже дома. Поста­новления, регламентирующие ответственность за на­рушение тишины и порядка, очень суровы и, по стан­дартам других стран, чересчур мелочны. Согласно пра­вилам, если вы живете в многоквартирном доме, то все шумы должны прекращаться после 22 часов, петь в ванных комнатах поздно ночью запрещается и следу­ет семь раз подумать, прежде чем принять ванну или спустить воду в туалете...

 

Надо быть предельно осторожным в таких деликат­ных делах, как стрижка газона по выходным, так как это может навлечь на вас неприятности со стороны соседей, а если этого не делать вообще, будет еще ху­же. Единственное спасение в том, чтобы, как говори­лось выше, неуклонно следовать правилу, что все за­прещено, что не разрешено (в отличие от Франции, где разрешено все, что запрещено, и от России, где за­прещено даже то, что разрешено).

 

Один из наиболее удручающих моментов герман­ской жизни - любовь немцев делать замечания, указы­вать, что вы сделали не так и как это делать правильно. Пытаетесь проскользнуть на красный свет? Не делайте этого. Сотни немцев заботливо помогут вам избежать столь опрометчивого шага. Это не положено. Хотите оставить детские игрушки на газоне перед домом? Не вздумайте! У всех соседей возникнет непреодолимое желание поставить вас в известность о том, что ЭТО НЕ РАЗРЕШЕНО.

 

В Германии расплодилось такое количество правил и инструкций и развелось столько неоправданной бю­рократической волокиты, что немцы внесли на рас­смотрение законопроект о дебюрократизации жизни, чтобы навсегда покончить с этим.

 

БИЗНЕС

 

Большинство немецких компаний мелкие и средние, старые и семейные. Отношения между начальником и сотрудниками близкие и дружеские. Владелец, как пра­вило, знает, что делается на всех этажах его предприя­тия, так как он сам проработал там какое-то время.

 

Отношения между предпринимателями и профсою­зами на промышленных предприятиях Германии все­гда были стабильнее и лучше, чем на промышленных предприятиях Англии. Хозяева и профсоюзы не обяза­ны быть в восторге друг от друга, но необходимость в сотрудничестве и партнерстве признается всеми. В германских компаниях все - от председателя до уборщицы - называют себя «сотрудниками» (Mitarbeitef), и это не просто риторика. Заработная плата работников, заня­тых физическим трудом, вероятно, не слишком отлича­ется от заработков администрации, и, кроме того, они имеют одинаковые права и привилегии (причем это -правило, а не исключение). Но что более важно: они рассматривают себя в качестве социальных партнеров.

 

На первое место в бизнесе ставятся серьезность и профессионализм. Родственные и прочие связи не яв­ляются основанием для приема на работу, а специали­сты не имеют права выполнять действия, выходящие за пределы их компетенции. Даже если вы доктор фи­лософии и не можете по какой-то причине занять должность на университетской кафедре, вам, по всей видимости, придется довольствоваться малоквалифи­цированной работой. Как говорится, «бизнесу против­но будет иметь с вами дело».

 

Рабочее время

 

В офисе пунктуальность соседствует с благочестием, хотя только боссам надлежит приходить на работу ра­но и засиживаться допоздна. Большинство немцев за­канчивают работу ровно в 17.00. Если вы задержитесь, это будет доказательством того, что вы не справляе­тесь со своими обязанностями (что недопустимо), ес­ли только вы не выбрали себе подходящий режим, поз­воляющий приходить позже и уходить позже, или при­ходить раньше и уходить раньше, более известный, как «скользящий график».

 

Рабочий день

 

Ваше громкое брюзжание и высказанное вслух недо­вольство даст всем, кто находится рядом, знать, что вы из кожи вон лезете, чтобы добиться доскональной скрупулезности (Grundlichkeit) в своей работе. Доволь­но скромная продуктивность вашего труда останется вне поля зрения начальства, и вы заслужите уничтожа­ющие взгляды коллег.

 

Честолюбие и конкурентоспособность поощряются, и их внешние проявления свидетельствуют о вашей работоспособности и эффективности, убеждают на­чальство в том, что вы не пытаетесь через каждые 20 минут улизнуть за сигаретами или почитать газеты.

 

На работе высоко ценятся исполнительность, ре­зультативность и квалификация. Если вы засыпаете всех докладными записками - вы, несомненно, работа­ете очень много, и вашей работой довольны.

 

В прежние времена немцы, казалось, жили исключи­тельно своей работой. С тех пор, как они открыли для себя отдых за рубежом и узнали про 101 упражнение, которое можно делать в спортивном костюме, они ста­ли менее усердны. А это, в свою очередь, вызвало об­щенациональную озабоченность и появление статей в «Шпигеле», вопрошающих «Правда ли, что мы, немцы, становимся ленивее?»

 

С редкими сборищами после работы еще можно как-то мириться, но смешение рабочих отношений с дружескими - вещь совершенно недопустимая. Вече­ринки в офисе носят вполне строгий характер. Никто не пытается втереться в доверие к другому или ущип­нуть девушку из обслуживающего персонала.

 

Чтобы не терять время попусту, немцы во время де­ловых встреч четко следуют повестке дня, в результате распорядок дня тщательно и подробно расписан.

