Туристический центр "Магнит Байкал"
                                                                                
                                                                                                                                   
Воскресенье, 25.08.2019, 15:19
Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход




Главная » Статьи » Знаменитые города мира (от А до В)


Варшава - сладкоголосая сиренка Вислы - 3
Воссоздание большей части исторических памятников было окончено в 1963 г., а вот Королевский замок принял свой пер­воначальный облик только к концу 1970-х годов. Чтобы внут­реннее убранство соответствовало духу эпохи, польские ис­кусствоведы до сих пор на всех мировых аукционах скупают мебель, произведения изобразительного и декоративно-при­кладного искусства, вывезенные фашистами из страны.
На север от Старувки раскинулось Нове Място. Главная улица называлась Фрета, что в первоначальном смысле оз­начало даже не предместье — просто невозделанные поля. Поначалу здесь селились только простолюдины, но когда в Старом Городе стало тесно, Новый превратился в вереницу дворцов. Пресловутый шляхетский гонор, страстное жела­ние считаться с заслугами предков и родословной понужда­ли магнатов соперничать и в красоте своих резиденций, и строить храмы. Костелы Наисвятейшей Марии Панны и мо­настырь Сакраменток достойны того же восхищения, что и дворец Котовских. Но больше всего магнатских резиденций выстроилось как на параде к югу от Старувки, вдоль Королев­ского Тракта, идущего через Краковское Предместье. Здесь что ни здание, то архитектурный памятник: пышный дворец Радзивиллов, ставший резиденцией наместника Царства Польского, имеет интереснейшую биографию. Но варшавя­не в первую очередь расскажут веселое старинное предание, согласно которому львы, сторожившие вход, не пропускали во дворец неверных жен. А еще поведают о «разговоре» двух памятников — Коперника и Мицкевича — о том, «кто тут влез между нами»: так пренебрежительно отзывались сто­личные жители о монументе Паскевичу-Эриванскому, «ус­мирителю» восстания 1830 года.
А за дворцом Радзивиллов, в сквере, где колышется на вет­ру луговая трава и шелестят березы, в ограде из пьшгных кова­ных цветов стоит памятник Адаму Мицкевичу (1898 г., скульп­тор К. Годебский). За перегруженным атрибутами славы и писательского ремесла высоким постаментом все же не теря­ется лицо поэта — уже немолодого, измученного думами че­ловека, облик которого отразил горькую судьбу всей Польши.
На Краковском Предместье, среди пышных дворцов По­тоцких, Пшебендовских, Гнесинских, Чапских есть много мест, связанных с жизнью Фредерика Шопена. В артистич­ном дворце Чапских, где родился поэт и философ-романтик Зигмунд Красинский и долгие годы снимал квартиру извест­ный пейзажист Фогель, жил и Шопен. На хорах монастыря Визиток молодой композитор не раз садился за клавиатуру органа. В 1830 г., перед гастрольным турне Фредерик забе­жал в полюбившуюся молодежи кавярню пани Катажины Бжезиньской, чтобы попрощаться с друзьями и выпить по­следнюю чашку ее знаменитого кофе. Гастроли обернулись для композитора вечным изгнанием, и единственной свя­зью с родной Польшей оставалась варшавская земля, кото­рую он увез с собой в серебряном кубке. Эта земля была высыпана в Париже в его гроб. В Варшаву вернулось только сердце Шопена. Как народная святыня, оно хранится в про­стой урне в храме Святого Креста...
Если продолжить маршрут все тем же Королевским Трак­том вдоль Уездовских Аллей, можно попасть в дворцово-парковый ансамбль Лазенки (XVII—XVIII вв.). Здесь в ланд­шафтном парке возведен памятник Шопену работы В. Шимановского: одинокая, словно подхваченная порывом ветра, фигура над клавиатурой, под фантастическим сплетением мятущихся ветвей.
Трудно отказаться от прогулки по Королевским Лазей­кам (Купальням), которые являются любимым местом от­дыха варшавян и гостей столицы. Под плотным куполом вековых деревьев, по травянистым склонам вьются ухожен­ные тропинки. Тенистые аллеи перемежаются с лужайками. Маленький Павильон — Белый Домик — облюбовали чер­ные дрозды, пруды обжили суетливые кряквы и ленивые карпы. А белые лебеди, медленно разрезая воду, подплыва­ют прямо к ступеням дворца. С его строительством связаны имена вдовствующей королевы Бонны, Анны Ягеллонки, Августа II Сильного, Сигизмунда III, коронного маршала Станислава Любомирского. По идее последнего Лазенки должны были затмить версальские сады. Все здесь предназ­началось для удовольствия и светских развлечений. А при последнем короле Польши и крупнейшем меценате искус­ства Станиславе Августе Понятовском комплекс стал его ре­зиденцией. Помимо множества павильонов различного на­значения здесь давали представления в открытом Театре на острове, а часть Лазенковского парка отошла под замеча­тельный Ботанический сад.
И если по большей части Королевского Тракта экскурсию можно совершить в старинном конном экипаже, то в королев­скую резиденцию, которую варшавяне несколько торжественно величают «Наш Вилянув», можно попасть и на почти допо­топном поезде. Трамвайчик из трех крохотных вагончиков, который усердно тянет словно игрушечная «кукушка», — та­кая же драгоценная достопримечательность Варшавы, как и сам Вилянув — Новая Вилла (главный архитектор А. Лоцци). Когда-то здесь находилась деревушка Миланов, которую ку­пил для королевы Марысеньки влюбленный Ян Собеский (а потом он лично высадил под ее окнами розовые душистые магнолии). И в здешнем Регулярном саду, состоящем из двух парков (один в смешанном итальянском и французском сти­ле, другой — в английском), и во дворце королевы Марысень­ки можно бродить буквально целый день, открывая для себя все новые и новые подробности. К слову сказать, одна из них та, что особое место среди разнообразных дворцовых коллек­ций занимает польский исторический портрет.
Категория: Знаменитые города мира (от А до В) | Добавил: magnitt (20.04.2011) | Автор: Тимур
Просмотров: 1113 | Рейтинг: 5.0/4 |
Всего комментариев: 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]