 

Время драгоценно, время - деньги. Его преступно тратить на пустяки, и так будет до тех пор, пока кто-нибудь не придумает, как разорваться на части, чтобы все успеть, и не поделится своим открытием с окружа­ющими.

 

Женщина и работа

 

Немецкие мужчины никогда всерьез не воспринимали женщину как равного партнера по работе. Сегодня за­нятие бизнесом дает женщине возможность преодо­леть традиционное «кухня, дети, церковь» («КйсЪе, Kinder, Kirche»).

 

Женщины составляют 40% работающего населения Германии. В современной Германии женщин - членов парламента вдвое больше, чем в Англии, и предостав­ление женщинам равных с мужчинами возможностей гарантируется Конституцией. Тем не менее мужчины все еще занимают более прочные позиции. Только около 2% всех руководящих постов в промышленнос­ти и торговле занято женщинами.

 

ЯЗЫК И МЫШЛЕНИЕ

 

В глубине души немцы убеждены, что ни один иност­ранец не сможет говорить по-немецки правильно. (Они действительно уверены, что хорошо говорить по-немецки могут только жители их собственного ре­гиона. Для берлинца нет ничего более варварского, чем баварский диалект. Баварцы испытывают подоб­ные же чувства по отношению к жителям Берлина).

 

Немецкий язык необычайно гибкий и податливый, он относится к разновидности языков, в которых лег­ко приживаются новые слова - вы можете просто взять два, три или сколько угодно слов и соединить их так, чтобы вместе они составили нечто удобоваримое. Это не просто введение в употребление прекрасных новых слов; это - создание совершенно новой концепции, ко­торая, возможно, даст ключ к объяснению зациклен­ности немецкой психики на понятии страха.

 

К примеру, в парке или на автостоянке вы видите табличку: «Astbruchgefahren», содержащую в одном сло­ве целую фразу о том, что вы находитесь в зоне, где ри­скуете «покалечиться-из-за-обрушившихся-сучьев».

 

Вместо того, чтобы нанизывать сложную цепочку слов, выбросьте те из них, которые не несут смысло­вой нагрузки, и соедините оставшиеся в одно слово. Это самый распространенный способ образования на­званий правительственных учреждений и т.д.; в качест­ве иллюстрации возьмем Staatssicherheitsdienst, то есть Службу государственной безопасности ГДР, сокращен­но - «штази».

 

У непосвященного читателя печатная страница лю­бого немецкого издания вызовет оторопь. Слова не­привычно громоздкие. Газетные статьи содержат тер­мины, состоящие из четырех или пяти соединенных в одно слов, некоторые занимают по два газетных столбца. Встречаются и такие, которые по объему рав­ны целым предложениям и параграфам. Возьмите кни­ги Томаса Манна. Тысячи страниц являют собой полдюжину глав.

 

Поэтому неудивительно, что изобретательный не­мецкий язык вызвал к жизни новые слова, вмещающие в одно несколько понятий одновременно, — явление, не имеющее аналогов в других языках. Вот, например:

 

Realpolitic (реальная политика). Проведение полити­ки, направленной на достижение мирового превос­ходства или на выживание. Что это такое? «Это совсем не больно», - говорит начальник после того, как глыба весом 20 килограммов падает вам на ногу.

 

Schadenfreude (злорадство). Особый вид эмоций, чувство глубокого удовлетворения, которое буквально захлестывает при известии о несчастье другого. В ос­тальных языках, как правило, очень трудно найти эк­вивалент, способный одним словом передать заключа­ющийся в этом понятии хамский смысл. В результате очень многие европейцы употребляют именно это не­мецкое слово без перевода.

 

Weltschmerz (мировая скорбь). Представьте себе мо­розную февральскую ночь, у вас вышло из строя цент­ральное отопление, любимая команда потерпела пора­жение, на работе вам сообщили, что вы уволены, а, придя домой, вы обнаружили, что собака изгрызла ди­ван. Вот тогда-то вас охватит мировая скорбь.

 

FrOmmelei (фарисейство). Приторно-паточное бла­гочестие, источаемое теле-евангелистами, которые стараются именем Господа убедить вас срочно отпра­вить деньги на нужды евангелистской церкви, а сами постоянно «засвечиваются» во фривольных шоу. Это же слово применимо к тем, кто никогда в жизни не читал Шекспира, но в разговоре с видом знатока по­эзии называет его не иначе как «бард».

 

Kleinkariert (мелкотравчатый). Дословно: узор в мел­кую клетку на материи. В переносном смысле употреб­ляется применительно к людям, которые владеют ог­ромным состоянием, но свой отпуск проводят в бли­жайшем пригороде.

 

Zeitgeist (дух времени), точнее, Дух Времени. Пуб­личная демонстрация нескончаемого разочарования и пресыщенности жизнью. Совершенно незаменимое слово, когда речь заходит о немецком кино или музы­ке многоэтажек (Stockhausen), то есть поп-музыке.

 

Vergangenheitsbewctltigung (преодоление наследия прошлого). Вереница бесконечных препятствий, кото­рые приходится преодолевать нации, пытающейся по­кончить со своим не слишком чистым прошлым. Кто еще, кроме немцев, способен придумать такое хитро­умное словечко?

 

 

Категория: Народы, традиции, обычаи | Добавил: magnitt (24.07.2010) | Автор: Тимур
Просмотров: 1534 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]